Закладки


Поделиться

URL
***

Лидерство / Лидеры

«Очень тяжело быть богатым, потому что твоя мотивация снижается»

23 сентября 2016

Фото: Олег Яковлев

«Очень тяжело быть богатым, потому что твоя мотивация снижается»

В Москве в рамках проекта Harvard Business Review – Россия «Люди, которые вдохновляют» состоялась встреча с главным тренером сборной Исландии по футболу Хеймиром Хадльгримссоном. Во время двухчасовой беседы с читателями журнала и блестящим интервьюером Юрием Дудем Хадльгримссон рассказал о своей удивительной биографии, секретах мотивации, страсти и вдохновении. Мы публикуем наиболее любопытные фрагменты встречи с исландским тренером.

У нас в Исландии живет не так уж много народу. Всего-то 300 c лишним тысяч человек… Между прочим, практически все, кто нас поддерживал во время Евро 2016, имели родственные или дружеские связи с кем-нибудь из сборной. Думаю, в этом и заключается секрет настолько невероятной поддержки, которую мы получили от зрителей.

Я живу не в Рейкьявике, а в небольшом городке на одном из островов архипелага. С него до нашей столицы можно долететь на самолете за 20 минут. Но рейсы только два раза в день, так что часто приходится плавать на пароме. Зимой это занимает три часа по воде и еще час на автобусе. Летом, когда открывается ближний порт, получается чуть быстрее: 40 минут на пароме, но потом еще примерно два часа на машине. Когда я пытаюсь объяснить, почему Исландия так страстно относится к футболу, я привожу в пример своего сына. Зимой он как раз плавает играть в футбол в Рейкьявик, даже в плохую погоду: три часа на пароме, час на автобусе, потом полтора часа тренировки, потом опять час на автобусе и три часа на пароме. Так вот и вырабатывается целеустремленность.

Я всегда говорю, что плохие люди в Исландии долго не протянут, потому что все жители хорошо знают друг друга. Ну, например, у нас в городке всего два полицейских. Это здорово, потому что дети могут спокойно играть на улице и ты не должен о них беспокоиться. Если ребенок вовремя не возвращается домой, например, к обеду, ты знаешь, что он где-то там с друзьями уже перекусил. Мы не закрываем входные двери и оставляем ключи в автомобиле. Если кому-нибудь понадобится мой автомобиль, он может им воспользоваться, а потом вернуть обратно. Я не шучу. Ну а куда ты уедешь с острова, если ты решил украсть автомобиль?

Когда я окончил колледж, в моей жизни случился неожиданный поворот. Поначалу я интересовался бизнесом, но вдруг решил получить профессию зубного врача. Я ничего об этом не знал, но мне казалось, что это очень здорово – быть дантистом. Это было довольно спонтанное решение, но я не жалею о нем. Поначалу было нелегко. На подготовку я потратил полгода. На первый курс поступило около 60 человек, а на второй брали только шестерых. Пришлось постараться, чтобы попасть в эту шестерку.

Мои мама и папа помогали мне оплачивать обучение профессии стоматолога. И папа, помню, уже тогда недоумевал, почему меня привлекает еще и футбол. Он говорил: «Да зачем тебе вообще нужен этот футбол? Брось ты. Проиграет команда – одно разочарование же от этого, будешь страдать, считать себя лузером. Не надо тебе, может, тренером быть, может, лучше просто дантистом?» И все складывалось в пользу того, что мне не нужно быть тренером. Появились хорошие пациенты, появилось много возможностей зарабатывать как стоматологу. Но я решил, что нужно выйти из этой зоны комфорта. Но да, я всегда могу вернуться и стать простым зубным врачом. Жизнь футбольного тренера ведь непредсказуема: сегодня ты здесь и все тебя любят, а завтра уже нет.

Стоматологическую практику я не закрывал, я до сих пор лечу зубы пациентам. Последний пациент у меня был за день до приезда в Москву. Футбольный тренер – это же обычный человек, у которого могут быть свои странности, верно? Кто-то играет в гольф три часа в неделю, у кого-то еще какие-то увлечения есть. Ну а я вырываю зубы и ставлю пломбы в свободное от футбола время. Почему бы и нет? Но когда мы готовились к Евро 2016, я ненадолго сделал перерыв. Вообще хороший стоматолог зарабатывает в Исландии примерно в два раза больше, чем главный тренер сборной по футболу.

Футбол всегда был моей страстью. Я сам играл в футбол, хотя и не был никогда выдающимися игроком. В национальную сборную меня как футболиста не взяли, но, по крайней мере, в высшей лиге я сыграл десять сезонов. После этого еще одной моей страстью стала тренерская работа. Пять лет я тренировал женский футбольный клуб, потом стал тренировать мужчин. И мне всегда это нравилось. Это ведь невероятно, когда ты можешь заниматься тем, что тебе нравится: ты даже не замечаешь, как рабочий день проходит.

Мне пришлось пройти путь от любителя до профессионального тренера. Очень здорово, что я смог воспользоваться помощью и опытом тренера Ларса Лагербека. Долгое время именно он возглавлял сборную Исландии, а я был его помощником. Ларс из Швеции. Когда он приехал тренировать нашу сборную, у него был план. Его суть такова: несмотря на то, что Исландия небольшая страна, вы должны много работать и добиться результата. Для Ларса, поскольку он швед, важно было иметь глаза и уши исландца. Я ими и был. А сам он больше занимался системными и организационными вопросами. Он смотрел на игроков, отмечал, что им нужно исправить, и постепенно создал ту сборную Исландии, которая у нас теперь есть.

Не думаю, что я стал героем после Евро 2016. Это ребята, которые играли на поле, стали героями. А я был только частью команды. После Евро 2016 я довольно странно ощущаю себя. Сейчас мы вновь готовимся, играем в отборочных матчах к чемпионату мира. Но я еще пока не до конца перестал думать о нашем выступлении во Франции, потому что уже несколько месяцев меня все время поздравляют и о нашем успехе продолжают говорить.

Забыть о том, что с нами произошло во Франции, невозможно, игрокам особенно трудно из-за этого, потому что им ведь все нужно начинать заново. У меня есть одна любимая фраза: успех – это не конечный пункт, успех – это продолжающееся движение в правильном направлении. И если мы по-настоящему успешны, мы должны дальше развиваться, не останавливаться на достигнутом. Это самая трудная задача. Мотивация сборной во Франции была мощнейшей, и очень трудно выйти на тот же самый уровень мотивации уже сейчас, во время первых отборочных игр к чемпионату мира.

Когда строишь и развиваешь команду, лучший способ сплотить всех вокруг одной идеи – быть честным и чувствовать других. Нельзя ведь довериться людям, которых ты не знаешь, поэтому игрокам нужно узнать тренера ближе, а тренеру нужно узнать игроков. Как это сделать? Нужно быть честным и открытым.

У нашего вратаря Ханесса Халльдоурссона довольно необычная история. Наверное, она могла произойти только в Исландии. Когда ему было 19 лет, он закончил играть в молодежной любительской команде и долго не мог найти клуб, где можно было бы продолжать. Ханесс пытался найти место в третьем дивизионе, но его не принимали. «У нас уже есть два вратаря, зачем нам еще ты?», -- говорили ему и отказывали. В любой другой стране такой человек бы приуныл, у него бы опустились руки, но Ханесс – особенный парень, очень целеустремленный. Он решил тренироваться и стать самым лучшим вратарем. И вот через 10 лет на Евро 2016 он им стал. Кстати, чуть позже одного футбола ему стало мало и он решил получить образование режиссера. Теперь он снимает фильмы и видеоролики, и у него это действительно здорово получается. Но на время чемпионата Европы он на несколько месяцев перестал заниматься съемками, как и я стоматологией. Тут все просто: если тебе нужно сконцентрироваться на чем-то одном, нужно отказаться от чего-то другого. Это вопрос баланса и управления временем.

Когда футболисту предлагают большие деньги, это очень серьезное испытание. Очень тяжело быть богатым, потому что твоя мотивация снижается. Но в Исландии с этим почти нет проблем, потому что исландский футбол – это любительский футбол. После Евро 2016 я не получал предложений от больших европейских клубов. Думаю, причина в том, что у меня подписан четырехлетний контракт со сборной Исландии и я хочу продолжать тренировать сборную и добиться с ней успеха и на чемпионате мира.

Я часто привожу в пример еще одного нашего футболиста Гильфи Сигурдссона. Он сам мотивирует себя с самого детства. Он всегда тренируется на 15-20 минут дольше, чем другие. Мы с Ларсом были вынуждены его иногда даже сдерживать. Мы говорили ему: «Слушай, хорош, нам завтра с голландцами играть, побереги силы». Но это его жизненная установка – всегда делать больше, чем другие, он так поступает уже 20 лет и, наверное, именно поэтому он и достиг большего, чем другие игроки.

В день матча я не занимаюсь мотивацией игроков. Все, что нужно им сказать, я говорю накануне. А потом игроки уже сами себя мотивируют. В сборной Исландии так заведено. Есть разные стили мотивации игроков, но мне кажется, что хорошие футболисты вообще-то мотивируют себя сами. Безусловно, мы им помогаем, показываем им разные видео и презентации, схемы перед тем, как они выйдут на поле. Но мы никогда не выступаем перед ними с длинными зажигательными спичами и никогда не кричим. У нас это не работает. Вообще такой собирательный образ тренера, который все время орет на игроков, уходит в прошлое. Это, по-моему, только в фильмах осталось. Если вы зайдете в раздевалку нашей сборной, вы очень удивитесь. Никто там не кричит на футболистов, они сами себя настраивают. Кто-то слушает для этого хип-хоп (я-то его не люблю, но что поделать, хотят они его слушать – ну и ладно), кто-то спокойную красивую музыку. Кто-то разговаривает с психологом по телефону, кто-то выходит ненадолго подышать свежим воздухом. У всех по-разному это работает, и мы не мешаем им, потому что самомотивация – то, без чего не обойтись тренеру сейчас и тем более в будущем.

Мне кажется, что мне хорошо удается мотивировать людей. Лучше всего это получается, когда я честно говорю с ними один на один. Когда ты честен с людьми, люди готовы идти за тобой и работать с тобой. На мой взгляд, мотивировать людей и быть честным с ними – это самые важные качества любого руководителя независимо от того, всей ли компанией он управляет или только ее подразделением. Я стараюсь посещать семинары, учиться новому. Я трудолюбив и мне нравится, когда мои подопечные тоже проявляют трудолюбие. Мне кажется, этот процесс должен быть взаимным. Если ты хочешь, чтобы твои сотрудники были внимательными и целеустремленными, то ты и сам должен быть таким, подавать пример. Но вообще мне трудно о себе так много говорить. Может, в России к этому и нормально относятся, поэтому вы такие вопросы и задаете. А в Исландии наверняка найдется кто-то, кто будет ворчать и говорить: «Да нет, он не такой. Чего вы его вообще слушаете?»

Если мне не нравится, как кто-то из игроков выполняет мои требования, я вырываю ему коренной зуб. Шутка. На самом деле я считаю, что дополнительное образование и дополнительная профессия, не связанные напрямую со спортом, не помешают в футболе. Что дает мне моя профессия зубного врача? Вы знаете, люди ведь частенько боятся стоматолога, поэтому к ним нужно найти подход. Кого-то лучше успокоить, с кем-то пошутить, третьему нужно сказать что-то строго (к примеру, с детьми это хорошо работает). К каждому пациенту нужно находить свой подход. В футболе в принципе то же самое. К каждому игроку нужен индивидуальный подход.

Женщины в Исландии могут играть в футбол столько же, сколько и мужчины. У нас равноправие. На национальном стадионе женским командам предоставляется столько же времени, сколько и мужским. Разницы между тренерами мужской и женской сборной нет. Я ведь тренировал женщин, поэтому могу сказать, что они внимательнее, лучше слушают, чем мужчины. Когда тренируешь их, они четко выполняют инструкции. Парни не всегда внимательны и часто ведут себя так: «Ой, ну я знаю, как играть в футбол, что ты мне тут рассказываешь!» Но с другой стороны, нужно тщательнее думать о том, что именно говорить женщинам. Они дольше помнят все, более чуткие. Парню можно сказать: «Да пошел ты». С женщинами так не скажешь, нужно по-другому.

Я не хотел бы быть похожим на какого-то конкретного тренера, просто потому что невозможно быть кем-то другим. Но, безусловно, можно многому научиться у других. Мне нравится Ларс, его скромность, спокойствие и опыт. Это фантастический тренер. Еще один мой любимый тренер – Юрген Клопп, сейчас он наставник «Ливерпуля». Он замечательно мотивирует игроков и очень уважает их. Мне нравится Моуриньо. Я всегда внимательно слушал, что говорит Алекс Фергюсон. После того, как Фергюсон перестал тренировать «Манчестер Юнайтед», он много выступал с лекциями. На некоторых я был и читал его книги. У него фантастическая философия, простая и эффективная. Я вообще считаю, чем проще что-то, тем лучше это работает. Мы в Исландии как раз стремимся быть проще. Ну и больше всего я преклоняюсь перед тренером мадридского «Атлетико» Диего Симеоне. Страсти ему и игрокам «Атлетико» не занимать.

Если тебе кажется, что ты играешь на пределе возможностей, нужно поднимать планку и ставить новую цель. Многие говорят, что сборная Исландии сделала на Евро 2016 больше, чем могла, когда вышла в четвертьфинал. Но я не согласен с этим. Мне кажется, всегда можно улучшать качество того, что ты делаешь. Если так не поступать и считать, что ты достиг предела, неизбежно скатишься вниз.

Марио Балотелли – характерный пример игрока-индивидуалиста, слегка сумасшедшего, который нам не очень подходит. Что бы я сделал, если бы он играл в моей сборной? Вы знаете, когда мы пытались сплотить игроков, мы задумались над тем, в чем заключается идентичность нашей сборной. У нас ведь не самые сильные игроки, поэтому нам надо делать акцент на каких-то особенных качествах, чтобы побеждать. Мы решили, что наши фирменные качества – трудолюбие и упорство. Балотелли нам по этой причине не очень подходит, потому что он ленивый. Да, безусловно, когда он получает мяч, он может продемонстрировать невиданное мастерство, но он не выкладывается на все 100%. Думаю, мы бы попытались вовлечь его в командные действия, но если бы он не смог этого сделать, я бы не стал тратить на него время.

Я думаю, что тренером национальной сборной должен быть не иностранец, а соотечественник. Да, конечно, можно найти хорошего тренера и за границей, но, чтобы иметь связь с игроками, уметь их настраивать на игру за свою страну, нужен соотечественник. Согласитесь, будет странно услышать от человека из другой страны такую риторику. Но если мне поступит когда-нибудь предложение возглавить сборную России, я подумаю.

У нас нет каких-то необычных традиций в сборной. Все может показаться довольно банальным со стороны. Тренировки расписаны по минутам. Что мы делаем, когда не тренируемся? Да ничего особенного. Иногда наш вратарь нам показывает новое кино. Что еще? Ну, иногда занимаемся всякими глупостями, чтобы было не очень скучно. У нас есть хор, к примеру. Иногда к нам приходят комики, которые нас развлекают. А так все очень обыденно, знаете ли.

Напивался ли я в хлам с игроками? Нет, что вы, мы алкоголем не злоупотребляем. Это же никак не помогает тебе как спортсмену. Ну, однажды мы, конечно, выпили, когда вернулись после Евро в Исландию, но не в хлам, конечно. Так, чуток.

Что я могу посоветовать организаторам чемпионатов мира, в частности в России? Думайте про игроков. Они основные действующие лица, и о них нужно думать в первую очередь, а не о зрителях. Сейчас все сводится к тому, что главное – это телевидение и зритель, который его смотрит. И расписание так устроено, чтобы оно было удобно для зрителя. Но игрокам-то это неудобно. Играть две игры за три дня – это глупость, физически это неоправданно. На восстановление сил нужно два дня.

Честно говоря, наш фирменный клич «Хууу» мне уже перестал нравиться, потому что мне теперь везде при встрече кричат это «Хууу». Поначалу такое внимание, конечно, приносило удовольствие, но ведь надо все время на это «Хууу» как-то отвечать. Вообще этот звук мы украли, кажется, у шотландцев, однако именно благодаря нашим болельщикам на Евро все о нем узнали.

Вообще мы стараемся у всех заимствовать хорошие идеи, почерпнуть лучшее. Так делают в бизнесе, и мы в футболе тоже так делаем. Мы не ограничиваемся одним стилем. К примеру, нет смысла копировать испанский стиль, потому что в итоге получится плохая копия испанского стиля, а нам это не нужно. Лучше заимствовать у всех понемногу и постепенно выработать свой собственный стиль.

У наших игроков есть образование и какая-то профессия. К 40 годам они окончат свою карьеру. А что потом? А потом они могут вернуться к той профессии, которая у них есть. В мире очень много спортсменов теряются в жизни после ухода из спорта. Но о наших я как раз не беспокоюсь. Им есть чем заняться.

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться


САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ