Закладки


Поделиться

URL
***

Бизнес и общество / Феномены

18 сентября 2012

Где ваш радикализм?

Что я называю парадоксом радикализма? Нам, американцам, часто повторяют, что мы потомки отважных авантюристов, больших любителей риска, решительных пионеров, тех, кто мужественно и дерзко бросал вызов текущему статус-кво, не позволявшего им создать себе будущее ярче, чем серые будни настоящего, которыми они отказывались довольствоваться.

Мы чествуем дух радикализма, высоко несем яркие цвета флагов радикалистов прошлого. Когда же доходит до дела, мы проводим дни, изматывая друг другу душу в бюрократической трясине, где добавление нового слова в слогане несуществующего персонажа, цель которого — продать как можно больше бессмысленного барахла, чтобы люди потратили деньги, которых у них нет на самом деле. И это считается рискованным.

Другими словами, мы консерваторы. Мы можем приветствовать радикализм — но в реальности мы окружаем себя банальными, тривиальными, будничными и скучными вещами.

В сравнении с великими, смелыми и совершенно возмутительными примерами в истории, наши идеи мелки, а аппетиты значительно меньше («Эй, ты уже купил это супер-пупер арахисовое масло в новом Walmart?»). Наше видение — крохотное, наши мечты еще мельче («Эй, мы собираемся стать самым роскошным отелем в мире!»), наши чувства недоразвиты, а наши эмоции притупляются. Айда в супермаркет, потому что только никчемный пластиковый одноразовый мусор заставляет людей чувствовать себя живыми.

Рассмотрим в качестве примера точки зрения на нашем национальном уровне: обе стороны спорят, как вернуться к статус-кво. Одна сторона утверждает, что увеличение расходов даст толчок восстановлению. Другая — что меньшее количество расходов даст почву для... восстановления. То есть, как бы ковыляя вернуться на круги своя, — а не совершить мощный скачок, который вывел бы нас на другой уровень существования.

Это дискуссия ведется людьми консервативными в очень узком интеллектуальном смысле: то, что они, кажется, хотят сохранить, не является подлинным консервативным политическим понятием наследия, культуры, традиций или ценностей, а просто ведет к восстановлению системы, которая делает супер-богатых еще богаче, разрушая экономику, средний класс, нашу планету и ваше будущее. Дебаты о том, как сохранить статус-кво — это удел консерваторов. Главная забота осторожных консерваторов — прошлое и настоящее, а не будущее, и, конечно уж, не открытие новых возможностей или революционное переосмысление на уровне Пикассо.

Если существует единственная идея, которая сделала Америку великой, то это вера в то, что каждое человеческое создание имеет свой жизненный цикл, и новое должно заменить старое, чтобы принести процветание и успех. Что неуклонно ведет Америку к стагнации, так это идея о том, что лучшее, что мы можем сделать в будущем, — это то, что мы смогли сделать в прошлом.

Назовите меня сумасшедшим, идите вперед с командой мечты Дика Чейни, Теда Ньюгента и Оскара Гроуча против меня, но я считаю, что мы, каждый из нас способен на большее. Я думаю, что мы способны на радикально, взрывоопасно, смешно, безнадежно, невозможно лучшее.

И я думаю, что Америка способна на это тоже. В конце концов, в течение двух веков пионеры и радикалы доказывали истории и аристократии, что можно совершить невозможное: Экономическое господство? Сделано. Самые высокие стандарты жизни в истории? Сделано. Высадка на Луну? Сделано. Средний класс? Есть. Черный президент? Есть.

Можем ли мы сказать, кто такие радикалы?

Вот лишь несколько идей, пусть не совсем совершенных, от моих героев-мечтателей и созидателей, которые могут отвечать определению выше.

Идея Пола Ромера об уставных городах — городах, которые импортируют институты из других государств — абсолютно радикальна.

Аргументы Майкла Клеменса о том, что мир без границ был бы значительно более процветающим? Крайне радикально.

Таков и пример недавнего перехода Дании на «зеленый» ВВП.

Опасные идеи Элон Маск о том, что космические путешествия могут быть организованы частной компанией.

Или идея группы «Occupy Wall Street» о радикально открытом, децентрализованном принятии решений.

Ну или идея Янси и Перри из Kickstarter — сладкая, тихая и смертельно сильная идея о том, что люди должны иметь право финансировать проекты, которые им кажутся значимыми, — а не только финансово выгодными.

Есть много других примеров зарождающегося радикализма в отличном эссе Роберта Сафьяна «Поколение Flux». Все упомянутые идеи не просто отчаянно пытаются сохранить статус-кво, но стремятся отринуть его и совершить гигантский скачок минуя границы возможного, в сферу абсолютно невозможного.

Это время для каждого из нас стать немного радикальнее. И подумать, что нам нужны лучшие способы жить, работать и играть: институты и идеи, которые радикально лучше, чем те, у нас есть сейчас, правила игры, которые позволяют сделать не микроскопические шажки в эффективности и производительности, а качественный скачок на благо реального процветания человечества.

Итак, вот мой маленький манифест для создания революционных идей.

Ищите корни. Во времена великих неудач человечество нуждается в радикальных идеях и мыслителях. Чтобы стать таковым, ищите более глубокие корни кризиса. Небольшие сбои в системе можно ликвидировать, устранив симптомы — но исторический кризис, Великая перезагрузка, как выразился Ричард Флорида, требует изменения парадигмы: ряда идей, которые бросают вызов нежно лелеемым вчера предположениям и убеждениям. Как, например, предположение о том, что вершина человеческого процветания — это стремление получить больше, быстрее, дешевле, сейчас.

Задайте новое направление росткам. Если речь идет о новой парадигме, которую вы хотите развивать, как только вы подготовили новый набор предположений и убеждений, подумайте как они будут реализованы в жизни? Радикальным идеям нужны и радикальные средства.

Переосмыслите плоды. Какой смысл в вашей радикально новой идее — в человеческом плане? Как можно кратко выразить ее? Вершина человеческого процветания не только в том чтобы иметь больше, быстрее и дешевле. Kickstarter смогли взглянуть иначе на результат: можно не только заработать несколько долларов, но и увидеть как реализуются проекты, которые вам кажутся вдохновляющими и значимыми.

Мой любимый пример — это музыка в стиле панк: музыкальная форма, которая своим скрежетом разрушила привычное буржуазное сладкоголосье и дала слово маргинальных группам, прежде бессильным, и открыла возможность выразить их недовольство.

Создавайте систему. Чтобы идея была радикальной в человеческом смысле, она должна закладывать систему, давать почву джунглям человеческого общения, а не только продавать товар или потакать низшим потребностям. Рассмотрим идею уставного города Ромера: она делает возможными новые системы, предлагая новый сценарий взаимодействий между народами.

Вы радикал? Если вас интересует только то, как продать больше мусора, забудьте об этом: вы столь же радикальны как кусок мяса в McBurger. Если ваша цель в том, чтобы заставить лучше функционировать неработающие институты вчерашнего дня, примите мои извинения, — но, возможно, вы просто еще один защитник порочного статус-кво.

Позвольте мне говорить прямо. Я не предлагаю стать радикальнее, потому что: а) это поможет вам продавать больше барахла; б) это поможет прокачать вашу репутацию как повелителя зомби; с) это немедленно вознесет вас в пантеон человеческих достижений. Все, что вы сможете заработать в этом случае — это раздражение, гнев, недоумение, презрение, немного ярости и много вопросительно поднятых бровей вокруг. Альтернатива, конечно, есть — это ваша сегодняшняя жизнь (возможно очень удобная), и так же как хорошие бюргеры и бароны прошлого, вы, возможно, вполне счастливы с этим. Если, конечно, смысл «жизни» для вас в том, чтобы быть нарядным зрителем в театре человеческих достижений, желаний, воображения, творчества, разочарования и самореализации... Если в самом деле смысл «жизни» — это пустое место для вас.

Вот в чем проблема консерватизма во времена, требующие перемен: это все равно что попросить механика немного подлатать ваши мягкие ботинки, чтобы пуститься в рискованное путешествие к краю межзвездного пространства. Конечно, вы можете продолжать носить ваши любимые ботинки, но стоит ли сомневаться что для того, чтобы совершить качественный скачок вам все-таки потребуется космический корабль.

Конечно, радикализм таит опасность. Но что еще более опасно — не иметь достаточно радикализма во время великих поражений.

Джон Лайдон, также известный как Джонни Роттен, великий панк-поэт, летописец ушедшей эпохи отчаянных поражений, жестоких разочарований, потери веры в гнилую, разлагающуюся и разваливающуюся систему, однажды сказал просто: «Не принимайте старого порядка. Избавьтесь от него». Если вы вдруг не заметили, он был не в мягких ботинках. Он пытался построить шумный, неуклюжий космический корабль, который летел прямо в сердце невозможного будущего.

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться


САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ