Закладки


Поделиться

URL
***

Бизнес и общество / Феномены

Не враг, а drug: зачем сотрудники компаний принимают «умные лекарства»

28 сентября 2016

Не враг, а drug: зачем сотрудники компаний принимают «умные лекарства»

Пять лет вы руководили командой и вдруг выяснили, что ваш самый успешный сотрудник употребляет в рабочее время smart drugs – «умные лекарства», стимулирующие деятельность мозга. Ситуация не такая уж гипотетическая. Несанкционированное использование таких рецептурных средств, как «Аддералл», «Риталин» (эти препараты, прописываются при СДВГ – синдроме дефицита внимания и гиперактивности) и «Модафинил» (используется при нарколепсии), уже распространено среди американских студентов. И принимают они их не для того, чтобы увильнуть от учебы, работы и ответственности, а именно для того, чтобы работать больше и лучше.

До 20% студентов из университетов Лиги плюща уже пробовали «умные лекарства», поэтому есть основания ожидать широкого применения таких средств и сотрудниками компаний в обозримом будущем (если только это уже не случилось). Едва ли потребность в максимальных результатах исчезнет, когда студенты закончат университет. Более того, сотрудники старшего возраста могут ощутить потребность в таких препаратах даже раньше, чем молодежь. Отчет Королевского общества за 2012 год (cм. здесь) подчеркивает, что такого рода стимулирование наряду с другими способами повышения эффективности может иметь далеко идущие последствия для делового мира.

Но пока что мы не знаем об использовании smart drugs для профессиональных целей почти ничего. The Financial Times утверждает, что они «приобрели популярность среди адвокатов, банкиров и других профессионалов, нацеленных на острую конкуренцию». Еще в 2008 году издание Techсrunch назвало нарколептический препарат «Модафинил» «любимым лекарством предпринимателей». В том же году журнал Nature задал читателям вопрос, принимают ли они средства, улучшающие деятельность мозга, и каждый пятый респондент из 1400 опрошенных ответил утвердительно.

Руководители по всему миру пока что реагируют на эту проблему молчанием, однако рано или поздно им придется разбираться с последствиями применения «умных лекарств». Прежде, чем занять ту или иную позицию, нужно понять, как эти средства работают (если они вообще работают) и задать серьезные вопросы о том, как и почему возникает потребность их принимать.

Огромное количество данных свидетельствует о том, что smart drugs действуют. Мета-анализ, проведенный исследователями Гарвардской медицинской школы и Оксфорда, показал, что «Модафинил» заметно улучшает умственную деятельность людей, не страдающих от нехватки сна. Этот препарат повышает способность планировать и принимать решения, оказывает позитивное воздействие на обучаемость и креативность. Другое исследование, проведенное специалистами Лондонского имперского колледжа, показало, что «Модафинил» помогает невыспавшимся хирургам сосредоточиться, лучше планировать свою работу и менее импульсивно принимать решения. Легко представить, скольким организациям могли бы пригодиться такие преимущества. Американская армия уже начала эксперименты с «Модафинилом», в том числе контролирует его применение пилотами ВВС Индии.

Известно, что, по крайней мере, некоторые из этих препаратов с медицинской точки зрения безопасны. По словам Анны-Катарины Брем, соавтора совместного исследования Гарвардского и Оксфордского университетов, побочных эффектов при контролируемом применении ничтожно мало. После того, как это исследование было опубликовано, в СМИ начали появляться отзывы о «Модафиниле» как о первом в мире безопасном «умном лекарстве».

Раздобыть такие препараты не так уж и трудно, хотя это, конечно, зависит от вашего места жительства. Объем продаж «Модафинила» по всему миру составляет около $700 миллионов. Есть предположение, что значительная часть от этого объема приобретается не для предписанного лечения. Во многих странах smart drugs можно приобрести в интернете, но их легальный статус не везде одинаков: например, в Великобритании «Модафинил» можно купить и принимать без рецепта, а в США нет (В России «Модафинил» включен в 2012 году в список наркотических средств и психотропных веществ, оборот которых в РФ ограничен и в отношении которых устанавливаются меры контроля в соответствии с законодательством РФ и международными договорами РФ - прим. «HBR – Россия»).

Продажи лекарств, прописываемых при СДВГ, стремительно растут, в 2015 году выручка от их продаж составила $12,9 миллиардов. Эти лекарства легально приобретаются по рецепту, но среди получивших рецепт немало людей, сознательно симулирующих те или иные симптомы, чтобы достать желанный препарат. (В 2010 году были опубликованы данные эксперимента, показавшего, как трудно врачам отличить симулянтов от тех, у кого эти симптомы действительно имеются). Впрочем, если врач сочтет, что недостаточная продуктивность или стресс, вызванный серьезным проектом, – веская причина для приема лекарства, симулировать не придется.

Из-за того, что эти лекарства по большей части безопасны, эффективны и доступны, перед сотрудниками и компаниями встают серьезные вопросы.

Правильно ли принимать такие лекарства с моральной точки зрения? Не следует ли считать препараты, стимулирующие работу мозга, допингом, то есть мошенничеством?

Согласно новой политике университета Дьюка, «несанкционированное использование рецептурных средств для повышения академических результатов рассматривается как мошенничество». Но, по мнению, профессора права Ниты Фарахани, преподающей в том же университете, это непродуманная политика, поскольку «запрет «умных лекарств» не позволяет студентам самостоятельно принять информированное решение».

Журналист и социолог Малькольм Гладуэлл рассуждает так: «Суть допинга в том, что он позволяет тренироваться активнее, чем без него». Нельзя, считает он, называть студентов мошенниками, если они принимают стимулятор для более активной подготовки к экзамену. Это равноценно ситуации, в которой студент похитил бы лист с контрольными заданиями, но после этого не расслабился, а отправился в библиотеку и занимался бы впятеро усерднее прежнего.

Другая моральная проблема: стимулирующие мозг средства, особенно когда их принимают студенты университетов Лиги плюща или кто-то и без того находящийся в привилегированном положении, способствуют еще большему разрыву между разными социальными группами. Но этот же аргумент можно перевернуть и сказать, что smart drugs, напротив, помогают преодолеть разрыв между группами. В интервью New York Times доктор Майкл Андерсон пояснил, что он ставит диагноз СДВГ (по его мнению, такого заболевания вовсе нет) детям из бедных семей, которые плохо учатся – именно затем, чтобы прописать им «Аддералл».

Так или иначе, если все больше людей будут пользоваться стимуляторами, мы рискуем быть втянуты в неврологическую гонку вооружений, полагает профессор философии Николь Винсент. Так ли это плохо? Нет, говорит Фарахани: она считает повышение когнитивной функциональности социальным благом, от которого не стоит отказываться. Если мозг у людей начнет лучше функционировать, это будет в интересах всего общества: улучшится экономическая ситуация, меньше будет совершаться опасных ошибок.

Следует ли поощрять использование таких лекарств на работе? Если бы вы руководили больницей, вы бы хотели, чтобы хирург принимал подобные средства (при наличии безусловных доказательств, что они улучшают работу)? Если бы вы стали гендиректором авиакомпании, вас бы устроило, что пилоты принимают «умные лекарства» и при этом снижается вероятность аварий?

Компании и так уже много знают о своих сотрудниках. Носимые устройства и проверки здоровья (скрининг) позволяют проанализировать связь между различными видами жизнедеятельности (физическими упражнениями, сном, питанием и т.д.) и эффективностью на работе. Под тем предлогом, что здоровые сотрудники работают лучше, некоторые компании уже ввели обязательную физкультуру и наказывают тех, кто уклоняется от нее. По данным The Kaiser Family Foundation, почти половина крупных американских компаний, предлагающих сотрудникам пройти диспансеризацию, одновременно применяет финансовые стимулы, чтобы никто не уклонялся от нее.

Да, на сегодняшний день введение обязательного приема «умных лекарств» в компаниях кажется маловероятным. Но если компании решаются наказывать людей, которые не берегут свое здоровье, почему бы им, по крайней мере, в теории не попытаться поощрить прием таких лекарств, если эти средства считаются безопасными и способствуют продуктивности и прибыльности компании?

Если не брать в расчет юридические вопросы, то в принципе такая ситуация вполне реальна. Многие компании держат в штате врачей, которые проводят регулярные осмотры, в том числе тесты на наркотики, а значит им можно поручить контролировать прием стимулирующих препаратов. Организации могут включить smart drugs в уже существующие программы оздоровления наряду с диетой, физкультурой и правильным сном.

Могут ли «умные лекарства» улучшить жизнь и за пределами работы? Это, пожалуй, самый сильный аргумент против применения smart drugs: он активизирует конкуренцию внутри корпораций. А многие ведь и так с трудом проводят границу между работой и личной жизнью.

Компании, организации, целые страны вынуждены иметь дело с культурой круглосуточного труда. В Германии и Франции приняты правила, рекомендующие не проверять по окончании рабочего дня рабочую почту и отвечать на нее. Некоторые компании попытались вовсе запретить переписку по окончании рабочего дня: одна итальянская компания на неделю ввела такой запрет, в результате уровень стресса у сотрудников заметно снизился. Это неудивительно: исследование Gallup обнаружило высокий уровень стресса примерно у половины людей, имеющих привычку часто проверять почту после работы (см. здесь).

Некоторые критики полагают, что «Модафинил» – очередной симптом этой круглосуточной гонки без выходных. А если наоборот? А если вы сможете выполнять те же задачи гораздо быстрее и использовать освободившееся время иначе: провести досуг с семьей, стать волонтером, завести хобби. Представьте, что препарат поможет вам сфокусироваться и разобрать почту перед уходом с работы и тогда вы сможете нормально отдыхать дома. Иными словами, «умные лекарства» могут снижать стресс и повышать продуктивность, Теоретически это значит, что мы могли бы работать меньше времени и более сосредоточенно и продуктивно, а не много часов, но кое-как.

Трудно сказать, как руководители ответят на все эти вопросы: они связаны с большим количеством моральных и деловых дилемм. Но похоже, все больше людей начинает принимать smart drugs на рабочем месте прямо сейчас, пока мы задаем эти вопросы и ищем на них ответ. В последние несколько месяцев, занимаясь новым проектом, я побеседовал с пятью людьми, регулярно принимающими на работе стимуляторы. Все они очень успешны, финансово стабильны, в надежных отношениях и в целом довольны жизнью. Ни один не собирается отказываться от smart drugs и до сих пор они все скрывают от начальства тот факт, что принимают их. Но слухи когда-нибудь донесут эту информацию до их коллег, и если коллеги тоже перейдут на эти лекарства, этот факт ведь не придется и дальше скрывать?

Я пытался поговорить и с топ-менеджерами, имеющими опыт приема таких средств (личный или у себя в компании), но безуспешно. Есть над чем задуматься. Руководители понятия не имеют о существовании стимуляторов или они решительно подавляют любые разговоры на эту тему? Пока еще компании могут закрывать глаза на прием «умных лекарств», а руководители могут делать вид, будто в их компаниях о таком и не слышали, но вечно молчать не удастся.

Об авторе. Карл Седестром – доцент менеджмента Стокгольмского университета, соавтор книги «The Wellness Syndrom»

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться


САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ