Закладки


Поделиться

URL
***

Карьера / Личные качества и навыки

02 марта 2015

Не сбиться с намеченного курса

8000643c11b2796fc90810dbba095c46.jpg

У каждого из нас припрятано, отложено множество «несбывшихся мечт»: написать книгу, защитить диссертацию, построить дом, выучить итальянский, сбросить лишние 15 кг… Почему они не осуществились?

Казалось бы, мы все делали правильно: определили цель, оценили свои силы, составили четкий план. Дело за малым — за реализацией.

Но, как показывает жизнь, это самый трудный этап достижения цели — именно тут большинство и «ломается». Мы можем более или менее внятно объяснить, почему у нас что-то не получилось. Но как сделать, чтобы получилось?

Правила трех П

Во время коуч-сессий мы с моими клиентами разработали своеобразный свод правил — «правила трех П»: постоянство, последовательность, погруженность.

Постоянство. Это правило, наверное, самое трудное. Речь идет о прямой зависимости: потратил время — достиг цели, овладел мастерством. Не готов тратить время — ничего не выйдет.

В качестве иллюстрации я люб­лю приводить исследования психолога Андерса Эриксона, о котором рассказано в книге «Гении и аутсайдеры» Малкольма Гладуэлла. Всех студентов-скрипачей Берлинской музыкальной академии разделили на три группы. В первую вошли «звезды» — будущие солисты мирового класса, по мнению педагогов. Во вторую — перспективные, в третью — те, кто, скорее всего, станет учителями музыки в школе. Всем задавали один и тот же вопрос: «Сколько часов вы практиковались с того момента, когда впервые взяли в руки скрипку?»

Все студенты начали осваивать скрипку в одном возрасте — в пять лет. Все были одаренными детьми и первые годы занимались примерно одинаково — около трех часов в неделю. Разница в количестве часов стала проявляться после восьми лет. Лучшие, то есть студенты первой группы, упражнялись по шесть часов в неделю, потом по восемь. В 14 лет — по 16 часов, затем по 30 и более. К 20 годам у них набралось 10 тысяч часов занятий. У попавших во вторую группу к 20 годам было около 8 тысяч часов, а у будущих учителей — не больше четырех.

Эриксон стал проверять эту закономерность на других музыкантах, и она подтвердилась. Он не нашел ни одного человека, добившегося ­высокого мастерства, который упражнялся бы меньше сверст­ников. А среди тех, кто упражнялся 10 тысяч часов, не было ни одного, кто бы не преуспел в профессии. Значит, талантами и гениями (конечно, при наличии способностей) становятся в результате упорных, систематических занятий.

Это «правило десяти тысяч» очень показательно. О нем стоит вспоминать каждый раз, когда мы начинаем жаловаться, что у нас что-то не получается. Чтобы чего-нибудь добиться, нужно работать не просто больше, а гораздо больше других.

Кого ни возьми — пианистов, баскетболистов, писателей, это магическое число, 10 тысяч, встречается с удивительной регулярностью. Мой опыт мастера спорта международного класса по велоспорту говорит о том же.

Невролог Дэниел Левитин считает, что именно столько времени нужно мозгу для образования новых нейронных связей, благодаря которым человек и дело становятся едиными. Точно так протаптываются тропинки в парке, которые постепенно превращаются в дорожки, а потом и в магистрали.

Но сегодня мало кто тратит 10 тысяч часов на овладение ремеслом — причем в эти 10 тысяч часов не входит изучение теории, только практика, практика и еще раз практика. Теперь в моде «быстрорастворимые селебрити»: вот вспыхнула очередная, наспех слепленная «звездочка» — что-то спела, записала фонограмму и пропала, вот «писатель» настрочил очередной опус и даже не перечитал… Поэтому у тех, кто готов работать на износ, по-моему, сейчас гораздо больше шансов стать мастером своего дела. И потому стоит попробовать!

Последовательность. Какую бы задачу мы перед собой ни ставили — даже самую амбициозную, мы ждем быстрых результатов: нам хочется «всего и сразу». Правда, мы очень скоро бросаем с азартом начатое дело — изучение иностранного, йогу, диссертацию. Чтобы этого не произошло, начинать надо с малого, постепенно наращивая объемы.

Делать что-то сразу ­подолгу и помногу тяжело. Чтобы не надорваться, нужно рассчитать, что, когда и сколько делать, чтобы к такому-то сроку — через три года, пять, десять лет — прийти к цели. Поначалу стоит заниматься понемногу, но чаще, например по часу каждый день, это продуктивнее и полезнее, чем раз в неделю до седьмого пота.

Знакомая многим история: мы решили заняться фитнесом, купили абонемент в фитнес-клуб и начали ходить каждый день. Но появляются другие дела. Мы раз пропустили, два — и все, мы срываемся и в конце концов вообще оставляем эту затею. Лучше сразу сказать себе: я буду ходить два раза в ­неделю в удобное для меня время, а остальное — как выйдет, смогу выбраться на занятия еще раз — хорошо, не смогу — и не надо, но два раза — обязательно. Если какое-то время мы выдерживаем этот график, то «обязательное» время начнет увеличиваться за счет вроде бы случайных посещений. А потом и они войдут в привычку. И мы не заметим, как время для фитнеса будет освобождаться именно тогда, когда это надо нам.

Чтобы достичь цели, нужно терпение: нельзя осваивать йогу со стойки на голове — сначала надо изучить простые асаны. И только потом усложнять и совершенствовать уже полученные навыки.

Но важно и «не застревать». Если что-то делать шаблонно, повторяя одно и то же, лишь бы «отбарабанить» положенное время, вряд ли наша мечта исполнится. Настоящие мастера постоянно придумывают, создают, творят, прибавляют что-то новое. А любая стагнация — это регресс. Например, в футболе: если команда только удерживает преимущество, а не пытается атаковать и что-то придумывать, гол в ее ворота неминуем.

Правило последовательности предполагает постоянное разви­тие: мы движемся вперед и вверх по ступеням мастерства, предъявляя к себе новые требования. Сегодня лучше, чем вчера, шаг за шагом — так мы набираем не только количество, но и качество.

Погруженность. Если мы начинаем заниматься делом, мы должны погрузиться в него как можно глубже, чтобы нас ничто не отвлекало. Сосредоточиться трудно: мы живем в век «неконцентрации» — наше внимание рассеяно, и требуются очень большие усилия, чтобы с головой уйти даже в то, что нам интересно. Но если во время работы думать не о работе, а о постороннем — отпуске, ссоре с другом и т. д., то никакие тысячи часов не помогут нам воплотить свои мечты. Поэтому погруженность можно и нужно тренировать. Но как?

Вот один из вариантов — я называю его «активная медитация». Схема вполне проста. Мы отключаемся от суеты: выключаем телефон, интернет, телевизор. Садимся на стуле прямо, ставим ноги параллельно, кладем руки на колени, закрываем глаза и делаем пять глубоких вдохов и выдохов. Мы сосредотачиваемся на дыхании, прослеживая движение воздуха от центра груди к голове и обратно. Затем ставим таймер (например, на полчаса) и сразу же начинаем заниматься делом. Все это время мы не едим, не пьем, не читаем ничего постороннего, не слушаем музыку, не отвечаем на звонки и т. д.

Казалось бы, всего полчаса, но если мы максимально сконцентрируемся, то за это время успеем многое. Правда, не у всех получается сразу выдержать полчаса. Можно начать и с 15 минут, затем увеличить время до 25—30, максимум до 45 минут. Потом можно наградить себя за труды: выпить чашечку кофе, погулять, заглянуть в фейсбук, поговорить по телефону и т. д. А потом мы ставим таймер на то же время. И так раза три.

Резонный вопрос: а что делать, если нет нужного настроя? Вот мы решили написать книгу. Но позавчера не было вдохновения, вчера мы плохо себя чувствовали, а сегодня, как назло, в голове пусто. А вдруг и завтра будет то же самое? На этот случай у меня есть любимое выражение: «Если надо что-то написать — садись и пиши». Один знаменитый писатель говорил: «Я работаю с десяти до двух, каждый день. Независимо от самочувствия, от состояния». — «А как же вдохновение?» — «Оно уже знает, что я работаю, и приходит».

Главное — не отвлекаться. И тогда за полтора часа мы сделаем больше, чем иногда за целый день. Умение сосредоточиваться приходит с опытом. Когда мы привыкнем к погружениям, мы сможем находиться в таком состоянии и час, и полтора, и больше даже не в самых комфортных ­условиях.

Бойцовский характер

Осилить долгую дорогу нам помогут три важных качества, которые надо в себе развивать — я называю их так: подкожный слой оптимизма, толерантность к неопределенности и мужество несовершенства.

«Подкожный слой оптимизма». Смягчить удары судьбы поможет «подкожный жирок» оптимизма, который одни получили от родителей, а другие нарастили в течение жизни. Сегодня научно доказано, что оптимизм зависит не от темперамента, а от обстоятельств, в которых мы росли и развивались, от людей, которые нас окружали.

Но даже если мы не запаслись оптимизмом с детства, его можно культивировать и во взрослом состоянии. Надо учиться видеть стакан наполовину полным, а не наполовину пустым.

Мы выбрали дело, которое любим, мы хотим добиться цели — это уже хорошо. Когда мы занимаемся тем, что вызывает у нас интерес, эмоции, мы погружаемся в процесс, как в поток, получаем удовольствие, и этот поток несет нас к исполнению нашей мечты.

Конечно, стоит подумать о мотиваторах, которые не дадут нам застояться, закиснуть, а будут нас подстегивать. Во-первых, надо учиться их видеть, отмечать те, что под­брасывает нам жизнь, а во-вторых — создавать мотиваторы ­самим. Например, устраивать ­промежуточные финиши, ­подбадривать самих себя, отмечать прогресс и настраиваться на то, что результат обязательно будет, несмотря ни на что.

Важно сравнивать себя не с другими, а с самим собой — вчерашним, позавчерашним. Оптимизм — даже чисто прагматически — выгоднее пессимизма. По сути дела, 90% наших страхов не сбываются, а сколько сил на них ушло? Поэтому ­будем надеяться на лучшее.

Пессимист за каждым углом видит неприятность: «Зачем что-то делать, если обстоятельства вот-вот изменятся и, наверное, не в мою пользу…» Например, на моем месте пессимист сегодня сетовал бы: «Кому сейчас нужна эта статья, психология, надо думать о хлебе насущном…» А оптимист скажет так: «Вот как раз сейчас, когда опять наступают трудные времена, она многим может пригодиться. Значит, буду писать!»

Толерантность к неопределенности. Сегодня неопределенность внешнего мира очень велика: мы не знаем, что будет не то что через год, а даже через месяц. Но мы должны создавать и поддерживать определенность внутри себя. Как? Опираясь на традиции, опыт, выработанные для себя правила, моральные принципы. Какими бы ни были обстоятельства, мы не отказываемся от цели: составляем расписание, не меняем периодичности занятий. Мы будем делать все, что зависит от нас, и спокойно принимать то, что изменить невозможно. Пусть вокруг штормит — мы создали для себя островок стабильности, и никакая качка нам не страшна.

Есть много возможностей чувствовать себя уверенно и достойно в любой ситуации. Как пример можно вспомнить известного экзистенциального психолога Виктора Франкла, оказавшегося в концлагере. Кажется, что может быть страшнее и безнадежнее?! Но он создал себе определенность: думал о лекции для студентов, представлял себя в аудитории, мысленно писал книгу о смысле жизни. И смог все это реализовать, когда был освобожден. Всегда можно найти что-то, что будет не только удерживать нас на плаву, но и двигать к цели.

Мужество несовершенства. Когда мы понимаем, что не идеальны, что вокруг много таких, до кого нам далеко, мы спокойнее относимся к своим неудачам и ошибкам, к замечаниям и пожеланиям других. Человек, который боится ошибиться, не экспериментирует, не творит: страх сковывает воображение и инициативу.

Недостатки интереснее достоинств, они лишены одинаковости совершенства, многообразны, в них отражается индивидуальность. Человек неповторим именно в силу своего отклонения от нормы. Смелость быть несовершенным позволяет брать на себя ответственность за свои действия. Такое принятие своих слабых сторон помогает нам лучше осознавать свою силу и свои возможности. И наши усилия будут направлены на достижение цели, а не на избегание ошибок.

Везет тем, кто везет

Когда путь к мечте занимает не год и не два, часто вмешиваются внешние обстоятельства, они мешают нам держаться ­намеченного курса и дойти до финиша. Поэтому мы должны в любых условиях делать свое дело и двигаться к цели. Мы, как сказочный герой, который идет своей дорогой. Сам он ее выбрал, добрые люди помогли или волшебный клубок ему путь указывает, но он идет, не сворачивая, несмотря на все страхи и соблазны. Даже если «обстоятельства непреодолимой силы» вынуждают его сойти с дороги, он при первой же возможности возвращается на нее.

Мой жизненный и профессиональный опыт показывает, а исследования это подтверждают, что настоящего успеха добиваются те, кто придерживается простых правил:

  • они работают изо дня в день, набирая солидный объем времени — как минимум те самые 10 тысяч часов;
  • они начинают постепенно, не сбиваются с ритма, не топчутся на месте, а все время наращивают мастерство;
  • они полностью отдаются ­любимому делу и умеют не отвлекаться.

Как только перед нами замаячит новая цель и мы в очередной раз засобираемся «в дальнюю дорогу», не забудем захватить с собой этот небольшой, но важный свод правил.

Конечно, успех никогда и никому не гарантирован, и те, кого считают баловнями судьбы, на самом деле большие труженики. Они верят в себя и в свое дело, не отчаиваются в случае неудач и культивируют в себе оптимизм. И нам тоже обязательно повезет, если мы будем надеяться не на случай, а на самих себя: недаром говорят, везет тем, кто везет!

Инфографика


Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться


САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ