Закладки


Поделиться

URL
***

Лидерство / Лидеры

«Смысл нашего существования — предоставлять людям услуги долгосрочной мобильности»

25 декабря 2017

Фото: Максим Стулов / "Ведомости"

«Смысл нашего существования — предоставлять людям услуги долгосрочной мобильности»

Второй по величине производитель шин в мире – Michelin продолжает увеличивать глобальные продажи (за девять месяцев 2017 г. они выросли на 9% до 16,4 млрд евро), а рентабельности французской группы позавидуют многие промышленные компании (12,6% в первом полугодии 2017 г.). Michelin выпускает шины для всех видов транспорта – от велосипедов и мотоциклов до сельхозтехники и самолетов, и продажи хорошо сбалансированы географически: около 70% приходится на Северную Америку и Европу, 30% – на Азию, Латинскую Америку и другие страны.

Но конкуренция на шинном рынке становится все острее: за последние годы Китай превратился в крупнейшего производителя шин на планете, сосредоточив у себя 70% мирового производства, потребляя лишь 40%, говорил в июле этого года банковским аналитикам президент Michelin Жан-Доминик Сенар. За последние пять лет доля китайских производителей грузовых шин в Европе выросла с 5 до 29%, добавлял Сенар. «Мы должны реагировать на это, должны быть конкурентоспособными», – говорил президент Michelin. Поэтому весной этого года Сенар объявил о реорганизации группы, в которой работают более 110 000 человек. В Michelin будут созданы 10 региональных подразделений, руководители которых получат больше свободы в продажах и маркетинге, 14 бизнес-юнитов, каждый из которых будет отвечать за определенную продуктовую категорию, и восемь операционных дирекций, сформированных по функционалу: «Производство», «Закупки», «Управление цепочками поставок» и проч.

В интервью «Ведомостям» Сенар рассказал, какие цели преследует реорганизация и почему в результате шинный и издательский бизнес компании обретут большую синергию. Мы публикуем это интервью с небольшими сокращениями.

Глобальные продажи Michelin стабильно растут, рентабельность – выше 10%. Почему вы затеяли реорганизацию группы?

Нам необходимо эволюционировать, чтобы быть более гибкими, более реактивными, способными быстрее откликаться на перемены. А наши клиенты ожидают от нас, что мы будем оказывать им все более персонализированные услуги, связанные с мобильностью. Это банальность, которая не перестает от этого быть истиной: клиент должен оставаться в центре нашего внимания, ведь это клиент дает нам заказы. Нам потребовалась новая организация, чтобы быть настолько эффективными, насколько это возможно.

В результате должны быть довольны как клиенты, так и сотрудники. Поскольку сотрудники – это второй наш столп, на котором держится компания. Сотрудники должны иметь достаточно полномочий и ответственности, чтобы действовать гибко, но в рамках общей и четко прописанной стратегии.

Мы последовательно реализуем стратегию, которая обеспечивает нам как географическую диверсификацию, так и продуктовую: компания присутствует во всех сегментах [шин]. Географическая диверсификация очень важна, поскольку экономические циклы в разных регионах не совпадают. Продуктовая диверсификация – тоже, поскольку только 40% нашего производства приходится на сегмент в2с, а остальное – в2в: шины для грузового транспорта, сельхозтехники, самолетов и прочее. То есть мы покрываем все сегменты, связанные с мобильностью.

О реорганизации и новой организационной структуре группы я объявил в марте этого года. Очень большая работа уже проделана, некоторые регионы – и Россия в том числе – продвинулись вперед очень значительно.

В новой структуре группы Michelin выделено 10 регионов. В какой вошла Россия?

В Восточную Европу, столица этого региона – Москва. Я провел два дня с командой Michelin в Москве и вижу, что здесь идеи нашей реорганизации прочувствовали и движутся в правильном направлении.

Но важно понимать, что реорганизация не затрагивает базовые ценности Michelin, смысл нашего существования остается прежним: предоставлять людям услуги долгосрочной мобильности. Предоставляя это, группа должна демонстрировать экономическое, технологическое, социальное развитие.

Про технологическое развитие. В новой структуре Michelin выделены восемь операционных дирекций, в том числе «Исследования и разработки» и «Разработки технологий сервиса».

Логика нашей новой организации в том, чтобы предоставить большую свободу и ответственность директорам региональных подразделений в продажах. Здесь большая перестройка – если раньше мы говорили про «продукты», то теперь говорим про «клиентов». Директора теперь ответственны в том числе и за маркетинг продуктов для различных категорий клиентов.

Хотя понятно, что у нас существует глобальный производственный план. Наш индустриальный полюс включает в себя производство и R&D.

Сколько у Michelin сейчас исследовательских центров в мире?

Их несколько. Крупнейший и самый известный находится во Франции. Есть в Северной Америке, поскольку мы очень хорошо представлены в регионе: Северная Америка дает Michelin 35% бизнеса, и мы ведем там серьезные разработки. У нас есть исследовательские центры в Японии, Таиланде, Китае, Индии. Есть у нас и лаборатория в России. Локальный аспект исследований очень важен при наличии местного производства. Поскольку позволяет понять, что именно требуется в данных условиях [эксплуатации]. А из этих локальных узлов формируется единая глобальная сеть, которая и функционирует как единая и глобальная.

Michelin выпускает шины для всех видов транспорта – от велосипедов и мотоциклов до сельхозтехники и самолетов. Но какой сегмент кажется вам самым перспективным?

Сегодня я не знаю ни одного сегмента нашего бизнеса, про который я могу сказать, что он «самый перспективный» для Michelin. Возьмем, например, Россию. Почему я так уверен в перспективах этого региона? Потому что мы успешны здесь практически во всех сегментах.

Естественно, это сегмент коммерческих автомобилей, тяжелых грузовиков. Владельцы автопарков становятся все более разборчивыми, более требовательными, они задумываются над тем, как снижать издержки на обслуживание парка своих машин, как его модернизировать; задумываются над тем, как уменьшить нагрузку на окружающую среду.

Мы растем в сегменте шин для горной индустрии – здесь мы большие специалисты.

А какие у нас прекрасные перспективы в сегменте сельскохозяйственных шин в России! Население планеты постоянно растет, людей необходимо кормить, а у России 17 млн кв. км территории, из которой большая часть может быть использована под сельхозпроизводство. В этом сегменте у нас тоже есть отличные наработки. Например, технология низкого давления [сельскохозяйственных] шин Michelin позволяет существенно снизить воздействие на почву и тем самым поднять урожайность.

Когда-то мы начинали в России с шин для легкового и коммерческого транспорта, сегодня наш бизнес значительно шире и больше, чем только эти два сегмента.

Michelin была первой зарубежной компанией, создавшей шинное производство в России. Ваш завод в Московской области работает с 2004 г. и способен выпускать в год до 2 млн летних и зимних легковых шин под брендами Michelin и BFGoodrich. Какая сейчас загрузка у предприятия?

Завод Michelin в Давыдове загружен полностью – на 100%.

То есть кризис для вас в России закончился?

Конечно, падение продаж и загрузки было. Но это был хороший момент для модернизации производства, реформирования команды. Вчера я посетил наш завод и был очень рад почувствовать бодрый дух команды, увидеть, что они устремлены в будущее...

На смену машинам с двигателями внутреннего сгорания идут электрокары, подключаемые и самоуправляющиеся автомобили. Это что-то меняет для Michelin?

Это открывает для нас новые горизонты, позволяет нам продемонстрировать наш технологический потенциал. Ведь мы компания, которая разрабатывает высокотехнологичные материалы и предоставляет услуги долгосрочной мобильности. Чем более сложными становятся автомобили – электрическими, автономными, – тем сильнее возрастает значение шин. Например, электромобилям шины Michelin позволяют очень серьезно увеличить пробег на одной подзарядке – по сравнению с шинами других производителей. Еще более важным элементом станут шины для самоуправляющихся автомобилей, именно поэтому в [концепте колеса будущего] Michelin Vision заложена способность быть на связи с машиной.

За последние пару лет Michelin купила бразильского производителя шин для двухколесного транспорта Levorin, технологические компании NexTraq и Sascar. Можете объяснить логику поглощений, которые осуществляет ваша компания?

Рост за счет покупки других предприятий – вполне естественный для Michelin, компания делала так всегда. При том что мы предпочитаем органический рост – за счет развития наших собственных производств.

Поглощения мы осуществляем, если видим, что приобретаемая компания может что-то принести Michelin. Я очень доволен нашей инвестицией в Бразилии – покупкой Levorin.

Другие наши поглощения относятся к сфере оказания услуг, в первую очередь цифровых, что должно позволить нашей группе резко ускориться в создании цифровых сервисов для наших клиентов, в первую очередь обладающих парком автомобилей. Но и для частных покупателей тоже, поскольку цифровые сервисы позволяют оказывать быстрые и персонализированные услуги как корпоративным клиентам, так и частным. Для этого мы приобрели NexTraq в Северной Америке, Sascar в Бразилии и еще две компании меньшего размера. И я очень доволен, как развивает цифровые сервисы наша российская команда – с умом, с большой креативностью.

Исторически Michelin покупала натуральный каучук у сторонних производителей, но недавно объявила о создании собственных плантаций гевеи в Африке и Индонезии. Почему?

Доступ к сырью – вопрос стратегический, у нас существует долгосрочная программа по обеспечению группы сырьем. Из Африки и Индонезии мы получаем натуральный каучук – сырье, необходимое нам в производстве. (Но, вообще, в производстве шин используется 200 различных материалов.)

Африка – наш исторический регион, мы экспортируем натуральный каучук из Кот д’Ивуара и Ганы, а теперь будем его там производить. В Индонезии мы реализовали много замечательных проектов со Всемирным фондом дикой природы, а теперь высадили гевеи на 50 000 га на Суматре. То есть для нас этот проект преследует две цели: с одной стороны, мы получаем источник натурального сырья, с другой – выполняем социальную миссию – увеличиваем площадь лесов, создаем 16 000 рабочих мест.

У Michelin был успешный фестиваль Challenge Bibendum, который проводился в разных мегаполисах планеты. В этом году его сменило новое мероприятие – Movin’ On. Почему?

– Challenge Bibendum – это было очень успешное мероприятие, но оно проводилось раз в три года в разных городах мира и было слишком завязано на Michelin. Мы захотели создать ежегодный ивент, посвященный новой мобильности. В котором бы участвовали не только автопроизводители, но и мэры больших городов, исследователи и ученые, банки, страховые компании – все, кто принимает участие в формировании новой долгосрочной мобильности. Так родился Movin’ On, первое «издание» которого очень успешно прошло в июне этого года в Монреале, и на следующий год мы запланировали Movin’ On там же – в еще более крупном формате.

Конкурирующий с Красным гидом Michelin гид Gault & Millau представил свое первое издание по московским ресторанам и гостиницам в ноябре. Michelin когда-нибудь начнет оценивать российские рестораны и отели?

Красный гид заслужил всемирную славу своей объективностью, а звезда Michelin стала синонимом исключительности. Все регионы планеты заслуживают того, чтобы быть описанными гидом, и Россия в том числе. Но это, во-первых, вопрос распределения наших усилий и тайминга, а во-вторых, мы приходим в регион или в город, когда чувствуем, что нам есть кого поддерживать, а наши усилия будут оценены. Нет никаких причин, чтобы Красный гид Michelin не пришел в Москву.

Но, насколько я понимаю, бизнес-модель гида Michelin такова, что вы создаете местное издание, только если понимаете, что можете заработать на его продаже. Что в случае с Москвой проблематично, особенно учитывая, что справочники и путеводители мигрируют из бумаги в цифру. 

Да, мы зарабатываем на продаже гидов, но я не сомневаюсь, что у нас есть читатели в Москве. И гастрономия в стране развивается очень хорошо.

Даты прихода Красного гида Michelin в Россию пока нет?

Пока нет. Мы объявим, когда будем готовы...

По мере того как растет шинный бизнес Michelin, доля от продаж гидов в общем обороте компании становится все меньше и меньше...

Да, это маленькая доля в обороте, но огромный имиджевый вклад! Особенно теперь, когда мы говорим о новой мобильности: гастрономия, путешествия – все это отлично работает на имидж группы Michelin.

Michelin – глобальная компания, работающая по всему миру. Сложно ли управлять ею из Клермон-Феррана – города с населением в 150 000 человек?

Я счастлив, что мы не в Париже, а в Клермон-Ферране, откуда наша группа успешно управляется на протяжении уже 128 лет. Во-первых, я горд руководить компанией из города, в котором она родилась: наследие – это очень важная материя. Во-вторых, у нас в штаб-квартире особая атмосфера – динамичная и интернациональная, ведь многие менеджеры приехали в Клермон-Ферран из других стран и большинство из них много путешествуют.

И нет никаких проблем с привлечением молодых талантов в провинцию?

Такая проблема существовала еще несколько лет назад, но теперь исчезает. Дело в том, что качество жизни в красивом провинциальном городе начинает привлекать все больше людей. Я вижу это по своим управляющим: для них жизнь в Париже уже не цель жизни, и они понимают, чем они могут наслаждаться в провинции. И я сам распробовал прелесть жизни в небольшом городе: нет ничего приятнее возвращаться из мегаполиса в Клермон-Ферран, где все рядом, нет пробок, где ты близок природе... Уверяю вас, все это очень стимулирует мозговую активность руководителя (смеется).

Полная версия интервью опубликована на сайте газеты «Ведомости»

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться


САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ