Закладки


Поделиться

URL
***

Бизнес и общество / Феномены

Боссы и экономия

10 апреля 2017

Боссы и экономия

Крупные компании платят за энергию миллионы, а то и миллиарды напрямую, и еще невесть сколько таких затрат заложено в снабжение, аутсорсинг и логистику, однако за исключением самых энергозатратных производств никто не пытается навести порядок в энергопользовании — бизнес просто платит по счетам, упуская возможность снизить риски, стать устойчивее и увеличить прибыль.

Изменение климата и глобальный контроль эмиссии CO2, истощение природных ресурсов и высокие требования к экологической ответственности, инновационные энерготехнологии и падение цен на энергию из возобновляемых источников. Эти темы овладели вниманием не только экологов, но и всего социума, и потому энергоэффективность все активнее обсуждают на деловых совещаниях. Новые тренды изменяют условия работы компаний и открывают бизнес новым рискам — но и новым возможностям.

Согласно классической теории Майкла Портера, конкурентное преимущество определяется либо низкими ценами, либо дифференциацией. Экономия на энергии может принципиально изменить вашу структуру затрат. А для потребителей, инвесторов и корпоративных клиентов все важнее становится вопрос о том, насколько компания озабочена воздействием своего энергопотребления (особенно углеродных выбросов) на окружающую среду и климат.

Чтобы понять, как фирмы выстраивают стратегии в этом плане, мы опросили топ-менеджеров компаний-миллиардеров из 145 стран и разных секторов экономики. Мы оценивали энергоэффективность компаний по 15 параметрам: в их числе официальное принятие стратегии, развертывание новейших технологий и использование передовых финансовых механизмов. Мы разделили фирмы на лидеров, середнячков и отстающих и изучили связь «энергетической зрелости» с бизнес-показателями. Этот анализ и накопленный за десятилетия энергоконсалтинга опыт помогли нам выработать правила для компаний — они помогут вам укрепить конкурентную позицию. Ниже перечислены основные шаги.

Идея коротко

ПРОБЛЕМА

Вопросы энергоэффективности стали насущными не только для защитников окружающей среды, но и для всего социума, и все активнее прокладывают себе дорогу в повестку дня деловых совещаний. Однако большинство фирм не обращают большого внимания на энергозатраты.

РЕШЕНИЕ

Компаниям необходима целостная стратегия энергоэффективности — снижающая риски, усиливающая устойчивость и создающая новые преимущества.

КЛЮЧЕВЫЕ ШАГИ

Следует заручиться поддержкой руководства, интегрировать цели по энергии в миссию и производство, отслеживать успехи на всех этапах работы, внедрять новые технологии и вовлекать заинтересованных лиц. Эти шаги не выглядят прорывными — однако систематическое приложение их к энергопотреблению компании обязательно приведет вас к прорыву.

Сменить фокус

Прежде чем мы погрузимся в рассуждения, посмотрим, что делает один из лидеров — компания Microsoft. Как и все ИТ-компании, Microsoft долго относилась к энергии как к неисчерпаемому ресурсу: включил рубильник — получил сколько надо. Однако распространение облачных вычислений и колоссальная волатильность цен на энергоносители заставили компанию задуматься. Сфера информации, коммуникаций и технологий (ИКТ) превратилась в ­крупнейшего энергопотребителя, создающего риски для экологии. Общественные организации вроде Greenpeace уже ополчились против «грязных данных», вынуждая «облачных» лидеров больше думать об окружающей среде. Все это заставило Microsoft пересмотреть свою энергетическую стратегию.

В 2011 году директор Microsoft по экологии Роб Бернард поручил профессионалам оценить экориски. Они оказались чрезмерно высокими — из-за ужесточения норм по выбросам, проблем с ценами и доступностью энергоресурсов. Чтобы снизить риски, Microsoft сформировала «энергокоманду» и поручила ей разработать план. Команде из 14 экспертов — по рынкам электроэнергии, источникам возобновляемой энергии, аккумуляторам и локальной энергетике (местному производству энергии) — было поручено создать и претворить в жизнь полноценную энергетическую стратегию. «Эти вопросы попали в фокус внимания руководства, — говорит Бернард. — Президент и финансовый директор Microsoft стали участвовать в планировании нашего энергетического будущего».

Компания начала активнее потреблять возобновляемую энергию и в целом стратегически смотреть на этот ресурс. Теперь ее подразделения вносят плату за выбросы CO2 — и эти средства идут на энергетические программы. Недавно Microsoft анонсировала планы по доведению доли энергии ветра, солнца и воды в обеспечении своих ЦОД до 50% к 2018 году и до 60% — к началу 2020-х.

Для всех ИКТ-компаний управление энергией становится неотъемлемой частью работы — и конкурентным преимуществом. Но и в других секторах с большим энергопотреблением и значительными выбросами бизнес движется по тому же пути. В частности, 35% выбросов CO2 производит сельское хозяйство. Принимая на себя ответственность, компании пищевой отрасли озаботились сокращением энергопотребления и выбросов. Например, изготовитель сухих завтраков Kellogg’s поставил перед собой план: к 2050 году снизить выбросы у себя и поставщиков на 65% и 50% соответственно.

Хотя ведущие фирмы во многих сегментах формируют энергетические стратегии, им не всегда есть на что опереться. Нередко бывает, что у компании есть продуманная и ­прописанная энергетическая политика — однако она не интегрирована в общую стратегию компании и не привязана к глобальным мегатрендам. Пять шагов, предлагаемых нами для выстраивания прочной энергетической стратегии, не выглядят прорывными, однако систематическое приложение их к энергопотреблению компании обязательно приведет вас к прорыву.


Заручитесь поддержкой руководства

Энергетическую стратегию трудно внедрить без выделенной управленческой структуры и непосредственного участия генерального директора. Отстающие компании в нашем исследовании назвали главной помехой своей работе именно отсутствие специального органа. Поддержка свыше обычно начинается с заявления гендиректора (сначала только по компании) о включении экономии энергии в миссию и конкурентную стратегию компании.

Руководителем и вдохновителем этого направления должен стать управленец высшего звена. В «грязных» производствах, оставляющих серьезный углеродный след (промышленность и нефтехимия), эту роль имеет смысл передать директору по производству, а в ИКТ и ритейле, где важны источники и стоимость энергии, — финансовому директору.

Назначенный менеджер далее собирает кросс-функциональную команду по разработке энергетической стратегии и принципов ее реализации. В команду должны входить топ-менеджеры из отделов производства, финансов, юротдела, поставок, специалисты по устойчивому развитию и руководители отделений.

В Microsoft собрали людей из юридического, финансового, экологического подразделений и ЦОД. Команда подчиняется вице-президенту по облачным инфраструктурам и операциям, а также вице-президенту по технологиям и социальной деятельности. А в компании по обработке данных ЕМС (сейчас принадлежит Dell) энергетический отдел подотчетен директору по финансам.


Включите тему энергии в описание миссии и операций

Первая задача команды — оценить внутреннее и внешнее воздействие энергопользования компании. Вот некоторые вопросы, на которые им стоит ответить: сколько энергии расходует наша компания и сколько на нее тратится? Каков вклад этих затрат в ключевые финансовые показатели — например, себестоимость продукции? Пользуемся ли мы выгодными предложениями по использованию возобновляемой энергии? Сколько углеродных выбросов производим мы и наши поставщики? Как это соотносится с ожиданиями клиентов, инвесторов и сотрудников? А что у наших конкурентов?

Ответы на эти вопросы быстро выявят возможности и недоработки в сфере энергоэффективности. Например, сетевой продавец бытовой техники может оценивать энергозатраты и потенциал экономии из расчета на единицу магазинной площади. Можно также отслеживать динамику снижения энергопотребления. Крупным ритейлерам с серьезными энергетическими программами удается ежегодно сокращать энергозатраты на 2,5—3,5%. Поскольку эти затраты исчисляются миллионами, важен каждый процент. А если аккуратно учитывать потребление углеводородов, вы заметите зависимость от колебаний цен и начнете думать о переходе на возобновляемое топливо.

Подробно изучив состояние дел, команда сможет разработать план по нескольким направлениям. Начать надо с рекомендаций главе компании — какие цели по энергопотреблению и выбросам СО2 поставить? Они должны быть агрессивными — и по величине, и по скорости сокращения выбросов, что, по мнению ученых, совершенно необходимо для смягчения изменений климата. Почти две сотни крупнейших компаний мира вместе приняли эти научно обоснованные цели. Более 80 фирм подписали глобальную инициативу RE100, предполагающую последовательный переход к 100% возобновляемой энергии. Все большее число компаний требуют аналогичного подхода и от своих поставщиков. Публичное заявление о своих целях не только подтверждает ответственность фирмы перед внешним миром, но и помогает вовлечь в задачу разные функциональные подразделения, повысить уровень ответственности и вдохновить сотрудников.

Как только цели поставлены, нужно разработать поощрительные меры для сотрудников, чтобы экономия стала приоритетом. Например, General Motors, чьи затраты на энергию составляют более $1,2 млрд в год, включила энергоэффективность в стандартные бизнес-планы — как глобальные, так и локальные. Эти планы, тесно увязанные с компенсацией руководителей предприятий, включают в себя не только производственные показатели, такие как объемы выпуска, но и энергетические и экологические — например, затраты энергии из расчета на один автомобиль. Если план по энергетике не выполнен, директор завода должен объяснить причины глобальному руководству компании. По выражению Мэри Скотт, директора по охране окружающей среды GM, «Мы делаем упор на энергоэффективность… а также безопасность, качество, экономию, реакцию на социальные вызовы».

Кроме того, энергетический отдел должен помочь вписать новую тему в стратегические процессы и приоритеты и в список рисков компании. Теперь это фактор стабильности операций и приоритет при распределении инвестиций. Johnson & Johnson и GM каждый год инвестируют в проекты по энергоэффективности и сокращению вредных выбросов $40 млн и $20 млн соответственно.

Наконец, энергетический отдел поможет связать воедино работу двух обычно разобщенных служб: закупка энергии и энергопользование. Как правило, менеджеры в первой стараются найти самую дешевую энергию, уложившись в бюджет и учтя риски, а во второй стремятся снизить потребление. Координируя их деятельность, можно сэкономить или даже получить прибыль, вдобавок сократив риски. Допустим, закупщики договорились с поставщиками о хороших условиях: тарифная ставка высокая в пиковые часы и низкая в периоды низкого спроса. Тогда отвечающим за энергопользование надо снижать потребление в пиковые периоды — за счет этого можно еще и получить выплаты от коммунальщиков. Компании также пробуют запасать энергию в менее напряженные периоды. Винодел Kendall-Jackson, например, запустила пилотную программу Tesla/EnerNOC по использованию аккумуляторов для накопления энергии, полученной от солнечных панелей. За счет этого в 2016 году удалось снизить затраты на энергию почти на 40% (экономия $2 млн!) и повысить надежность операций при рисках отключений электричества.


Паритет цен чистой и углеводородной энергии

За последние десять лет стоимость получения энергии из возобновляемых источников резко упала. Это привело к тому, что на рынке можно найти «возобновляемую» энергию по ценам ниже ископаемого топлива — и ниже розничных цен, по которым компании приобретают энергию.

УВЕЛИЧЕНИЕ ПРОИЗВОДСТВА ЭНЕРГИИ СОЛНЦА И ВЕТРА

Рост объемов производства электроэнергии в США — в основном за счет возобновляемых источников.


Отслеживайте энергопотребление на всех уровнях

Часто руководство вдруг с ужасом осо­знает, что не знает, сколько энергии тратит фирма — ни в целом, ни по каждой фабрике или проекту. Это крупная статья расходов — наряду с затратами на производство, оборудование и помещения — но при этом единственная, контроль над которой ведут спустя рукава. Зачастую это вообще «белое пятно» в структуре затрат. У большинства фирм нет систем быстрого доступа к энергетическим данным и приложений для их анализа, на основе которого можно было бы предпринять какие-то меры. В 2015 году гигант сетевых технологий Cisco установил на одном из своих азиатских заводов 1500 датчиков, получил представление о тамошних энергозатратах — и вскоре сумел снизить их на 30%. Джон Керн, вице-президент Cisco по закупкам, вспоминает: «Мы всегда тщательно следили за расходами, но не придавали большого значения электроэнергии — даже не знали точно, сколько на нее тратится». В производственной среде это частая — и от этого не менее тревожная — проблема, ведь, как подчеркивает Керн, именно энергия может оказаться самой большой (и поддающейся оптимизации) статьей расходов предприятия.

Отслеживая и анализируя энергопользование, можно найти недочеты не только в экономии, но и в производительности и качестве. Проверка «энергетического профиля» может доказать, что оборудование работает в неоптимальном режиме. Крупный производитель какао Blommer Chocolate на основе статистики рассчитывает, сколько энергии должно уйти на обжарку фунта какао-бобов. Если реальные данные отклоняются от прогноза, менеджерам понятно: что-то пошло не так. А производитель изделий для ремонта отслеживает энергорасходы по каждой продуктовой линейке (всего в его ассортименте 30 тысяч товаров), чтобы корректировать цены и обеспечивать прибыльность.

Другой способ обнаружить неэффективное энергопользование — сравнение разных предприятий. Фирма индустрии гостеприимства, например, ежеквартально сравнивает свои точки по энергетическим критериям, а потом отстающие подтягиваются, перенимая опыт лидеров. А одна сеть кинотеатров в партнерстве с производителем кондиционеров Ingersoll Rand применила предиктивную аналитику к данным о расходе электроэнергии. Это помогло оптимизировать режим кондиционирования в каждом кинозале в зависимости от времени сеанса и заполнения. Нефтеперерабатывающая компания Valero использовала недорогие счетчики энергии и аналитическое ПО для изучения данных в режиме реального времени — и это привело к экономии $120 млн только за первый год.

Риски и возможности нужно изучать по всей цепочке создания стоимости. Зачастую большая часть затрат энергии и выбросов находится вне зоны вашего контроля — у поставщиков или клиентов. Возможно, и ваши главные операционные риски, связанные с волатильностью цен и принятием новых правил, находятся извне. Многие лидеры рынка стремятся получить данные об энергопользовании и выбросах своих поставщиков, хотя бы первого уровня. Впрочем, у тех тоже далеко не всегда работают системы отслеживания энергозатрат, поэтому контроль оказывается долгой, трудоемкой и, в сущности, ручной операцией. Ряд фирм — например, Walmart — предлагают поставщикам инструменты для сокращения выбросов и затрат. Компании, которым быстрее других удастся автоматизировать и отточить работу с цепочкой поставок, сумеют взять под контроль расходы, сократят риски и получат конкурентное пре­имущество.

Полезно взглянуть и с другой стороны: а не слишком ли много энергии расходуют клиенты? В некоторых сегментах экономики конкуренция идет за сокращение энергозатрат и выбросов как раз при использовании поставляемых продуктов. Ingersoll Rand активно совершенствует и продвигает энергоэффективность своих насосов, компрессоров и рефрижераторных технологий. Для анализа и коррекции работы оборудования компания разработала интеллектуальные датчики. А Boeing совместно с клиентами переводит свои двигатели на работу с углеродно-нейтральным биотопливом (к этому сейчас идут многие глобальные авиакомпании). Большинство крупных ИТ- и автопроизводителей при разработке закладывают амбициозные параметры энергоэффективности. Эти инновации помогают снизить затраты и выделить товар из множества других, что повышает и продажи, и лояльность клиентов.


Переходите на чистую энергию и другие передовые технологии

Рынок «чистых» энерготехнологий быстро меняется, и компаниям предстоит разобраться как в них самих, так и в финансовых аспектах. Иначе вы подвергаете бизнес массе рисков.

Сейчас на энергорынках настоящий бум предложений альтернативных энергетических технологий по падающим ценам — ветряные турбины, биотопливо, топливные элементы, передовые аккумуляторы, светодиоды и более совершенные счетчики. Новейшие системы производства энергии из возобновляемых источников предлагают цены ниже, чем традиционные производители. В 2015 году при долгосрочном контракте средняя стоимость электричества, вырабатываемого новыми ветровыми проектами в США, составляла 2 цента за киловатт-час — на 5 центов меньше, чем в 2009 году. Последние солнечные проекты в таких безоблачных регионах, как Ближний Восток и Мексика, обеспечивают цену ниже 3 центов за киловатт-час.

Господдержка усиливает привлекательность альтернативных источников — но и без нее стоимость чистых технологий падала бы невероятно быстро. Общая себестоимость производства энергии солнца и ветра упала на 74 и 55%, соответственно, всего за пять лет (см. врез ­«Паритет цен чистой и углеводородной энергии»). А светодиодные лампы менее чем за десять лет подешевели на невероятные 94%! Быстро дешевеют и аккумуляторы, компенсирующие нестабильность — основной недостаток возобновляемых источников энергии.

Это снижение цен было вызвано притоком инвестиций и стремительным развитием технологий и обеспечило предсказуемый сдвиг рынка. С 2012 года более половины всей новой энергии, поступающей в глобальную сеть, получается из возобновляемых источников.

В 2015 году крупные предприятия заключили прямые договора на поставку 3,4 гигаватта чистой энергии — около 20% всего производимого объема (остальная ушла к домовладениям и коммунальщикам). По данным PwC, 85% компаний, которые покупают чистую энергию, в ближайшие полтора года планируют увеличить ее долю.

Возобновляемой энергией (особенно солнечной и ветровой) пользуется множество корпораций, а сейчас популярность приобретают и другие технологии. Одни используют тепло, полученное при выработке электричества, для систем обогрева или охлаждения. Другие (среди них GM и производитель алкогольных напитков Diageo) улавливают и сжигают метан из органических отходов (этот газ считается углеродно-нейтральным). Walmart получает энергию для более чем 50 магазинов сети с помощью топливных элементов. В распределительных центрах компании более 1000 вилочных погрузчиков работают на водороде. Home Depot недавно довела до 200 число своих магазинов, использующих топливные элементы и запасающих энергию. Авиакомпании по всему миру переходят на альтернативное топливо разных видов: твердые отходы, растительные масла, доменные газы и даже табак. Фирмы с большим автопарком, такие как USPS, FedEx и UPS, экспериментируют с автомобилями на альтернативном топливе: от электрических
и гибридных легковых машин до грузовиков на пропане, природном газе и биометане. Сообщается, что «альтернативные» автомобили UPS проехали уже полтора миллиарда километров.

Варианты финансирования. Технологии чистой энергии процветают и дешевеют — но это не значит, что внедрить их можно без детального понимания затрат и рисков, связанных с различными схемами покупки. Широко распространены соглашения о приобретении энергии (РРА). В простейшем варианте это договоренность о закупке чистой энергии (обычно солнца или ветра) по установленной цене в течение 10—20 лет. Финансовый и производственный отделы могут сомневаться в разумности подписания долгосрочных контрактов — даже по хорошим ценам. Как и любой инструмент хеджирования, РРА вы применяете на свой страх и риск: цены весьма волатильны, и даже тариф ниже сегодняшнего необязательно будет выгоден завтра.

Однако заглядывающие далеко вперед фирмы понимают, что РРА защищают не только от перепадов цен, но и от неопределенности рынка. Вот что говорит Джигар Ша, один из создателей этой модели: «Возобновляемая энергия и другие чистые технологии растут едва ли не быстрее всех в экономике… тем не менее, финансовые директора компаний чаще всего знают о механизмах их приобретения непозволительно мало».

Другие преимущества. Чистая энергия, как и новые энергетические технологии, — не только инструмент хеджирования. Прежде всего, она поможет подготовиться к ужесточению экологических норм. Сейчас под серьезный контроль мирового сообщества попало 40% всех выбросов CO2, а после вступления в конце 2016 года в силу Парижского соглашения регулирование наверняка еще усилится. Страны всего мира повышают стандарты энергоэффективности.

Из-за норм, вводящих прямые выплаты за выбросы (это может быть налог либо ограничение объемов использования энергии из углеводородов), «ископаемая» энергия становится дороже чистой. И бизнес фирм, не подготовившихся к ужесточению, непременно пострадает сильнее, чем у более прозорливых. Apple и IKEA, например, заключили контракты на покупку чистой энергии — достаточной для покрытия более двух третей своих операционных потребностей. Им новые правила не страшны.

Еще одно преимущество чистых технологий — возможность снизить риски, угрожающие стабильности работы. Такие фирмы, как Walmart, Morgan Stanley и Kendall-Jackson, используют на местах распределенную энергию (топливные элементы или сочетание солнечных панелей и технологий хранения энергии), чтобы обеспечить непрерывность работы на случай сбоев в сети.

Наконец, обязательства по переходу на чистую энергию улучшают репутацию бренда и создают конкурентное преимущество. Общественные движения все активнее вынуждают предприятия сокращать нагрузку на окружающую среду, а «чистые» бренды и продукты, как мы увидим ниже, привлекательны для всех стейкхолдеров.

ЭНЕРГИЧНАЯ РАБОТА С ЭНЕРГИЕЙ

Чтобы оценить зрелость вашей компании в области энергетических стратегий и практик, ответьте на следующие вопросы. Ответ «нет» открывает перед вами широкие возможности повышения финансовой, производственной и рисковой эффективности.

КАЧЕСТВО УПРАВЛЕНИЯ ЭНЕРГОПОТРЕБЛЕНИЕМ

Наша энергетическая политика вплетена во все процессы?

Тщательный анализ данных об энергоэффективности помогает  нам улучшать показатели?

Мы ищем новые энергетические технологии и рынки (например, меняем поставщиков и финансовые механизмы)?

Мы публично информируем об успехах в энергоэффективности сотрудников, клиентов и других стейкхолдеров?

ПОМЕХИ НА ПУТИ УПРАВЛЕНИЯ ЭНЕРГИЕЙ

У нас достаточно внутренних ресурсов и опыта?

Ответственные лица понимают, что совершенствовать управление энергией выгодно?

Вопросы энергии входят в стратегические приоритеты?

У нас есть централизованный орган по управлению энергией, продвигающий необходимые действия в этой сфере?

ПОЛУЧАЕМАЯ ВЫГОДА

Наша стратегия приносит прямую финансовую выгоду (экономию, снижение себестоимости, повышение отдачи активов)?

Наша стратегия снижает риски (например, риск несоответствия стандартам или лишней отчетности)?

Она укрепляет наш бренд как в глазах партнеров, инвесторов и клиентов, так и в глазах сотрудников?

Она улучшает наши операционные показатели?

Она снижает вред, причиняемый нами окружающей среде ­(например, выброс парниковых газов)?

Привлеките стейкхолдеров

Порой компании реализуют энергетическую стратегию: повышают эффективность использования, берут энергию из разных источников, снижают выбросы и т. д. Не хватает лишь одного: активной работы со стейкхолдерами — госструктурами, клиентами и прочими. Надо лоббировать свои интересы, чтобы энергетические и экологические стандарты не подкосили бизнес, и, обращаясь к клиентам, местным сообществам, инвесторам и сотрудникам, рассказывать об энергетической стратегии на понятном языке.

Рынки чистой энергии стремительно развиваются. Компаниям уже необязательно быть клиентами местных сетей, и они все активнее торгуются с энергосбытовыми компаниями, заставляя их конкурировать за контракты. Динамическое ценообразование, новые финансовые механизмы вроде РРА, а также поощрения — например, налоговые субсидии за повышенную энергоэффективность и инвестиции в возобновляемую энергию — все это помогает контролировать затраты. Оптимизировать свои закупки помогают «интеллектуальные сети», аккумуляторы и производство энергии на местах. У всего этого должна быть поддержка государства, законодательное продвижение мер по использованию возобновляемых источников и повышению энергоэффективности. Прямой интерес компаний — участвовать в построении динамичной и перспективной правовой системы в энергетике.

Значительные изменения происходят на местном и региональном уровне. Больше ста лет во всем мире и в США мы закупали энергию у естественных монополий — и даже с подъемом распределенного производства система коммунальных служб и единая энергетическая инфраструктура страны продолжат играть важнейшую роль в работе фирмы. Поэтому, чтобы извлечь максимум выгоды из «чистых» технологий, компаниям имеет смысл поддерживать трансформацию энергетической системы и включение в нее распределенной энергетики. Не так давно группа крупных компаний, работающих в Огайо (Campbell Soup, Owens Corning, Jones Lang LaSalle, Nestlé и Whirlpool), обратилась к законодателям штата с просьбой установить ограничения по энергоэффективности и возобновляемой энергии. И еще бизнес и власти могут вместе создавать более интеллектуальные и мощные энергосети для крупных проектов по возобновляемой энергии и развитию инфраструктуры, поддерживающей «чистую», энергоэффективную передачу.

Это колоссальная задача. Ряд энергетических компаний и некоторые штаты не дают дорогу сервисам, востребованным лидерами рынка. Бизнесу надо использовать свое ­влияние для продвижения законодательных норм, соответствующих их энергетическим стратегиям и способствующих доступу к новым технологиям и финансированию, — а если регион против, переносить операции в другой.

В прошлом году гигант игровой индустрии Лас-Вегаса MGM Resorts International уплатила штраф в $86 млн за отказ от договора с местным коммунальщиком — Nevada Power — и переход к оптовой закупке более экологичной энергии. В своем обращении к комиссии штата по регулированию коммунальных услуг фирма пояснила: «Наша цель — снизить воздействие MGM на окружающую среду, сокращая потребление и активно переходя на возобновляемые источники. Наше намерение поддерживается ростом спроса на экологичный отдых». Facebook тесно сотрудничает с энергоснабжающими компаниями — однако не скрывает, что при выборе места для нового ЦОД учитывала наличие доступа к альтернативной энергии. В общем, для изменения стандартов и политик городов и штатов в ход идут и кнут, и пряник.

Общение с клиентами, сообществами, инвесторами и партнерами. Решение MGM сменить поставщиков — ответ на экологические запросы клиентов и местных сообществ. Другим фирмам тоже стоит активно транслировать свои экоцели. Демонстрация разумного подхода к окружающей среде не только поддерживает репутацию компании в социуме, но и привлекает экологически сознательных клиентов. Можно вспомнить Iron Mountain — фирму по хранению документов и данных, которая с помощью «чистой» энергии сумела создать инновационное предложение: ее клиенты могут приобрести услуги долгосрочного хостинга с минимальным или нулевым выбросом СО2 (на энергии ветра) по привлекательной цене, обеспечив себе предсказуемость расходов и удовлетворение от заботы об экологии.

Пиар-кампании поборников энергосбережения должны посылать четкие сигналы инвесторам и партнерам. Раньше биржевых аналитиков мало заботили экологические и социальные аспекты деятельности компаний — а сегодня ситуация меняется. Например, в аналитическом отчете Morgan Stanley по рынку одежды прогнозные цены акций Nike, Hanesbrands и VF повысили именно потому, что эти компании превзошли конкурентов в «продуманности и эффективности экологической стратегии». Коммуникация с партнерами и инвесторами особенно важна там, где энергия и выбросы непосредственно влияют на затраты, риски, стабильность и эффективность компании — или ее клиентов. В частности, производитель алюминия Alcoa объясняет инвесторам, как ее продукция помогает увеличить энергоэффективность клиентам — производителям автомобилей и самолетов и строителям. В недавнем квартальном обращении к инвесторам гендиректор Walmart заявил, что ключевым фактором в усилении доверия к бренду — и повышению его стоимости — стали усилия компании в сфере устойчивого развития, в том числе переход на чистую энергию.

Вовлечение сотрудников. В реализации энергетической стратегии немалая роль отводится сотрудникам. Без них эту стратегию будет просто невозможно реализовать. Знаменитые «охотники за сокровищами» General Electric приглашают всех внимательно осмотреться, найти места, где энергия или другие ресурсы тратятся бессмысленно и придумать, как это предолеть. Компания уже провела более 300 таких «охот» на разных объектах и сэкономила $150 млн. За последние 10 лет GE удалось внедрить процесс «охоты за сокровищами» в более чем 6 тысяч фирм-клиентов и партнеров. Чтобы заинтересовать сотрудников вопросами энергии, компании поощряют их участие в разных акциях и распространяют внутри коллектива информацию об энергетических затратах и их окупаемости, чтобы побудить сотрудников соревноваться в экономии. В других фирмах проводятся занятия по проблемам энергетики.

Вдобавок информирование об энергетической стратегии компании повышает уважение людей к работодателю. Конечно, этот фактор трудно поддается измерению — однако хорошо известно, что ценности организации важны для работников, особенно молодежи (а к 2020 году поколение 1980—90-х будет составлять половину всей рабочей силы). Исследование Morgan Stanley показало, что молодые почти в три раза чаще работают на компании, разделяющие их ценности и занимающие активную экологическую и социальную позицию. Кроме того, они чаще приобретают продукцию таких компаний. Понимая это, президент Microsoft Брэд Смит охотно рассказывает об энергетической стратегии своей фирмы — в том числе через корпоративный блог. Недавно Брэд рассказал об амбициозных целях Microsoft по переводу ЦОД на возобновляемую энергию. Именно таких поступков ждут сотрудники от своих лидеров.


Что вас останавливает?

Если энергетическая стратегия обещает столько выгод и преимуществ, почему же ее внедряет так мало компаний? Наше исследование вскрыло множество помех — как реальных, так и кажущихся. Во многих фирмах данные по энергопотреблению не отслеживаются — а без этого трудно понять свои проблемы и начать их решать.

Сейчас, когда уже есть инструменты для измерения и управления расходами энергии и выбросами CO2, сбор данных не представляет такой сложности, как раньше, к тому же, как мы видели, появились надежные модели и практики управления, помогающие компаниям выявить и ликвидировать недоработки (см. врез «Энергичная работа с энергией»).

Но главная помеха — ложные представления, что энергозатраты — это данность, с которой надо смириться, потому что всерьез снижать их непозволительно дорого. Мы очень надеемся, что, прочтя эту статью, вы перестали верить хотя бы в первый миф. Что же касается второго, то топ-менеджеры из небольших фирм действительно часто убеждены, будто «экономика чистой энергии» по плечу лишь крупным, богатым компаниям: «Ну конечно, Apple, Microsoft или там Walmart могут себе позволить, а у нас денег столько нет». Но ведь фирмы-гиганты вкладываются в энергоэффективность и начинают пользоваться энергией из возобновляемых источников вовсе не потому, что у них денег куры не клюют. Нет, они занимаются этим, потому что ставят перед собой большие цели и верят в будущее.

Энергетические инициативы, как и любые другие, требуют инвестиций — порой не денежных, а временных и организационных. Однако опыт говорит о том, что все наши рекомендации вполне доступны большинству фирм — и быстро приносят значительную выгоду.


Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться
  • Алексей Санин
    03.05.2017

    Касательно важности грамотно настроенной инфраструктуры не может быть и сомнений, это во многом решающий фактор, тем более, когда все налажено: результат тоже получится выше среднего показателя в сфере.

    Касательно важности грамотно настроенной инфраструктуры не может быть и сомнений, это во многом решающий фактор, тем более, когда все налажено: результат тоже получится выше среднего показателя в сфере.


САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ