Закладки


Поделиться

URL
***

Карьера / Коммуникации

Пять мифов о публичном выступлении

30 августа 2017

Иллюстрация: Анастасия Полухина

Пять мифов о публичном выступлении

Поддерживайте зрительный контакт с аудиторией! Жестикулируйте «телевизором» — в пределах воображаемого прямоугольника перед собой! Не стойте на месте — ходите по сцене! Задавайте вопросы слушателям, ­чтобы привлечь внимание! Не сутультесь! Примите позу уверенности! Добавьте эмоцию! Делайте паузы! Используйте разные интонации!

Такие советы часто получают люди, планирующие выступать на публике. В основе этих рекомендаций лежит простая идея: если скопировать форму удачного выступления, то и сам выступишь хорошо. Логическую цепочку можно продолжить: чтобы стать великим пианистом, надо интенсивно трясти головой над роялем и сильнее растопыривать пальцы. Стоит ли следовать таким советам?

Конечно, форма важна, но только как дополнение к содержанию. Ряд серьезных исследований доказывает, что чрезмерное внимание к форме может навредить выступающему, поскольку смещает его внимание с важных вещей на второстепенные. В этой статье мы рассмотрим наиболее распространенные рекомендации и объясним, почему они вредны. Другими словами, переведем их из категории «фактов» в категорию «мифов».

Миф 1. Тренируйте правильные жесты и позы

Многие успешные спикеры не уделяют жестам никакого внимания. Выступление профессора MIT Лорэна Грэхема на Петербургском экономическом форуме в 2016 году («Молоко без коровы: почему в России нет инноваций») набрало суммарно более двух миллионов просмотров, хотя спикер сидел на сцене и почти не отрывался от бумажки. Леонид Парфенов на вручении премии Листьева свою речь о современном телевидении зачитал с листа. Стивен Хоккинг, очевидно, вообще нарушает все известные правила публичных выступлений, однако собирает многотысячные залы.

Мне часто возражают: экспериментальные данные говорят о важности поз и жестов. Действительно, любимое многими тренерами соотношение «55/38/7» (успех публичного выступ­ления на 55% зависит от того, как выглядит говорящий, на 38% — от его интонаций и только на 7% — от содержания речи) появилось в результате исследования, проведенного Альбертом Меграбяном, профессором психологии Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, в 1967 году. Но мало кто помнит, что эти выводы касаются лишь неискренней (неконсистентной) коммуникации: когда человек говорит, что ему что-то нравится, но лицо выражает отвращение, мы с большей вероятностью (в 55% случаев) поверим лицу. Даже здравый смысл подсказывает, что 7% «важности содержания» для выступления маловато. И хотя сам профессор отрицает, что полученные им данные можно применять к пуб­личному выступлению в целом, эти цифры просочились в бизнес-литературу и контекст был расширен.

Автор другого нашумевшего иссле­дования, профессор Гарвардской школы бизнеса Эми Кадди, выдвинула теорию о «позах силы». В октябре 2010 года она опубликовала в журнале Psychological Science статью, в которой утверждала: если принять определенную позу — например, расправить плечи и не сутулиться, можно снизить концентрацию кортизола и повысить концентрацию тестостерона в крови, то есть снизить уровень стресса и повысить толерантность к риску. В 2012-м ее выступление стало одним из самых популярных на TED. Однако более аккуратные исследования (в частности, ученых Цюрихского университета и отделения психологии Дартмутского колледжа под руководством Евы Рейнхилл в 2014 году, профессоров Уортонской школы бизнеса Джозефа Симмонса и Ури Саймонсона в 2015 году, исследователей из Техасского университета A&M под руководством Кэти Гариссон в 2016 году) показали, что позы силы не влияют ни на гормональный фон, ни на восприятие риска.

Известный борец за искренность на сцене Константин ­Станиславский писал об отрепетированных жестах в книге «Работа актера над собой»: «Пусть эти жесты пластичны, но они так же пусты и бессмысленны, как махания ручками танцовщиц ради одной красивости. Не надо нам ни приемов балета, ни актерских поз, ни театральных жестов, идущих по внешней, поверхностной линии». Только жест, вызванный настоящей эмоциональной или практической необходимостью, «перестанет быть жестом и превратится в подлинное, продуктивное и целесообразнее действие».

Так что пора перестать беспокоиться о позах и жестах. Жестикулируйте, как вам удобно. Увлеченный спикер интересен живыми естественными жестами. Напротив, человек, думающий о жестах, сосредоточен на себе, а не на цели своего выступления, и это всегда бросается в глаза.

Хотя… есть исследования, показывающие, что хорошая осанка увеличивает популярность на сайтах знакомств. Так что в зависимости от истинной цели вашего выступления перестать сутулиться может быть неплохой идеей.

Миф 2. Установите контакт с залом: смотрите в глаза, задавайте вопросы

Проанализировав выступление Стива Джобса на презентации iPhone, я заметил, что в среднем из каждой минуты 20 секунд он действительно смотрит в зал, 20 — на свой продукт (точнее — на слайды) и 20 — в пол. Представьте себе, что сказали бы на это некоторые тренеры! Но почему бы действительно не посмотреть в пол, если надо сосредоточиться и подумать? Это не влияет на внимание аудитории.

В той же презентации Джобс не задал ни одного вопроса залу — точнее, не потребовал ни одного ответа. Вопросы были, но, скорее, самому себе («как же мы решили эту проблему? — мы придумали мышь!», «да кто вообще хочет пользоваться стилусом? — никто не хочет»).

Советуя «смотреть в зал», мы путаем причину и следствие. Правильным советом был бы такой: «Уделяйте внимание аудитории. Посмотрите на людей: услышали ли они вас? Понятно ли им? Не скучно ли им?». Но если нужно сосредоточиться и подумать — смотрите куда хотите.

Что до вопросов, то, прежде чем адресовать их слушателям, спросите себя: зачем я это делаю? Если вопрос нужен, чтобы люди задумались, если он формулирует проблему или демонстрирует статистику (например, показывает, что почти никто не знает ответа) — спрашивайте. Если единственная цель вопроса — привлечь внимание (классический пример: «кто сегодня присутствует в зале?»), лучше от него отказаться. Такие вопросы скорее раздражают своей бессмысленностью, чем привлекают внимание.

Миф 3. Интонируйте, чтобы показать эмоции

Я выхожу на сцену «Российского маркетингового форума», и ведущий шепчет мне на ухо: «Ну-ка, вруби им эмоцию!». Эмоциональность — это то, чего хотят от спикера организаторы конференций и зрители; да и сами выступающие, в общем, не возражают. Одна беда: если эмоции изобразить, сыграть, то они превращаются в штамп, в формальность, которая выглядит неискренне, а часто и раздражающе. В качестве примера рекомендую посмотреть выступление бывшего главы Microsoft Стива Балмера на конференции разработчиков, в ходе которого он 14 раз, хлопая в ладоши, прокричал слово «developers».

Реакцию публики на неискренние интонации я проверил на себе: в 2011 году, желая разнообразить свои прогнозы погоды на телевидении, я ­добавил «эмоциональных интонаций» и сразу получил отзывы от зрителей, самым мягким из которых был «уберите психопата из эфира». Игра с интонациями — опасная штука.

В хороших актерских школах
(со­шлюсь на Валентина Теплякова, который 20 лет руководил актерским факультетом ГИТИСа, на Константина Райкина и Никиту Михалкова, которые не раз поднимали эту тему на мастер-классах) никогда не учат «интонировать»: интонация должна родиться сама в ­результате анализа текста, размышлений, ­«киноленты видений». Вот что пишет ученик Станиславского (и учитель Олега Табакова) Василий Топорков в книге «Станиславский на репетиции»: «­.­..ин­тонация не должна являться следствием простой тренировки мускулов языка. Она неизбежно будет тогда пустой, холодной, деревянной, ничего не говорящей и раз и навсегда заученной».

Как же добиться живой, искренней интонации? Один из наиболее дейст­венных способов — «кинолента видений» Станиславского. Он заключается в том, чтобы в воображении переместиться в ситуацию, которая эмоционально нас трогает, — то есть рассказать личную историю, в момент рассказа «видя» все события. Тогда эмоции будут правдивыми.

На практике это означает не спешить и не произносить ни слова, пока перед глазами не возникнет «картинка» события. Нужно увидеть все до мельчайших деталей: какая была погода, какие деревья, во что были одеты люди. Если чего-то не помните — подключите воображение. И только потом начинайте говорить. «Кинолента видений» настолько увлекает спикера, что он перестает нервничать. Вот как описывает этот эффект участник моего тренинга, директор департамента развития отношений с клиентами Сбербанка Андрей Заварзин: «Спикера попросили вспомнить какую-нибудь трогающую его историю, передать, что он чувствовал: запахи, тепло, эмоции. Я бывал на лекциях этого парня, знал его возможности. И даже не мог представить себе, что он доведет меня до мурашек и я буду ему аплодировать».

Миф 4. Практикуйтесь ­— и станете отличным спикером

Практика убирает волнение. Но повышается ли за счет этого качество выступления? У меня 962 прыжка с парашютом, и я знаю, что почти у всех начинающих страх уходит после первых десяти прыжков. Однако никому в голову не придет назвать человека с десятью прыжками хорошим спортсменом. Для прогресса нужны сотни часов осознанного развития, а не тупого повторения. Но, может, отсутствие волнения — само по себе неплохо? Нет, это — очередной миф.

Миф 5. Избавьтесь от волнения — главной проблемы спикера

Участники моих тренингов всякий раз называют волнение проблемой номер один. Но если взглянуть на любое выступление с позиции слушателей и попытаться понять, что их раздражает в ораторах, мы увидим иную картину.

В ходе исследования, которое провел профессор психологии Стэнфордского университета Стивен Косслин, выяснилось, что проблемы, связанные с волнением спикера («эканье», «мэканье», невнятная речь, «зависание»), не входят даже в первую тридцатку факторов, раздражающих аудиторию. Основные претензии к выступающему, как выяснилось, выглядят так:

— главная мысль замусорена несущественными деталями;

— недостаточно доказательств в поддержку главной мысли;

— спикер слишком медленно выдает информацию;

— спикер говорит о теме, которая не волнует аудиторию;

— главная мысль отсутствует вовсе.

Для публики волнение спикера — не большая беда, при условии что его речь содержательная, актуальная и структурированная. Действительно, кому нужен уверенный выступающий с бестолковым докладом? Да и сам спикер может пострадать от собственной уверенности: научившись преодолевать волнение, он решит (чаще всего ошибочно), что достиг совершенства в ораторском мастерстве.

Чтобы эффективно бороться с волнением — так, чтобы увлечь публику, нужно удостовериться, что содержание выступления интересно и важно ­аудитории. И тогда волнение за себя превратится в волнение за слушателей.

Наверняка вы вздохнули с облегчением: теперь не надо дрессировать себя и заучивать «правильные» жесты, интонации и позы. Вынужден вас огорчить: хорошее выступление требует значительно больших усилий.

Сильный спикер должен уметь проявлять искренние эмоции и внимание к аудитории. Понять, отвечает ли ваше выступление этим требованиям, можно, задав себе ряд вопросов. Включили ли вы в свою речь личную, волнующую вас историю? Способны ли «увидеть» ее, стоя на сцене? Важны ли вам люди, сидящие в зале? Можете ли вы искренне обращаться к ним, преодолевая их сомнения и отвечая на их вопросы? Сосредотачиваете ли все внимание на слушателях и на том, что вам надо сказать (то есть не на себе любимом)?

И, конечно, нельзя забывать о главных факторах успешного выступления: об уникальной теме (что важного вы говорите людям? как это улучшит их жизнь?), владении фактами, статистикой (какие аргументы вы приводите в пользу своего тезиса? не голословны ли вы?) и драматургии (насколько ярко и понятно сформулирована проблема? близка ли она аудитории? заставит ли она людей действовать?).

К сожалению, соответствовать этим требованиям труднее, чем научиться смотреть в зал и ходить по сцене. Но иначе не стать великим спикером. В самом деле, почему бы не потратить на это силы и время? В конце концов, чем еще заняться лидеру в эпоху, когда все больше и больше его функций цифровизируется?


Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться


САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ