Закладки


Поделиться

URL
***

Бизнес и общество / Феномены

Темная сторона эффективных рынков

31 октября 2014

Темная сторона эффективных рынков

По общему мнению, эффективность с максимальной отдачей — это оптимальное, обнадеживающее состояние рынка. Любого рынка. Эффективный рынок со множеством покупателей и продавцов, с налаженным обменом информацией сам задает (а точнее создает) правильную цену и способствует оптимальному распределению общих ресурсов.

Все это, конечно, хорошо, но все хорошее я бы сравнил с лицом, подставленным солнечным лучам. Но легкие, согревающие кожу лучи непременно отбрасывают и темную тень. Тень эффективного рынка — нарастающая неустойчивость цен. А ведь не этого мы ждали от них.

Представьте себе, как развиваются рынки. Взять, к примеру, рынок кукурузы. Раньше фермеры выращивали кукурузу, свозили ее на местные рынки и продавали людям, которые варили из нее кашу или делали муку. У этих примитивных рынков были две характерные черты: во-первых, покупатели и продавцы должны были проживать недалеко друг от друга, так что эти рынки были достаточно узкими, рассчитанными на небольшое количество людей, а во-вторых, цена определяется непосредственным реальным спросом. Покупатели собираются использовать кукурузу в ближайшее время, а не хранить ее или перепродавать.

Когда же такие рынки развиваются и возрастает число покупателей и продавцов, неизбежно вступает в игру еще один участник — посредник, который налаживает отношения между покупателем и продавцом. Это тоже полезные люди: они помогают продавцам находить покупателей, и наоборот. С их участием рынок становится более эффективным. Поставщики находят покупателей, которые наиболее всего нуждаются в их товаре или услуге, и покупатели могут выбирать среди всех поставщиков нужного им товара. Все это, конечно, хорошо.

Читайте материал по теме: Как талант победил капитал

Но тут же возникают неожиданные последствия: как правило, участники такой системы начинают уже заниматься рыночными спекуляциями. Возрастает число тех, кто прикидывает будущую цену того или иного продукта. И вот уже кукуруза торгуется не на местном рынке, а на Чикагской продуктовой бирже. В первые годы ее существования важную роль играли реальные потребители продуктов. Они заключали здесь контракты с продавцами и действительно забирали себе купленную кукурузу.

Но со временем все изменилось. В наше время лишь ничтожная доля сделок на этой бирже завершается отгрузкой зерна. Подавляющее большинство сделок — это фьючерсы, учитывающие будущую цену, а не нынешнее использование товаров. Покупатели не собираются везти к себе кукурузу, бобы или свинину. Они просто делают деньги в расчете на будущую ценность этих самых товаров для гипотетических будущих покупателей.

Естественная эволюция рынков приводит не только к повышению эффективности: они уже ориентируются не на употребление, а на ожидания, то есть становятся похожи на акции, недвижимость и деривативы.

Вот почему непредусмотренным последствием подобной рыночной эффективности оказывается неустойчивость цен. Пока рынок ориентируется на непосредственное использование, цена товаров и услуг, как правило, не меняется чересчур резко за короткий промежуток времени. Цена меры кукурузы для семьи, которая употребляет ее в пищу, не изменяется из недели в неделю, потому что эти люди непосредственно используют приобретенный товар и потому что привычки сохраняются надолго. Конечно, если погода летом испортится, то цены начнут повышаться, поскольку и покупатели, и продавцы могут предвидеть неурожай.

Читайте материал по теме: Как талант стал двигателем экономического роста

Разумеется, иные стихийные события могут мгновенно вздуть цены. Когда к берегам Флориды приближается ураган, резко подскакивает спрос на фанеру, ведь всем нужно срочно заколачивать окна. Ураган миновал — и цены вернулись к норме. Но на рынках, ориентированных на непосредственное потребление, подобное случается крайне редко.

Эффективные, ориентированные на ожидания рынки гораздо подвижнее, и на то есть две причины. Во-первых, в отличие от реального потребления, ожидание ничем не ограничено. Это продукт человеческого воображения, которым управляет эйфория и страх. Нет пределов тому, как далеко и как быстро могут зайти наши ожидания, и с каждым пузырем и с каждым крахом они лишь видоизменяются, но не исчезают. Доткомовские компании и стартапы и близко не стоили той цены, которую назначали им ожидания 1999—2000 годов, не стоили они и так мало, как было им назначено изменившимися ожиданиями после краха. Это же мы можем сказать и об ипотеке летом 2008 года, и о тридцатке топовых банков из индекса Доу-Джонса в марте 2009 года.

Во-вторых, ожидания простираются далеко в воображаемое будущее. Когда арендная плата за недвижимость повышается, складывается мнение, что так и будет продолжаться до бесконечности. И рост дохода компании ожидается беспредельный, а если уж убытки, то вплоть до банкротства. То есть когда ожидания меняются, это изменение проецируется в будущее и затем начинается обратный дисконт, в результате чего заметно меняется и реальная цена. Один неудачный квартальный отчет — и ад разверзся, один удачный квартал — акции взмыли вверх.

Итак, сама по себе эффективность не сулит ни стабильности цен, ни плавной работы всего механизма: тут возможны и подскоки, и провалы. Такова уж обратная сторона эффективности и ожиданий.

Читайте материал по теме: Что потеряет общество, если бизнес перестанет быть уважаемым делом

Эта темная сторона не осталась незамеченной. Она способствовала росту целой отрасли, назначение которой к тому и сводится, чтобы эксплуатировать неустойчивость цен: это бизнес хедж-фондов. Поскольку вознаграждение хедж-фондов определяется процентом от прибыли (20% по знаменитой формуле 2&20), неустойчивость цен влияет на их доходы — чем неустойчивее, тем для них лучше. А если лучше, так стоит ли дожидаться неустойчивых цен? Почему бы не поспособствовать их неустойчивости и не нажиться на перепадах?

Тем временем немало людей продолжает работать на рынках, которые ориентированы на непосредственное потребление. Они по-прежнему производят повседневно нужные нам товары и услуги. По большей части эти производители организуются в виде акционерных компаний, акции которых тоже колеблются по милости приверженцев непостоянства. Так что пока эти компании делают то, чего мы все хотим — производят и совершенствуют все больше товаров и услуг, им приходится бороться также с большой группой влиятельных финансистов, единственная цель жизни которых сводится к тому, чтобы разогнать цены и сыграть на этом.

Вот в чем заключается темная сторона эффективных рынков: постоянные колебания цен и целая отрасль, которая эту ситуацию эксплуатирует и усугубляет.

Читайте по теме:

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться


САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ