Закладки


Поделиться

URL
***

Инновации / Тренды

Самые цифровые страны мира

03 октября 2017

Самые цифровые страны мира

С того момента, как Сергей Брин и Ларри Пейдж зарегистрировали доменное имя google.com, прошло только 20 лет. Всего 10 лет назад в Сан-Франциско Стив Джобс представил миру первый iPhone. И тем не менее за этот короткий срок цифровые технологии в корне изменили наш мир. В 2015 году на страницах HBR мы представили рейтинг Digital Evolution Index, целью которого было проследить появление так называемой «цифровой планеты», то есть смену физических взаимодействий (в общении, коммуникации на политическом и социальном уровне, торговле, медиа и развлечениях) цифровыми взаимодействиями. Мы обозначили ряд точек по всему миру, в которых эти изменения происходят наиболее быстро, а также места, где темпы перехода замедляются. Два года спустя в разных городах и странах движение к «цифровой планете» все еще происходит с разной скоростью.

Цифровые технологии сегодня

Несмотря на то, что за последние два года изменилось многое, на пути технологического прогресса все еще стоят на удивление прочные препятствия. Ниже представлены пять наиболее характерных особенностей современного цифрового ландшафта.

Цифровые технологии продолжают распространяться. На сегодняшний день число мобильных соединений превышает численность населения Земли. А число жителей планеты, у которых есть доступ к мобильному телефону, превышает число людей, у которых есть доступ к нормальной уборной. Количество межгосударственных цифровых потоков информации возросло в несколько раз, что обеспечило больше трети мирового ВВП в 2014 году. Все это происходило на фоне спада свободного обмена товаров и услуг и движения капитала между странами, вызванного рецессией 2008 года. Все больше жителей Земли получают доступ к информации и цифровым коммуникациям. Но вместе с этим у недобросовестных людей появляется больше возможностей вызывать хаос, растет масштаб их действий. Число, размер и сила воздействия кибератак увеличиваются с каждым годом.

Крупные игроки обладают огромной рыночной силой. Apple, Alphabet, Microsoft, Amazon и Facebook входят в список самых дорогих компаний в мире по рыночной капитализации. Самая дорогая неамериканская компания — китайский гигант интернет-торговли Alibaba Group. Их успех объясняется сетевым эффектом, эффектом масштаба и доминирующей позицией на рынке. Эти игроки обладают всеми необходимыми ресурсами для внедрения инновационных решений и способны влиять на темпы распространения цифровых продуктов.

Цифровые технологии изменят будущее работы. Автоматизация производства, большие данные и искусственный интеллект, использование которых стало возможным благодаря цифровым технологиям, могут повлиять на 50% мировой экономики. Того, что произойдет с нами после наступления «второй эры машин», мы одновременно и ждем, и опасаемся. Более миллиона профессий ($14,6 трлн в зарплатах) могут быть автоматизированы с использованием современных технологий. Это позволяет открыть новые пути использования человеческого потенциала, но при этом уничтожить рутинные работы и повысить уровень социального неравенства.

Цифровые рынки не равны. Политика, правовые нормы и уровень экономического развития играют существенную роль в формировании цифровой индустрии страны и ее рыночной привлекательности. Цифровой рынок Китая, страны с самым большим в мире числом интернет-пользователей (721 млн), существует почти независимо от мирового, так как большое количество крупнейших глобальных игроков на нем не присутствует. Цифровая экономика Индии с 462 млн интернет-пользователей, по мнению экспертов, обладает наибольшим рыночным потенциалом для крупных игроков. Тем не менее финансовые операции в ней осуществляются на нескольких языках и связаны с рядом инфраструктурных проблем, что, несмотря на значительные усилия властей, сказывается на функционировании цифрового рынка. В Европейском союзе 412 млн интернет-пользователей, но его рынок фрагментирован. Лидеры стран ЕС до сих пор работают над созданием «единого цифрового рынка». Во многих странах некоторые сайты или цифровые компании блокируются правительством. Да и сам доступ к интернету по всему миру далеко не равномерен: на данный момент им обладает всего около 50% мирового населения.

Цифровая торговля еще не победила наличные деньги. Согласно прогнозам, оборот мировой розничной интернет-торговли к 2020 году составит $4 трлн, то есть увеличится почти вдвое. Основным препятствием для электронной коммерции остаются наличные деньги, которые до сих пор не заменены цифровой альтернативой, несмотря на множество вариантов такой замены. В 2013 году 85% денежных операций во всем мире осуществлялись наличными. Несмотря на то, что Нидерланды, Франция, Швеция и Швейцария вошли в список стран с наименьшим использованием наличных денег, даже в Еврозоне 75% покупок оплачиваются наличными. Большая часть развивающегося мира тоже полагается на них: в Малайзии, Перу и Египте безналичная оплата составляет только 1% от общего числа денежных операций. Даже эксперимент Индии с демонетизацией не смог побороть зависимость страны от наличных. Пять месяцев спустя после того, как индийские власти демонетизировали 86% своей валюты, изъятие денежных средств из банков возросло на 0.6% по сравнению с предыдущим годом.

У каждой из этих пяти особенностей есть свои минусы и плюсы. Более того, сила, с которой они на вас воздействуют, зависит от того, в какой части света вы находитесь. Глобальным технологическим игрокам и законодателям крайне важно понимать, как именно происходит движение к «цифровой планете» в разных уголках Земли.

Сопоставление динамики развития в разных частях света

В рамках сотрудничества с компанией Masterсard Школа права и дипломатии им. Флетчера в Университете Тафтса представили рейтинг Digital Evolution Index, проанализировав состояние и темпы развития цифровой экономики в 60 странах. Это развитие — результат взаимодействия четырех основных факторов. Мы оценивали его по 170 показателям.

Наше исследование началось со следующих вопросов:

1. Каковы паттерны развития цифровой экономики в мире? Какие факторы могут объяснять эти паттерны и как они меняются от региона к региону?

2. Какие страны обладают наиболее конкурентоспособной цифровой экономикой? Какие организации являются главными драйверами экономики, и принадлежат ли они частному или государственному сектору?

3. Как страны стимулируют темпы развития своей цифровой экономики?

Измерив текущее состояние развития цифровой экономики и темпы ее развития, мы построили представленную ниже схему — карту нашей «цифровой планеты». Страны на ней разделены на четыре группы: лидеры, страны с замедляющимся темпом роста, перспективные и проблемные. Некоторые страны находятся на границах этих областей.

mapdigital1.png

Страны-лидеры обладают крайне развитой цифровой экономикой и мощной динамикой развития. Они стимулируют внедрение инноваций, эффективно используя свое выгодное положение. Тем не менее весьма сложно поддерживать высокие темпы роста на протяжении долгого времени, а инновации часто оказываются ненадежным фундаментом для расширения экономического влияния. Чтобы не потерять своих позиций, эти страны должны создавать новый спрос, а разработка инновационных решений должна идти в них полным ходом. В противном случае они рискуют перейти в разряд замедляющихся стран.

Страны с замедляющимися темпами роста обладают развитой цифровой экономикой, но теряют динамику развития. Пять стран в нашем рейтинге с наиболее высокими оценками (Норвегия, Швеция, Швейцария, Дания и Финляндия) находятся в этой категории, что показывает, как непросто сохранить темпы роста. Чтобы преодолеть «цифровое плато», этим странам придется приложить сознательные усилия к переосмыслению своей экономической модели, поставить все на те цифровые технологии и технологический сферы, в которых они лидируют, и устранить любые препятствия на пути инноваций. Тому, как поддерживать инновационное развитие, они могут поучиться у стран-лидеров. Используя свой опыт, масштаб и сетевой эффект, страны с замедляющимися темпами развития могут преобразиться и снова начать расти.

Перспективные страны в настоящий момент находятся на низком уровне цифровизации, но стремительно развиваются. Существенная динамика развития и большой потенциал могут сделать их очень привлекательными для инвесторов. Их сдерживают неразвитая инфраструктура и низкое качество институциональной среды. Лучшее решение для них —создавать новые качественные институты, которые помогли бы стимулировать внедрение инноваций. Перспективные страны обладают потенциалом для того, чтобы стать лидерами будущего. Возглавляют эту группу Китай, Малайзия, Боливия, Кения и Россия.

Проблемные страны находятся на низком уровне цифровизации и обладают низкой динамикой, что создает для них большие трудности. В некоторых из них темпы цифрового развития и вовсе снижаются. Некоторые из проблемных стран креативно подходят к проблемам существенной нехватки инфраструктуры, институциональных ограничений и неискушенности потребителя. Самым надежным способом увеличить динамику развития для них будет улучшение доступа населения к интернету за счет сокращения разрыва в использовании мобильного интернета, то есть разницы между количеством мобильных телефонов и мобильных телефонов, подключенных к сети.

Как можно заметить, две крупнейшие мировые экономики, США и Германия, находятся на границе между странами-лидерами и замедляющимися странами. Рядом с ними располагается и третья по размеру экономика в мире, Япония. Совершенно необходимым для них является осознать риск оказаться в «цифровом тупике» и на примере менее крупных, обладающих большей динамикой развития стран изучить, принятие каких политических мер может повысить конкурентоспособность страны. В то же время динамика цифрового развития у Великобритании больше, чем у стран Европейского союза.

Очевидно, что наиболее интересным регионом с точки зрения развития цифровой экономики является Азия. Китай и Малайзия — яркие тому подтверждения. Можно ожидать повышенного интереса инвесторов и предпринимателей к этому региону. Однако важно, чтобы политические институты в этих странах были стабильны и оказывали поддержку технологическому сектору.

Индия прикладывает значительные усилия на законодательном уровне, чтобы повысить свой уровень цифровизации. К ним относятся программа «Цифровая Индия» и инициативы, направленные на расширение использования электронных платежей. Тем не менее Индии следует помнить о своем низком темпе развития цифровой экономики, так как он может тормозить любые подобные начинания. Чтобы ускорить цифровое развитие в такой среде, нужны более масштабные и системные изменения.

В Африке две крупнейшие экономики в регионе, Нигерия и ЮАР, находятся в группах перспективных и проблемных стран соответственно, в то время как лучше внедряющая цифровые технологии Кения набирает существенные темпы роста и создает успешную технологическую экосистему. Одновременно с этим некоторым странам в Латинской Америке стоило бы поучиться на примере менее крупных и быстрорастущих стран, таких как Колумбия и Боливия.

На пути к «цифровой планете»

Из нашего анализа цифрового развития следует сделать несколько выводов, которыми могут воспользоваться руководители как из частного, так и из государственного сектора, стремящиеся улучшить состояние цифровой экономики по всему миру.

Во-первых, больше новаторов в области цифровых технологий должны понимать, что государственная политика определяет успешность цифровой экономики. В странах с высокопроизводительным технологическим сектором, например, в странах ЕС, в большинстве случаев государство принимало активное участие в формировании цифровой экономики. Так же дела обстоят и в странах с высоким уровнем динамики развития (таких, как Сингапур, Новая Зеландия и ОАЭ), и во многих перспективных странах (среди них Китай, Малайзия и Саудовская Аравия).

Что же касается Америки, то она рискует попасть в группу стран с замедляющимся темпом роста. Один из авторов этой статьи (Бхаскар Чакраворти) уже отмечал, что в США «нет политической дискуссии» о цифровой экономике, несмотря на то, что американские компании и инновационные решения господствуют повсеместно во всем мире. Чтобы избежать торможения экономического развития и восстановить его былой темп, необходимо законодательным путем обеспечить: государственно-частное сотрудничество в области цифровых инноваций; более активное использование автоматизации, информационных потоков и новых технологий в экономике; вложение в профессиональную переподготовку кадров и обучение студентов в школах навыкам и мышлению для успешного существования в цифровом мире; улучшение доступа к инфраструктуре капиталовложений и цифровой инфраструктуре и сокращение неравенства; разумные правовые нормы, которые идут в ногу с меняющимися правилами конкуренции и демонстрируют динамичный подход к защите интересов потребителей без замедления внедрения инноваций; переосмысление конкурентной стратегии США с учетом ее цифровой экономики и международных потоков информации; а также прогнозирование того, что будет происходить за пределами традиционного производства и торговли физическими товарами и услугами. В сфере цифрового предпринимательства количество IPO и удачных выходов инвесторов из бизнеса не соответствует рекордным суммам, вкладываемым в экономику. Необходимы более разумные и создающие ценность инвестиции, а не мышление толпы. Оно привело к столпотворению единорогов и одновременно с этим лишило жизненно необходимых ресурсов более сложные, менее причудливые венчурные начинания, которые занимались более серьезными проблемами.

Во-вторых, тем, кто стремится ускорить цифровую динамику своей страны, следует сосредоточиться на конкретных особенностях: выявить и усилить уникальные драйверы динамики цифрового развития в стране. В зависимости от уровня развития цифровой экономики и экономики вообще ответственность за динамику развития лежит на нескольких ключевых драйверах. В связи с этим страны с развитой экономикой должны отдавать предпочтение инновациям, а страны с развивающейся экономикой — институтам. Страны с наименее развитой цифровой экономикой должны разумно распределять ограниченные ресурсы. Обеспечение доступа к интернету с мобильного телефона — наиболее выгодное инвестиционное решение.

Размер страны тоже имеет значение. Страны меньшего размера с сильными институтами могут, будучи первопроходцами, создавать высокую ценность и эффект демонстрации, формируя правильную технологическую экосистему. Традиционные международные центры торговли (такие, как Гонконг, Сингапур и Великобритания) и новые цифровые центры (например, Новая Зеландия и Эстония) могут быть первыми, кто начнет создавать такие «умные» цифровые экосистемы.

В заключение следует отметить, что мировая цифровая экономика стоит на пороге ситуации, где возможности и риски находятся в равновесии. Даже за тот короткий период, который прошел с момента, как мы опубликовали своей предыдущий отчет Digital Evolution Index, многое на пути к «цифровой планете» изменилось. Не менее удивительно и то, что на этом пути все еще встречается множество преград. Очевидно, во многом это обусловлено динамикой роста цифровой экономики в разных странах, а также системным характером сил, которые управляют цифровым развитием. Несомненно, что страны-лидеры и перспективные страны выигрывают от сочетания высокого уровня цифровизации и участия власти в формировании своей цифровой экономики.

Будет ли отраженный в рейтинге Digital Evolution Index 2017 мировой порядок изменен благодаря трансформационному потенциалу таких новых технологий, как искусственный интеллект? Повлекут ли они широкомасштабные изменения или политические и нормативные особенности стран лишь увеличат неравномерность цифровых рынков? Изображение, описывающее состояние нашей «цифровой планеты», изменится, если это произойдет.

Примечание авторов: Мы глубоко признательны Микаэле Бек, Десмонду Чонгу, Кристине Филипович, Юве Хедрик-Вонг, Кассандре Паган, Каролине Троен, Полу Трумену и Кристоферу «Расти» Туннарду, чьи знания, анализ и идеи были необходимы для этого исследования.

Примечание редакции: Каждый рейтинг или индекс — лишь один способ анализа и сравнения компаний и регионов, основанный на конкретных данных и методологии. Мы в Harvard Business Review убеждены, что тщательно продуманный индекс способен предоставить важную информацию, но при этом остается лишь одним взглядом на картину в целом и может иметь недостатки. В каждом таком случае следует внимательно читать раздел, посвященный методике составления рейтингов. С подробной методикой рейтинга цифровой конкурентоспособности можно ознакомиться здесь.

Об авторах. Бхаскар Чакраворти, старший декан отделения международного бизнеса и финансов в школе им. Флетчера в Университете Тафтса, основатель и исполнительный директор института бизнеса в глобальном контексте им. Флетчера. Автор книги «The Slow Pace of Fast Change».

Аджай Бхалла, президент подразделения корпоративных рисков и безопасности Mastercard, отвечающий за вопросы безопасности глобальной сети компании, старший научный сотрудник Совета по предприятиям на развивающихся рынках в школе им. Флетчера.

Рави Шанкар Чатурведи, заместитель директора по исследованиям института бизнеса в глобальном контексте им. Флетчера при Университете Тафтса, доктор наук, занимается вопросами инноваций и изменений.

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться


САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ