Закладки


Поделиться

URL

Бизнес и общество / Экономика

Куба в тумане: что ждет остров Свободы после Фиделя Кастро

09 февраля 2017

Фото: hbr.org

Куба в тумане: что ждет остров Свободы после Фиделя Кастро

Исторический визит президента Барака Обамы на Кубу в марте 2016 года вызвал в бизнес-кругах немалый ажиотаж, ведь рыночный потенциал Острова свободы сложно переоценить. Казалось, на горизонте забрезжила надежда на окончание американского эмбарго (которое до сих пор остается в силе) и дальнейшее улучшение экономических условий в стране.

Увы, в последующие месяцы Куба так и не смогла серьезно продвинуться по пути либерализации экономики, столкнулась с финансовым кризисом, наблюдала за избранием в США потенциально враждебно настроенного президента, и в довершение всего – лишилась своего революционного лидера. Теперь неясны не только перспективы самих реформ на острове, но и степень заинтересованности в них со стороны США.

Ключевым фактором, который поможет руководителям компаний определить кубинскую «повестку» для бизнеса станет уровень понимания ими политических шагов, предпринимаемых американскими и кубинскими властями в течение ближайших двух лет.

Ограниченные возможности

Во-первых, важно помнить, почему Куба до сих пор представляет собой территорию с ограниченными возможностями для бизнеса. Вот три основных проблемы, которые в настоящий момент испытывает страна. Первая из них – это острая нехватка инвестиций, и здесь, судя по всему, без серьезных финансовых вливаний со стороны США никак не обойтись. Впрочем, для этого необходимо прекращение эмбарго. При скромных возможностях государственной финансовой системы Куба просто не в состоянии самостоятельно поднять уровень инвестиций выше текущих 10% от ВВП (что в два раза ниже, чем в среднем по Латинской Америке).

Во-вторых, перед Кубой стоит тяжелая задача – снять непосильную нагрузку со своей практически замершей, управляемой государством экономики. Из-за того, что многие предприятия зависят от государственных субсидий, Куба пытается перераспределить часть рабочей силы в более динамичный частный сектор, однако пока этот процесс идет крайне медленно.

И, наконец, значительные трудности вызывает принятая на острове система двойной валюты. Чтобы облегчить субсидирование государственного сектора, Куба использует два вида валюты: конвертируемое песо (CUC), приравненное к американскому доллару и находящееся в свободной продаже, а также кубинское песо (CUP), курс которого составляет 24:1 по отношению к доллару. Несмотря на то, что данный механизм помогает осуществлять контроль над экономикой, в то же время он подрывает конкурентоспособность кубинского экспорта и сильно ограничивает покупательную способность кубинских граждан.

Увы, без серьезных подвижек по этим трем направлениям ни о каком развитии бизнеса на Кубе не может идти и речи. Несомненно, отдельные сектора будут представлять ограниченный интерес для некоторых компаний (например, в гостиничной и телекоммуникационной отраслях), но в целом экономика будет оставаться примерно в том же безжизненном состоянии, что и в последние несколько десятилетий.

На экономическом распутье

В апреле 2016 года на Острове свободы прошел Седьмой съезд Компартии Кубы. На предыдущем съезде в 2011-м Рауль Кастро объявил о планах проведения новых рыночных реформ и привлечения иностранных инвестиций. На этот раз многие наблюдатели ожидали похожих заявлений, в том числе и возможного прояснения конкретных шагов, направленных на устранение режима двойной валюты. В действительности же меры, которые были анонсированы, имели довольно ограниченный характер, да и сам Фидель, похоже, выступил против движения в сторону большей либерализации экономики.

Впрочем, еще более показательный для анализа кубинской стратегии на ближайшие годы факт заключается в том, что это по большому счету не сильно примечательное событие происходило на фоне усугубляющегося финансового кризиса. Дело в том, что долгие годы экономика Кубы в основном зависела от субсидируемой Венесуэлой дешевой нефти, а также от доходов от товарооборота между этими двумя государствами. Однако с наступлением экономического коллапса в самой Венесуэле поставки нефти на Кубу значительно сократились, и без электричества часто остаются как важнейшие государственные предприятия, так и обычные жилые районы острова.

В этих условиях кубинское руководство стоит перед двумя вариантами развития событий, которые зависят в первую очередь от желания или нежелания Трампа поддерживать политику экономического и дипломатического сближения с Кубой. В первом случае кубинские власти смогут продолжить медленное, но стабильное движение в сторону либерализации. Если же ситуация будет развиваться по второму сценарию, то им, по всей видимости, придется сильно сократить расходы и срочно приступить к поискам альтернативных источников финансирования. Первый вариант позволит продолжить развитие уже существующих бизнесов на острове и станет хорошей предпосылкой для снятия американского эмбарго. Второй, вероятно, еще сильнее ограничит возможности для развития бизнеса в стране и приведет к затяжной экономической стагнации.

Непредсказуемый кандидат

Во время своей предвыборной кампании президент Трамп не раз заявлял, что он расторгнет «сделку» с Кубой, если та не согласится на дальнейшие уступки, в частности, на освобождение политических заключенных или на расширение активности бизнеса в частном секторе. Не прошло и месяца после избрания Трампа, как он уже пригласил в свою переходную команду двух человек, открыто поддерживающих жесткую политику в отношении Кубы (Маурисио Короне и Айлим Поблете, оба выступают против прекращения эмбарго). Подобный шаг может свидетельствовать о том, что Трамп намерен до конца следовать своей предвыборной риторике.

Впрочем, даже несмотря на эти тревожные сигналы, благодаря возросшему экономическому интересу к острову, который в значительной мере был вызван шагами, предпринятыми администрацией Обамы в последние месяцы, Трампу будет крайне непросто отказаться от всех изменений в кубинской политике Америки. Пожалуй, с политической точки зрения, куда проще будет провозгласить символическую победу в среднесрочной перспективе (например, отстоять бизнес-интересы какой-нибудь американской компании вроде Google) при почти полном сохранении стратегии Обамы. Но хуже всего для компаний, заинтересованных в кубинском рынке, будет, если Трамп решит отказаться (или будет вынужден это сделать) от ключевых политических и экономических мер, предпринятых Обамой. В первую очередь это касается снятия ограничений на поездки на остров и лицензирования компаний в сфере телекоммуникаций и финансовых услуг.

Как узнать, куда движется экономика

Принимая во внимание все эти факторы, следует признать, что краткосрочные перспективы Кубы остаются весьма туманными, и, чтобы иметь более ясное представление о состоянии дел между островом и США, компаниям следует обратить внимание на некоторые возможные ключевые события.

Станет ли Трамп приводить в действие третью статью «Закона о свободе 1996 года» (Libertad Act of 1996) в первые сто дней своего правления? Этот закон, принятый в 1996 году для ужесточения условий кубинского эмбарго, включает в себя положение, которое позволит в случае его вступления в силу открыть десятки тысяч исков в отношении кубинского правительства на предмет собственности, конфискованной после революции 1959 года. По сути, это сведет на нет любые коммерческие взаимоотношения с островом, и, вполне вероятно, отбросит развитие Кубы на многие годы, а то и десятки лет назад.

Появится ли у Кубы новый покровитель? Учитывая плачевное состояние экономики Венесуэлы, Куба может принять помощь от новых покровителей. Поддержка со стороны России или Китая может смягчить краткосрочные экономические трудности и одновременно потенциально способна подтолкнуть администрацию Трампа на прекращение эмбарго, чтобы привлечь к себе Кубу и избежать потери влияния.

Смогут ли демократы получить больше мест на выборах в Сенат в ноябре 2018 года? Несмотря на то что значительная часть республиканцев поддерживает окончание эмбарго, все же этот вопрос едва ли удастся решить без серьезного представительства демократов в Сенате.

Пойдет ли новый лидер Кубы (вступающий в должность в феврале 2018 года) по пути ускорения экономических реформ? Судя по всему, новое кубинское правительство впервые возглавит человек, не принимавший участия в революции 1959 года. Ему нужно будет на деле обрести легитимность и заручиться поддержкой народа, добиваясь экономического роста и улучшения жизни кубинцев. Это может заставить правительство ускорить процесс либерализации экономики, в том числе разрешить усиление активности в частном секторе и устранить систему двойной валюты.

Об авторах: Пабло Гонзалес Алонсо – директор по исследованиям Латинской Америки в Frontier Strategy Group, консалтинговой компании для руководителей организаций на развивающихся рынках. Алек Ли – исследователь-аналитик Frontier Strategy Group.

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться


САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ