Закладки


Поделиться

URL
***

Карьера / Личные качества и навыки

Диплом на черный день

22 марта 2010

Диплом на черный день

В офисе RTI моей соседкой справа оказалась Мэри Бакстер. Должность ее называлась длинно: Safety, Environmental and Health Manager (менеджер по технике безопасности, охране окружающей среды и здоровья). Сперва мы думали: какая еще техника безопасности в офисе на Тверской, но оказалось, что Мэри обеспечивает «безаварийную отчетность» наших объектов в далекой Сибири. Для американского заказчика это было важно 1. Впрочем, речь пойдет не о задачах Мэри, а о ней самой.

Как-то она рассказала свою историю: «Когда дети выросли и поступили в колледж, я почувствовала, что мой брак трещит по всем швам. Значит, мне нужен собственный надежный источник дохода. С моей профессией — учитель рисования в школе — много не заработаешь. Поэтому я пошла учиться. Выбрала магистратуру по Environmental Protection and Safety Management».

Замечу, что учиться она начала 48 лет от роду. Кстати, в RTI первое образование ей тоже пригодилось: с помощью программы Visio она создавала изящнейшие формы для отчетов о проверках и выявленных нарушениях.

История Мэри довольно типична. Не раз мне приходилось слышать от американских знакомых повествования вроде: «У нас в семье семеро братьев и сестер. Я средний. Когда отец умер, мне было 14 лет. Чтобы заработать на всех нас, мать пошла учиться».

Учиться в магистратуре надо минимум два года, занятия очень разные, объем заданий огромный. Тем не менее, женщины, просидевшие дома с детьми много-много лет, справляются с нагрузкой. Когда-то они окончили колледж, умеют трудиться и, главное, понимают: иначе профессиональной работы не получишь. Специальности выбирают попроще: социальный работник (social worker), педагог-дефектолог (education for children with learning disabilities), библиотекарь. Главное, чтобы будущий диплом магистра гарантировал работу.

На постсоветском пространстве такой модели карьеры я не встречала. В трудных обстоятельствах люди либо берутся за первую подвернувшуюся работу, либо спиваются, либо начинают ходить в церковь. Но вот учиться — как-то не принято. Слишком затратно… Да и кому нужен новоиспеченный специалист в преклонном возрасте?

Впрочем, если подумать, у «диплома на черный день» есть и российский аналог, хотя и не совсем близкий. Учеными степенями любят обзаводиться номенклатурные работники, чиновники в министерствах, корпоративные бонзы. Это с советских времен еще повелось. Когда я работала в ИНИОНе, мой начальник Вадим из любопытства просматривал авторефераты диссертаций. Все они попадали в соседний отдел — там их систематизировали и заводили записи в каталоге. Время от времени Вадим прибегал к нам, совал под нос какой-нибудь автореферат по экономике и спрашивал: «знаешь такого?»

— Нет, — честно отвечала я.

— Да это же секретарь нашего Черемушкинского райкома!

— А зачем ему эта диссертация? — спрашивала я.

— Как ты не понимаешь, — кипятился начальник, — на черный день. Ведь если снимут, всегда можно в наш институт, отделом заведовать. А без диссертации как-то неловко.

Прошло много лет. Понятие «неловко» почти исчезло. Но чиновники упорно продолжают защищать кандидатские. Чаще всего — по экономике, но бывает, что и по экологии. Причем, я заметила, отраслевые НИИ и университеты глотку готовы друг другу перегрызть за право написать диссертацию для «большого человека». Тот им даже и не платит ничего, но честь-то какая! 2 Правда, научная ценность этих трудов почему-то невысока. В недавней статье в «Ведомостях» Лев Любимов пишет: «Подлинным профессионалам известно, что разница между ученым со степенью Ph.D. по экономике и человеком со степенью кандидата экономических наук такая же, как между государем и милостивым государем» (подробнее).

Так что разница есть: Мэри Бакстер вряд ли внесла большой вклад в науку, но она хотя бы свою магистерскую диссертацию сама писала.


Примечания

1. Вообще Safety — это современная американская религия, которая зачастую практикуется как корпоративное колдовство. Считалось, что чем больше мы будем говорить и писать обо всяких мерах безопасности, тем дальше от нас всех будет костлявая рука смерти. Ну, а если до какого-то работяги на далеком сибирском объекте московское шаманство не дотянется и он по неосторожности сломает шею, то мы его «исключим» из всех своих отчетов.

2. Раньше тоже писали на заказ. Мой друг Миша специализировался на среднеазиатской проблематике: 500 рублей за кандидатскую, 800 — за докторскую. Теперь он большой ученый, а «национальные кадры», которым он помогал, управляют экономикой независимых государств.

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться


САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ