Закладки


Поделиться

URL
***

Бизнес и общество / Экономика

10 октября 2017

Экономика разума vs экономика глупости

ec8a374843b72459a473e3e45f53cdf5.jpg

Раз в жизни меня чуть не задела крылом большая финансовая удача: мы попали на овербукинг. На рейс «Люфтганзы» билетов было продано больше, чем мест, поэтому каждому пассажиру, направлявшемуся в Москву, предлагали выбор: либо летишь сейчас, либо через два часа — с компенсацией в €200 (при цене на билет около 300). Не согласился никто. Нам на семью из четырех человек полагалась выплата в целых €800. Мы с мужем посмотрели на уставших детей, прикинули, что еще два часа придется коротать в аэропорту города Франкфурта, — и тоже отказались.

Как и все остальные, мы явили пример нерационального экономического поведения. Этот феномен исследует профессор из Чикаго, один из советников Барака Обамы, Ричард Талер, в книге «Новая поведенческая экономика: почему люди нарушают правила традиционной экономики и как на этом заработать».

Известный экономический  постулат: человек делает выбор, исходя из оптимального соотношения издержек и выгоды. Но исключения из этого правила — на каждом шагу. Например, мы покупаем что-то за 5000 рублей и вдруг узнаем, что в десяти минутах езды эта вещь стоит 4000. Скорее всего, мы решим сэкономить. А если  видим товар за 50 000 руб. и узнаем, что в десяти минутах отсюда то же самое продается за 49 000, никуда не поедем. Но почему — выгода ведь одна и та же? А почему периодически возникают скандалы с сервисами такси? Они ведь действуют исключительно рационально: в моменты пикового спроса (вечерняя пробка, снежная буря или ливень) автоматически вводят повышающий коэффициент. Однако клиенты полагают такой принцип нечестным и даже призывают к бойкоту.

Таких примеров в книге Талера множество. В любом из них основную роль играет не закон оптимизации, а «человеческий фактор»: азарт, самонадеянность, усталость, чувство справедливости. «Откуда уверенность, что мы всегда выбираем лучшее? Даже поход в супермаркет ставит семью перед выбором из миллиона вариантов. Но в жизни мы сталкиваемся со множеством гораздо более сложных ситуаций, когда речь идет о выборе профессии, ипотеки или спутника жизни. Учитывая частоту неудачных решений, сложно поддержать утверждение о том, что все они являются результатом рационального выбора», — пишет Талер.

Великие экономисты прошлого, кстати, это прекрасно понимали. Не зря ведь Адам Смит в «Теории нравственных чувств» размышлял о человеческих страстях, а Джон Мейнард Кейнс писал о процентной ставке как о «глубоко психологическом явлении». Но признавая роль человеческого фактора в частных решениях, рационалисты утверждают, что на макроуровне невидимая рука рынка все расставляет по местам. Кейнс первым обратил внимание, что акции производителей льда растут летом. С точки зрения рационалиста, это нонсенс: рыночный курс не зависит от того, жарко инвестору или холодно, хочет он глинтвейна или газировки. Однако исследования 2014 года подтвердили, что акции «сезонных» бизнесов дорожают в зависимости от погоды.

«Нужен обновленный подход к проведению экономических исследований, который признает существование и значимость Людей, а не Рационалов», — делает вывод Талер. Это не значит, что рациональные экономические основы должны быть отвергнуты. Просто их надо дополнить данными из психологии, которые позволят построить менее абстрактные, более жизненные закономерности: «Мы имеем дело и с предсказуемыми ошибками. Если они ожидаемы, то можно разработать меры по снижению уровня частоты этих ошибок». Такой подход получил название «поведенческая экономика». Оптимальные экономические решения можно мотивировать — или, пользуясь словом Талера, к ним можно «подтолкнуть». Раньше инструментами такого подталкивания были штрафы, а бихевиористы предложили другой подход. В штате Миннесота был проведен пилотный эксперимент. Налоговым должникам разослали несколько писем разного содержания: от объяснений, на что пойдут их деньги, до угроз судебного разбирательства. Но лучше всего сработала формулировка «90% налогоплательщиков Миннесоты заплатили вовремя». Позднее этот же опыт повторили в Великобритании, куда Талера пригласила партия тори. За первые недели адресаты письма-толчка заплатили на £9 млн больше, чем контрольная  группа.

Одно из главных заблуждений рациональной экономики — уверенность в том, что человек способен к финансовой самодисциплине. Но почему тогда людям так трудно откладывать на старость? Почему буксуют программы пенсионного страхования в США, хотя пенсионный капитал освобожден от налогов? Фокус-группы, проведенные Талером и его единомышленниками, выявили три главных барьера. Во-первых, людям тяжело смириться с тем, что пенсия еще вон когда, а расставаться с деньгами нужно уже сейчас. Во-вторых, откладывать приходится ощутимые суммы. В-третьих, неохота ломать голову над тем, какой план пенсионного страхования выгоднее. «Задача экономических бихевиористов — влиять на человека в ситуации выбора таким образом, чтобы он принимал выгодные для себя решения и уже сейчас это понимал», — говорит Талер. И поведенщики предложили следующее. Поскольку на отложенные пенсионные средства налогоплательщикам приходит налоговый возврат, то имеет смысл перестроить систему пенсионных накоплений так, чтобы люди могли откладывать эти возвращенные средства. Их воспринимают как подарок, поэтому с ними легче расставаться. Кроме того, подключать человека к базовой пенсионной программе (минимум 3% отчислений) нужно по умолчанию, освобождая его от бумажной волокиты. Результат превзошел ожидания: до того как в 1999 году появилась опция автоподключения работников, только половина делала выбор в пользу участия в сберегательном пенсионном плане, а когда появилась опция автоматического подключения,  доля выросла до 86%.

Книга «Новая поведенческая экономика» — это во многом история успеха идеи, которая 50 лет назад казалась абсурдной, любительской, антинаучной и которая сегодня уже признана бесспорной. Как и доказательная медицина, она основана исключительно на сборе и анализе эмпирических данных, получаемых в ходе опросов и экспериментов. Более того, традиционная экономика с ее презумпцией рационализма все больше склоняется к эмпирическим методам. Выдающийся американский экономист, теоретик эффективного рынка и лауреат Нобелевской премии Юджин Фама, который активно критиковал поведенческий подход в экономике, стал со временем более благосклонен к нему. «Мы признаем одни и те же факты, но расходимся в их интерпретации», — говорит он.

Что касается самого Ричарда Талера, то он консультирует президентов и правящие политические партии, а в 2015-м возглавил Американскую экономическую ассоциацию. Как не без юмора замечает он сам: «Сумасшедших поставили руководить больницей».


Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться


САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ