Закладки


Поделиться

URL
***

Бизнес и общество / Этика и репутация

Аморальная история: как завышенные цели портят сотрудников

12 июля 2017

Аморальная история: как завышенные цели портят сотрудников

Когда в 2001 году обанкротилась Enron, одна из самых больших энергетических компаний мира, ударная волна от этого события прошла по всему корпоративному миру. Откровения о систематических подлогах, обмане и коррупции по всей организации вскрыли разрушительные последствия аморального поведения в бизнесе. Скандал вокруг Enron породил основополагающий вопрос о причинах возникновения (и даже укоренения) подобного поведения. Одна из причин, которую назвали как независимые эксперты, так и должностные лица самой организации, — способ постановки задач в Enron. В компании было принято ставить сотрудникам очень трудные и конкретные цели, что и стало ключевой причиной неправильного поведения.

Постановка целей – один из оправдавших себя инструментов, который управленцы используют для повышения мотивации и эффективности сотрудников. Цели — неотъемлемая часть большинства процессов оценки эффективности сотрудников, их выполнение обычно связано с зарплатами, премиями и вознаграждениями. И в то же время амбициозные цели связаны с безнравственным поведением — не только в случае с Enron и другими корпоративными скандалами, но и во все большем количестве академических исследований. Они показывают: когда люди получают конкретные и сложные задачи, это часто побуждает их к обману или попыткам ложно представить результаты своей работы. Это вдохновило нас на более тщательное исследование связи между постановкой целей и аморальным поведением. В частности, мы хотели разрешить очевидный вопрос: если завышенные цели заставляют людей вести себя неэтично, почему же эта управленческая практика все еще популярна в бизнесе? И если постановка особых и сложных целей настолько распространена, то почему аморальное поведение не встречается еще чаще?

Мы предполагаем, что ответ кроется в личностных различиях. Хотя некоторые люди, перед которыми ставятся завышенные цели, возможно,  будут действовать нечестно, есть и другие, которые устоят перед искушением.

Чтобы проверить нашу гипотезу, мы провели эксперимент. Черта характера, на которой мы сосредоточились, — склонность к оправданию аморального поведения, то есть способность представлять неэтичный поступок так, будто он совершается ради чего-то ценного или с учетом моральной стороны дела. Мы предположили, что люди с высокой склонностью к оправданию аморальных поступков могут использовать рабочие цели как предлог для безнравственного поведения, а те, у кого такая склонность ниже, не будут рассматривать амбициозные цели как причину для обмана.

Для нашего онлайн-исследования мы привлекли 106 сотрудников, работающих полный день на разных должностях и в разных отраслях. Все участники прошли тест на склонность к самооправданию, в котором они должны были оценить уровень своего согласия с утверждениями вроде «Можно приукрасить правду, чтобы компания не попала в сложное положение» по шкале от одного («Совершенно не согласен») до пяти («Полностью согласен»). Более высокая оценка в тесте показывала более высокий уровень оправдания аморального поведения. Затем участники прошли два теста на неэтичное поведение. Половине из них мы дали амбициозные и конкретные цели, к которым они должны были стремиться во время теста, а остальным просто сказали работать как можно лучше. Это исследование было недавно опубликовано в Journal of Business Ethics.

В одном из тестов мы попросили участников пройти трехэтапное задание из анаграмм, в котором они должны были составить разные слова из цепочки букв. Мы ложно информировали их, что мы не сможем посмотреть их ответы и доверяем их сведениям о том, сколько слов они смогли составить. Это дало людям возможность обмануть, преувеличивая количество составленных ими слов.

Мы обнаружили, что те участники, которым дали конкретную цель – составить девять слов из каждой цепочки букв (уровень сложности, с которым, по нашим подсчетам, могло справиться 10 процентов лучших), были более склонны преувеличивать свой результат, чем те, кому просто сказали «работать как можно лучше». Но это произошло только с теми, у кого был высокий результат в тесте об оправдании аморальных поступков. Участники, склонные оправдывать неправильные поступки и получившие конкретные задачи, преувеличили свои результаты в среднем почти на пять слов в течение трех этапов задания. Люди с небольшой склонностью оправдывать обман, не лгали о своих результатах, даже получив конкретные цели. Другими словами, только люди, оправдывающие неэтичное поведение, использовали завышенные цели в качестве предлога к обману. Результаты свидетельствуют, что, хотя постановка целей действительно может иметь отрицательное влияние на этику в организации, этому эффекту подвержены лишь наиболее нравственно неустойчивые личности.

Однако в нашем втором эксперименте мы обнаружили, что конкретные цели способны увеличить готовность субъекта действовать неэтично независимо от уровня оправдания аморального поведения. Мы попросили участников объяснить, как бы они отреагировали на достаточно реалистичный бизнес-сценарий. Каждый человек выступал в роли менеджера по продажам и отвечал на серию вопросов о бизнесе, в котором он «работает». В каждом вопросе участники должны были выбирать между безнравственным поступком, который приносил финансовые выгоды или помогал избежать потерь (сокрытием от покупателей информации об уменьшении долговечности продаваемой продукции), и этичным поведением, которое оказывалось менее прибыльным (но клиенты при этом получали правдивую информацию).

Мы обнаружили, что участники, перед которыми была поставлена конкретная задача по объему выручки, в два раза чаще склонялись к неэтичными методам ее достижения, чем те, у кого цель была неконкретной, независимо от их уровня оправдания безнравственности. Это означает, что даже люди, которым не свойственно оправдывать обман, были более предрасположены к какому-либо типу аморального поведения, когда встречались с конкретными и завышенными целями.

Почему уровень оправдания неэтичных поступков имел значение только в одном из наших опытов? Одним из вариантов ответа может быть такой: безнравственные поступки, предлагаемые нами в разных экспериментах, различались по уровню тяжести. В задании с анаграммами участники должны были обманывать по-настоящему, в то время как в бизнес-сценарии они лишь обозначили намерение действовать аморально, что можно рассматривать как менее серьезный проступок, чем реальный обман. Амбициозные цели могли стать достаточным стимулом, чтобы участники сказали, что схитрят в задании со сценарием, в но только те из них, у кого была склонность находить оправдание своему неэтичному поступку, смогли по-настоящему обмануть в задании с анаграммами.

Принимая во внимание распространение и серьезность последствий безнравственного поведения на рабочем месте, наше исследование имеет важный подтекст для организаций. Разумеется, совсем отказаться от практики постановки целей нет смысла. Однако важно уделять внимание побочным эффектам этих задач и находить способы минимизировать риски. Организации могут снять возможность для оправданий обмана, делая акцент на том, что выполнение задач вторично по отношению к соблюдению правил. Для этого этичное поведение должно стать неотъемлемой частью организационной культуры, которая призвана давать сигналы сотрудникам о том, какое поведение ценно и приемлемо. Наши результаты также показывают, что будет разумным следить за методами, которые используют сотрудники, когда они стремятся достичь поставленных целей.

Но важно помнить об ограничениях нашего исследования. В частности, чтобы сделать его достаточно практическим, мы использовали эксперименты, которые не в полной мере отражают настоящий рабочий контекст. Если кто-либо задумывается о том, стоит ли поступать неэтично в реальности, где последствия более значительны, психологические барьеры, препятствующие такому поведению, скорее всего будут значительно серьезнее, чем в контексте эксперимента. Также нельзя утверждать, что склонность к оправданию неэтичного поведения заставляет людей действовать аморально. Возможно, что люди, у которых эта черта характера ярко выражена, решили поступить безнравственно и лишь потом нашли оправдание своему поведению. Также возможно, что есть другие черты характера, кроме склонности оправдывать аморальное поведение, которые делают людей более (или менее) подверженными искушению обманывать для достижения целей. И, наконец, относительно малая выборка в нашем исследовании означает, что его повторение с бОльшим количеством людей может придать нашим выводам больше значимости.

СМИ продолжают рассказывать истории о злоупотреблениях в корпорациях, похожих на недавний скандал с искажением информации об уровне выбросов Volkswagen. Наше исследование свидетельствует о том, что такое аморальное поведение обусловлено сочетанием порядков в организации и личных качеств работников. Жизненно необходимо, чтобы ученые продолжали выяснять, какие практики и черты характера повышают риск злоупотреблений, и разрабатывать соответствующие процедурные, организационные и кадровые гарантии, способные предотвратить очередные корпоративные скандалы.

Об авторах. Колм Хили – старший консультант E&Y в Дублине, специализируется на управлении изменениями и трансформации процессов. Карен Нивен – доцент Объединенной школы бизнеса Манчестерского университета. Опубликовала более 30 журнальных статей в Journal of Applied Psychology, Journal of Organizational Behavior, Human Relations и Journal of Business Ethics.

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться


САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ