Закладки


Поделиться

URL
***

Бизнес и общество / Этика и репутация

28 июня 2011

Образование среднее? Нет, лучшее

Для руководства любой страны нет более престижной, благородной, да и прагматичной цели, чем создание передовой системы образования — ведь хорошо образованным молодым гражданам легче выявлять и решать многочисленные проблемы, стоящие перед обществом. Мировой опыт реформирования систем образования богат, но противоречив: далеко не все, казалось бы, очевидные меры приводят к положительному результату, а отдача от значительных усилий порой разочаровывает. В то же время успех отдельных стран, провинций и городов вдохновляет. России необходимо поставить масштабные, по-здоровому амбициозные цели в совершенствовании системы образования, повысить требования к школам и оказать широкую поддержку учителям, дать реальный шанс инновационному образованию и создать лучшую в мире систему обучения одаренных детей.

Стратегический императив

Лидеры многих стран рассматривают совершенствование образования как важнейшую задачу. Тому есть множество причин. Все усиливающаяся глобализация рынка талантов дает дополнительные конкурентные преимущества государствам, занимающим лидирующие позиции в этой сфере. Сильная школьная система позволяет решить ряд социальных проблем: образованное, культурное население менее подвержено порокам. В обществе развитых людей ниже преступность и склонность к нездоровому образу жизни, уровень бедности и асоциальности.

Для России вывод системы образования в мировые лидеры — не просто благая цель, но стратегический императив. Занижать планку чрезвычайно опасно по нескольким причинам. Во-первых, учитывая ухудшающуюся демографическую ситуацию, невозможно поддержать высокие темпы экономического роста без быстрого увеличения производительности труда. А увеличить ее можно только с грамотными и готовыми к восприятию нового трудовыми ресурсами. Во-вторых, диверсификация и инновационное развитие экономики требуют специалистов высокой квалификации. В-третьих, в России существует клубок внутренних проблем, связанных со сложной национальной, конфессиональной и культурной экосистемой, дефицитом национальной идеи и подчас ущемленной национальной гордости, — и разрешить их поможет ставка на образование. Выход в лидеры в высшем и среднем профессиональном образовании невозможен без передового среднего образования. Исследования показывают, что знания, недополученные в детские и подростковые годы, крайне сложно «добрать» во взрослой жизни. Средняя школа отвечает не только за обучение основным дисциплинам, но и за общекультурное развитие, формирование системы моральных ценностей, интереса к знаниям, способности трудиться и учиться. Важнейшая функция средней школы — обеспечить равные возможности выходцам из разных социальных слоев, поддерживать школьников, чьи семьи в меньшей степени способны стимулировать их развитие, а также выявлять и целенаправленно обучать наиболее одаренных детей, в какой бы части страны они ни жили, — тех, кто в будущем составит интеллектуальную и творческую элиту России. В период рождения новых инициатив и многочисленных дебатов об образовании в России критически важно не снижать планку, ставить целью именно выйти в мировые лидеры. Неудачи последних лет не должны демотивировать, пораженческий взгляд опасен и вреден.

У России есть все необходимые условия для достижения самых высоких целей в сфере образования — вплоть до лидирующей позиции. Наша стартовая позиция не так уж и плоха. У советской системы среднего образования, несмотря на ее избыточно директивный характер и идеологическую нагрузку, было много достоинств. Это и тщательно проработанные «коллективом авторов» курсы дисциплин, ясная система ценностей, и однородность организации образования по всем городам и весям, и система спецшкол для одаренных учеников. До сих пор российская экономика держится на профессиональных и академических школах, созданных старшим поколением хорошо подготовленных специалистов. Однако XXI век требует нового подхода к реформам в среднем образовании, базирующегося на глубоком понимании современной ситуации и знании лучших мировых достижений.

Дифференцированный подход

В ситуации, когда ставится задача быстро достичь значительных результатов, необходимо изучить лучший применимый опыт и выстроить собственную программу действий, будучи детально информированным о чужих успехах и трудностях. Компания McKinsey недавно завершила широкомасштабное исследование школьных систем разных стран и регионов. Все они в ходе реформ перешли на новый уровень качества. Каждая совершила свой прорыв, причем с разных точек старта.

Все участвовавшие в исследовании школьные системы были разбиты на четыре градации (низкая, средняя, высокая, отличная) — в зависимости от результатов, показываемых учениками на стандартных тестах (см. врезку). Существует еще более высокая градация — «выдающаяся», но ее пока не достигла ни одна система образования в мире. В ходе исследования удалось выявить набор мер и принципов, обеспечивших быстрый (всего за несколько лет) и устойчивый результат. Школьные системы, находящиеся на одном уровне, достигали успеха примерно одними и теми же методами — вне зависимости от географического региона, уровня ВВП и исторического контекста.

А вот для разных уровней «сработали» совершенно разные методы. Более того, оказалось, что успешные реформаторы сильных и слабых систем принимали прямо противоположные меры. Слаборазвитые школьные системы удалось существенно улучшить с помощью централизованного администрирования: введения стандартов, дополнительной подготовки, помощи учителям и простой отчетности, включающей несколько количественных показателей. Совсем иные меры: децентрализация принятия решений и расширение полномочий школ — позволили улучшить продвинутую систему образования.

Детальных и надежных данных о российской системе образования явно недостаточно, но в целом по результатам национальных и международных тестов (в том числе по программе PISA) наша страна находится на третьем, то есть хорошем по шкале McKinsey уровне. В то же время ни для кого не секрет, что в России существует огромный разрыв как между лучшими и худшими школами, так и между целыми субъектами федерации. Лучшие российские школы — настоящие «Гималаи» среди мировых школ. А наиболее слабые — скорее типичны для стран со средним и низким уровнем школьного образования. Такая неоднородность российского ландшафта создает немало трудностей для органов государственного управления, взявшихся за создание и реализацию программы совершенствования: ведь, как уже было сказано, рецепт улучшения зависит от уровня развития. Перед национальной системой образования стоит как минимум три задачи.

Подтянуть отстающих.

Необходимо поднять худшие регионы и школы (20% от общего количества) до среднего уровня. Эта мера — сложная в реализации — даст огромный социальный эффект, так как она напрямую направлена на обеспечение равных возможностей. Прежде всего, следует выявить наиболее слабый сегмент системы и направить туда адресную помощь, возможно, применяя методы директивной педагогики, то есть детально проработанные курсы по предметам и предписанные методики преподавания. Нужно внедрить и активно использовать систему тестирования на промежуточных уровнях обучения. Это позволит своевременно заметить самые слабые школы и учителей-предметников, объективно нуждающихся в помощи. Ранняя диагностика проблем, как и в медицине, даст шанс на их устранение.

Повысить средний уровень эффективности системы.

Поскольку российская школьная система в целом по шкале McKinsey находится на высоком уровне развития, целесообразно посмотреть, как именно реформировали образовательные системы схожие по уровню достижений. Исследование подсказывает: главным направлением реформ должно стать повышение требований к учителям и директорам школ, их поддержка, профессиональное развитие и мотивация.

Дать реальный шанс инновационному образованию.

Со стороны органов государственного управления это потребует особого подхода. Что и как преподавать в экспериментальных школах? Как часто инспектировать лучшие школы и какую отчетность требовать? Нужны ли для них иные, по сравнению с обычными школами, принципы государственного финансирования? Как они могут зарабатывать деньги и на что тратить? Необходимо организовать обмен опытом и наставничество. Без масштабного развития инновационного компонента национальная система образования не может претендовать на мировое лидерство. В России представление о том, что учитель и школа обязаны дать каждому ученику определенный набор знаний и навыков, разделяют не все. Нужно отстаивать принципиальную позицию: хорошие знания по каждому предмету необходимы каждому ученику, и школа ответственна за их обеспечение. О качестве работы школ можно будет судить, только если мы научимся постоянно отслеживать результаты.

Оценка качества

В корпоративной среде система ответственности (или оценки качества) — необходимый и широко распространенный инструмент управления. В ее основе лежит набор ключевых показателей эффективности, в основном количественных, но все чаще и качественных. Они используется для оценки результатов работы подразделений, руководителей и сотрудников. Исторически в государственных органах и в исследовательской среде возникали дебаты о том, насколько показатели эффективности применимы к педагогическому труду и могут ли они устойчиво улучшить образование.

Многие утверждают, что перенести этот инструмент из бизнеса в школу невозможно, так как количественно оценить работу учебных заведений и отдельных педагогов нельзя. На предпринимаемые в разных странах попытки формализовать оценку учителей и директоров профессиональное сообщество реагировало негативно. Успешно внедрить систему показателей в педагогический процесс редко кому удавалось. В то же время оказалось, что оценка качества присуща каждой из наиболее успешных образовательных систем. Золотое правило Джека Уэлча «начни измерять показатель, и он сам улучшится на 30%» работает далеко за пределами сферы бизнеса. В образовании оценка качества дает ряд неоспоримых преимуществ. Для учителей она становится индикатором результатов их труда и поэтому подталкивает к постоянному совершенствованию, поиску и распространению лучшего опыта.

Это расширяет возможности профессионального роста, поднимает престиж профессии педагога в обществе. Для родителей прозрачная оценка качества в образовании устраняет большую проблему, известную как асимметрия информации. То есть попросту повышает их осведомленность о качестве подготовки детей и облегчает выбор учебного заведения. Наконец, для общества в целом объективная оценка школ — элемент социальной справедливости. Прозрачность результатов, равные стартовые возможности для всех детей делают школу предметом национальной гордости. Немаловажно, что система оценивания образовательных учреждений особенно нужна, когда общество ждет быстрых улучшений. Трудности и сопротивление при внедрении системы измерения результативности неизбежны, и мы столкнулись с ними уже на первом этапе — когда государство начало оценивать полученные в школе знания в форме единого госэкзамена выпускников. Тем не менее проводить государственные испытания необходимо, и не один, а несколько раз за курс средней школы.

В Англии, например, все ученики проходят государственное тестирование начиная с 11 лет. Их результаты по таким предметам, как математика, английский язык и естествознание, публикуются по каждой школе отдельно. Это позволяет дифференцированно оказывать поддержку школам и более своевременно и эффективно распределять ресурсы. Но даже если показатели школ по разным предметам не публикуются, их все равно сообщают директорам и учителям. Это оказывает сильнейшее стимулирующее воздействие. У оценки качества, построенной только на государственном тестировании, есть ряд ограничений. Она может излишне сфокусироваться на измеряемых результатах и не учесть, например, работы педагогов по воспитанию у учеников личностных качеств, творческих и лидерских навыков. Кроме того, непродуманное использование, даже просто открытое распространение итогов тестирования может вызвать демотивацию школ и учителей. И все же нельзя ожидать быстрого успеха российской системы образования без развитой, детально проработанной и повсеместно внедренной оценки качества работы педагогов и школ.

Роль учителя

В течение последних десятилетий многие развитые страны предпринимали серьезные попытки усовершенствовать свои системы среднего образования. Однако результаты были нулевыми и даже негативными — согласно ряду национальных и международных оценок в большинстве стран ОБСЕ. Это удивительно, если учесть масштаб и качество подготовки образовательных реформ в развитых странах. Совершенствование коснулось практически всех аспектов среднего образования — содержания учебных курсов и школьного управления, практики государственного тестирования и инспектирования учебных заведений, структуры управления системой образования и взаимодействия школ с родителями. Наконец, практически повсеместно увеличилось финансирование, в частности, иногда сокращали размеры классов. И все же результат оказался гораздо ниже ожиданий.

Исследования факторов, влияющих на уровень знаний учеников, выявили, что главный из них — качество преподавания, то есть конкретного учителя. Это кажется самоочевидным, но, если посмотреть, куда направлялись и направляются огромные средства и усилия по совершенствованию систем образования в мире, легко понять, почему так мало примеров успеха. Учитывая масштаб и неоднородность российской системы среднего образования, необходимо найти способ оказывать дифференцированную поддержку учителям в зависимости от стартовых условий и задач. Обобщенный опыт постоянно совершенствующихся систем образования подсказывает несколько эффективных мер. Важнейшая из них — повышение престижа профессии педагога и привлечение к преподаванию в школах лучших выпускников вузов. Международный опыт показывает, что зарплата учителей должна расти опережающими темпами и превышать уровень ВВП на душу населения. Для заполнения «горящих» вакансий в Великобритании и США массово и успешно переквалифицировали выпускников лучших университетов, получивших непедагогическую специальность. Они два года работают в школах, а затем устраиваются по специальности или продолжают учебу. Сингапур, чьи школы считаются одними из лучших в мире, добился такой популярности профессии учителя, что конкурс в педагогические вузы достиг пяти человек на место, и 90% выпускников пополняют ряды учителей. Другая важнейшая мера — аттестация учителей. Неквалифицированный педагог так же опасен, как неквалифицированный врач, и общество должно обеспечить профессионализм всех работающих учителей. В некоторых американских штатах учитель проходит пять степеней сертификации, причем первые две степени он должен одолеть достаточно быстро: по 2—3 года на каждую. Не подтвердил за это время свою квалификацию — ищи себе другую работу. Методика аттестации учителя очень важна. Само по себе ни хорошее университетское образование, ни стаж, ни пройденные курсы повышения квалификации не гарантируют требуемого уровня профессионализма. Результаты тестирования учеников тоже не могут быть единственным показателем квалификации учителя.

Правильно оценить работу педагога можно, только собрав разные данные: результаты тестов и экзаменов учеников и работы школы в целом, оценка со стороны соратников по цеху, отзывы школьников и их родителей, наблюдения опытных педагогов. Чтобы стать хорошим учителем, необходимы усилия и время. Нужно окончить вуз, освоить профессию, выработать свои методики и стиль преподавания. Если педагог все время проводит в классе, его возможности повысить квалификацию ограничены. Поэтому лучшие системы образования создают такие возможности, выделяя на это до ста часов в год. Речь идет не только о классах для взрослых, но и о форумах, на которых обсуждаются методики преподавания, о совместной работе по развитию новых педагогических подходов, общении с коллегами, менторской поддержке. В последние годы все большую роль играют виртуальные методы коммуникации. Важная фигура в ряде систем среднего образования — учитель-наставник.

В Великобритании до 5% учителей получают такой статус. Они тратят 80% своего времени на преподавание, а оставшиеся 20% — на подготовку мастер-классов и методических материалов, консультацию других учителей, наблюдение за их работой, организацию дополнительной подготовки молодых педагогов. В Сингапуре старший учитель-специалист разрабатывает новые методики и анализирует результаты, достигнутые учителями и школами, определяя приоритетные меры по дальнейшему совершенствованию работы. Лучшие системы среднего образования никогда не оставляют учителей без внимания, постоянно отслеживают и анализируют их достижения. В некоторых американских штатах школы ежемесячно составляют отчеты, основанные на тестировании учеников. Они показывают распределение детей по уровням подготовки и позволяют учителям и директорам школ быстро реагировать на возникающие проблемы. Преимущество этой внутренней отчетности в ее привязке к общенациональным стандартам, которая обеспечивает объективность оценки и дает хороший ориентир учителю. В российских школах развитая система тестирования нужна, чтобы выявить наиболее проблемные зоны и направить туда дополнительные усилия.

Новые «Гималаи»

Уровень школы определяется ее лучшим и худшим учениками; уровень системы образования — ее лучшей и худшей школами. К счастью, лучшие российские школы действительно находятся на высоте. В России существуют давние традиции обучения особо одаренных детей. Предметные спецшколы были распространены еще в советское время. Их ученики получали позитивный заряд на всю жизнь — эффект создавался как за счет объединения способных и заинтересованных школьников в более или менее одноуровневые группы, так и за счет продвинутых, специально созданных программ обучения. Особую роль играли школы-интернаты при ведущих вузах — в них талантливые дети со всей страны получали соответствующее их способностям образование. Этот элемент отечественной образовательной системы сыграл огромную роль в формировании интеллектуального ядра общества, особенно в области естественных наук.

К образованию одаренных детей в мире отношение неоднозначное. Например, в скандинавских странах и в Швейцарии превалирует эгалитарный подход и государственной системы обучения одаренных детей практически не существует. Причина тому — этические нормы. В англосаксонском мире нишу элитного образования заполняют частные школы и школы при университетах. Ряд стран в последнее время значительно увеличил поддержку одаренных детей. Это объясняется и стратегическими целями государств, соображениями конкурентоспособности экономики, в которой человеческий капитал играет все большую роль, и убеждением, что дифференцированное образование обеспечивает право одаренных детей на соответствующие учебные программы и никого не ущемляет, особенно если и общее образование находится на хорошем уровне. Интересно, что в некоторых странах специальная подготовка предлагается не только одаренным детям, но и их родителям. Тем самым объединяются усилия школы и семьи в воспитании наиболее способных. Государственные системы обучения одаренных детей, созданные в разных странах, различаются по масштабу и охвату предметов. Так, например, в Японии и Корее дифференцированное образование получает менее одного процента детей, в Сингапуре — до 5%, Малайзии и Великобритании — до 10%.

Большинство систем дифференцированного обучения школьников имеет естественно-научное направление. В некоторых странах есть также музыкальные, художественные и спортивные спецшколы. Для России в сфере образования одаренных детей открытым остается вопрос его доступности. Нет сомнения, что талантливый ребенок, проживающий в Москве, Санкт-Петербурге, сможет найти свою спецшколу. А вот для того, чтобы найти и привлечь в систему дифференцированного образования молодые таланты из глубинки, потребуются целенаправленные усилия. Развитие системы обучения одаренных детей и поддержка инновационного образования — сложная задача для органов государственной власти. Принцип «не навреди» здесь должен применяться повсеместно. Один из выводов исследования McKinsey заключается в том, что на отличном уровне развития все возрастающую роль в преобразовании самой системы должны играть учителя и школы. А роль руководящих органов сводится к обеспечению прозрачности результатов и процессов и реализации широкой программы оказания поддержки школам и учителям путем создания условий для обмена опытом, коллективного творчества в методической области, профессионального роста и самореализации.

На пути развития российской системы образования есть серьезное препятствие: само общество не обеспечивает полноценного спроса на высокое качество обучения. Главная причина падения интереса — коррупция. С нею связанно отсутствие здоровой конкуренции. Если для того, чтобы достичь успеха, не надо быть высококлассным специалистом, обладать отличными знаниями и навыками, то зачем стремиться к получению самого лучшего образования? В среде, где успех, работу, состояние можно получить не столько за счет навыков, сколько за счет связей и взяток, а материальное положение однозначно ценится выше, чем уровень образования и культуры, сложно заставить себя учиться. Школьники и студенты могут поддаться искушению минимизировать усилия по приобретению знаний, ограничиваясь формальными оценками. Отсюда такие явления, как списывание, взятки за экзамены и покупка дипломов и аттестатов — дикость для любого цивилизованного общества.

При реальной конкуренции компании начнут искать лучших специалистов и тем самым создадут спрос на отличное образование. Поэтому любые рассуждения на высоком уровне о том, что хорошие знания по всем предметам, возможно, не нужны всем школьникам, равно как и попытки частично переложить ответственность за образование детей со школы на родителей — крайне вредны. Россия может и должна создать одну из лучших, а возможно, и лучшую систему образования в мире. Для этого у нас есть неплохие стартовые условия, потребность, обусловленная необходимостью обеспечить устойчивый экономический рост и диверсифицировать экономику, и наконец огромное желание достичь мирового лидерства в сфере, не связанной с нефтью и газом, которая позволит гражданам России жить лучше и гордиться страной и ее новыми достижениями. Совместно эти системы прошли через i от низкого до отличного уровня развития Отличный IН Высокий 1. Уровень развития системы определялся на основании среднего значения по универсальной шкале среди тестов, предметов и возрастных групп в определенный год. Также учитывали прогресс в пределах одного уровня (например, Англия достигла роста показателей в рамках высокого уровня развития, но не перешла на следующий) 2. Уровни развития: Выдающийся > 560 (ни одна система в нашей выборке не попала); Отличный 520—560; Высокий 480—520; Средний 440—480; Низкий < 440 3. Не существует сравнимых данных за некоторые промежутки времени, поэтому системы были отнесены к тому или иному уровню предположительно Среди систем общего среднего образования, проводивших реформы, была выявлена группа лидеров — они продемонстрировали стабильное улучшение показателей успеваемости учеников Изменение результатов начиная с 2000 года Англия, Бостон, Гонконг, Корея, I Латвия, Литва, Лонг Бич, Онтарио, Польша, Саксония, Сингапур. Австрия, Словения, Бельгия, Болгария, Бразилия, Венгрия, Германия, Греция, Дания, Израиль, Исландия, Индонезия, Иран, Ирландия, Италия, Испания, Канада, Колумбия, Кипр, Лихтенштейн, Люксембург, Малайзия, Марокко, Мексика, Нидерланды, Новая Зеландия, Норвегия, Португалия, Румыния, Россия, Словакия, США, Таиланд, Тунис, Турция, Франция, Финляндия, Чехия, Швеция, Швейцария, Шотландия, Япония 1. Унифицированная шкала, комбинирующая нормализованные результаты тестов TIMSS, PIRLS, PISA, NAEP

<a href="#ssylka1" name="prim1">1.</a> Унифицированная шкала, комбинирующая нормализованные результаты тестов TIMSS, PIRLS, PISA, NAEP
1. Унифицированная шкала, комбинирующая нормализованные результаты тестов TIMSS, PIRLS, PISA, NAEP

Уровни развития систем среднего образования


1. Уровень развития системы определялся на основании среднего значения по универсальной шкале среди тестов, предметов и возрастных групп в определенный год. Также учитывали прогресс в пределах одного уровня (например, Англия достигла роста показателей в рамках высокого уровня развития, но не перешла на следующий)
2. Уровни развития: Выдающийся > 560 (ни одна система в нашей выборке не попала); Отличный 520—560; Высокий 480—520; Средний 440—480; Низкий < 440
3. Не существует сравнимых данных за некоторые промежутки времени, поэтому системы были отнесены к тому или иному уровню предположительно Назад к тексту

Инфографика


Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться


САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ