Закладки


Поделиться

URL
***

Лидерство / Лидеры

Личная трагедия: продолжайте жить и работать, как раньше

26 мая 2015

Личная трагедия: продолжайте жить и работать, как раньше

Всего через десять дней после смерти своего мужа, который скоропостижно скончался во время отдыха в Мексике, операционный директор Facebook Шерил Сэндберг вернулась на работу. Она несколько изменила свой график и перестала ездить в командировки, но длительного отпуска для того, чтобы прийти в себя, Сэндберг решила не брать. По сообщениям прессы, возвращаясь на работу, она хочет в первую очередь помочь своим детям (10 и 8 лет) нормально пережить это трагическое событие.

В своем манифесте успешной женщины под названием «Полный вперед: женщины, работа и воля к лидерству», вышедшем в 2013 году, Сэндберг выразила признательность своему супругу Дэвиду Голдбергу, который оказывал ей поддержку в профессиональном росте. Теперь она мать-одиночка, и ей придется сделать нелегкий выбор: продолжать интенсивно работать или «спустить на тормозах» свою карьеру, чтобы высвободить время для воспитания двоих детей.

Этот выбор пришлось сделать и Софи Вандербрук, техническому директору Xerox. Ей было 34 года, все считали ее восходящей звездой, когда ее муж, высокопоставленный руководитель, скончался во время семейного похода в Адирондакских горах. Она осталась одна с тремя детьми — восьми, пяти и трех лет от роду.

Когда я познакомился с Вандербрук почти десять лет назад, ее коллеги поражались ее способности оставаться на плаву в профессиональной жизни, несмотря на трагедию. Когда я писал статью о ней в журнал Fast Company, я детально описал многие лайфхаки, которые она для этого применяла. Например, делегирование полномочий и аутсорсинг всей домашней работы (даже покупок в супермаркете); строго установленные правила насчет командировок и дополнительных занятий для детей; упрощение всего и вся (даже своей прически и гардероба). Через девять лет после выхода статьи я все еще вспоминаю Вандербрук, когда вожу своих детей к педиатру. Причина, по которой она отказалась от предложения переехать в другой город из Рочестера, штат Нью-Йорк, была проста: хорошо налаженная жизнь и повседневные контакты (например, семейный врач). Есть множество людей, которые недооценивают важность подобных аспектов.

Читайте материал по теме: «Время женщин»

Я поговорил с Софи Вандербрук, теперь уже снова замужней женщиной с выросшими детьми, о том, как она справлялась со своей работой после смерти первого супруга и что она может посоветовать Сэндберг. Последняя написала недавно на своей страничке в Facebook, что будет рада любым мудрым напутствиям от членов «клуба, в котором никто не хотел бы оказаться». Вот текст нашего интервью.

HBR: Почему, несмотря на резкие изменения в жизни, Сэндберг не стоит поддаваться на уговоры «сбавить обороты» в своей карьере?

Вандербрук: Потому что это неправильно. Возможно, это было бы хорошо, если бы речь шла о нелюбимой работе. Но когда умер мой муж, я любила свою работу, и по всему видно, что Шерил точно в таком же положении. Я вернулась к своим обязанностям через несколько дней после его смерти. Мой босс предложил мне на некоторое время занять другую должность, чтобы уменьшить нагрузку. Я ответила ему: «Вы в своем уме?». Работа помогала мне убежать от себя, я могла забыться в ней, как забываются, читая роман или смотря хороший фильм. Работа вносила в мою жизнь упорядоченность, с ней я чувствовала себя в безопасности. Ходить на работу было приятно — можно было отключиться от домашних переживаний и проблем.

Расскажите, как вам удалось совмещать карьеру в крупной организации и быть матерью-одиночкой?

Я делегировала полномочия, я упростила все, что можно, я пользовалась всеми новейшими информационными технологиями. Чему я в тот момент не придала должного значения, так это необходимости заботиться о себе. Зарядка, правильное питание, достаточное количество сна — я не следила за всем этим настолько, насколько следовало. Также очень важно иметь лучшего друга, кого-то, с кем вы можете поговорить, когда мужа больше нет рядом.

Читайте материал по теме: Ирина Ясина

Не чувствовали ли вы осуждение со стороны других людей из-за того, что часто ездите в командировки и слишком много работаете?

Мне это даже в голову не приходило, но, возможно, я просто так устроена. В глубине души я знала, что поступаю правильно, ведь это помогло выжить в трудное время. Родственники очень хотели, чтобы мы вернулись в Бельгию, где выросли, и предлагали помощь (в США у нас родных нет). Но мне казалось, что это было бы ошибкой. Ведь мои дети только что потеряли отца, и поэтому я не хотела отнимать у них еще и дом, школу, друзей и няню. Поддерживать обычный жизненный ритм было важно не столько для меня самой, сколько для них.

Приходилось ли вам идти на компромисс на работе — например, отказываться от каких-либо предложений?

Я говорила и по-прежнему говорю «нет» множеству различных возможностей. В настоящий момент я состою в совете директоров двух акционерных компаний и до обеих я могу доехать на машине от своего дома в Массачусетсе. Мне предлагают стать членом различных советов директоров по всему миру, но я отказываюсь, поскольку не хочу добавлять себе командировок и уезжать от своего нового мужа и нашего дома.

Когда ваши начальники делали вам уступки, они поступали так из-за ваших профессиональных качеств или же из сочувствия?

К сочувствию или жалости это не имело никакого отношения: в бизнесе, если ты не показываешь реальные результаты, никто тебя жалеть не будет. Даже когда мой первый муж был еще жив (тогда я работала в IBM и в Xerox), мне разрешали гибкий график работы. Я доказала своим руководителям, что дело не в том, сколько времени человек проводит в офисе — дело в результате. И я всегда старалась превосходить ожидания своих начальников. И продолжаю так поступать. Даже двадцать лет назад, до того, как появились информационные технологии с их огромными возможностями, я была уверена, что умственным трудом можно заниматься в любом месте и в любое время.

Читайте материал по теме: Людмила Улицкая

Вы когда-нибудь задумывались над тем, как сложилась бы ваша карьера, если бы вы не стали вдовой так рано?

Это противоречит здравому смыслу, но мне кажется, я бы никогда не стала техническим директором в корпорации, подобной Xerox, если бы не потеряла своего первого мужа. Тогда у меня был бы муж и лучший друг, с которым я могла бы проводить вечера, отданные работе. Тогда я не стала бы столько трудиться. После его смерти, уложив детей спать, я возвращалась к своим обязанностям, потому что в гостиной мне было слишком одиноко. В первые несколько лет я ни одного вечера не сидела одна в гостиной, это вызывало слишком много боли. Когда дети спали, я проводила все вечера в своем домашнем офисе. Это поддерживало меня, это было моим убежищем.

Оглядываясь на свой первый год после смерти мужа, что бы вы сделали иначе для баланса профессиональной и личной жизни?

Я сделала бы все то же самое. Единственное, о чем я искренне сожалею, — это то, что я не смогла разделить свое горе с детьми и пережить его вместе с ними. Это было очень тяжело: я боялась негативных эмоций, депрессии, мне казалось, что не смогу двигаться дальше. Да, мы ходили на кладбище, и я сделала все возможное, чтобы дети сохранили отношения с родственниками мужа. Двое моих старших, Нена (инженер) и Арно (биолог), сейчас живут в Бельгии. Они рады, что могут быть рядом с родней своего отца. Я чаще плачу сейчас, чем двадцать лет назад... Я плакала, читая о потере Шерил. Это такая несправедливость, что мои дети росли без отца. Но в тот момент, когда это случилось, вы постоянно чувствуете адреналин и ощущаете себя невероятно сильной. Ведь надо продолжать жить ради детей.

Читайте по теме:

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться


САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ