Закладки


Поделиться

URL
***

Менеджмент / Корпоративный опыт

09 июня 2015

Корпоративные оздоровительные программы плохо влияют на наше здоровье

Исследование: Андре Спайсер, профессор Бизнес-школы Касса при Лондонском университете Сити, провел культурный и исторический анализ корпоративных оздоровительных программ (результаты он опубликовал в книге «The Wellness Syndrome», написанной в соавторстве с Карлом Седестремом из Стокгольмского университета). Спайсер пришел к выводу, что эти программы не только отличаются низкой рентабельностью, но и приводят к обратному результату: многие сотрудники чувствуют себя хуже и больше беспокоятся о работе.

Вопрос: Оздоровительные забеги и диеты — лишь часть проблемы, а не ее решение? Профессор Спайсер, защищайте свою идею! Спайсер: Мы с моим соавтором, Карлом, были поражены неэффективностью оздоровительных прог­рамм. Несколько исследований (одно из них, заметьте, провела «Rand Corporation») показало, что в лучшем случае они дают скромные результаты. Возьмите, к примеру, программы похудения. Мало кто из записавшихся на них следует рекомендациям, а те, кто следует, теряют в среднем около килограмма. Чего я никак не ожидал, так это обратного результата. Многие прог­раммы вызывали у сотрудников чувство вины и беспокойство. Люди, которые раньше были довольны всем, в том числе стабильной рабочей обстановкой, включившись в оздоровительный курс, начали нервничать из-за возможной потери работы. Им стало казаться, что нужно представать перед начальством в лучшем свете и что, выкуривая сигарету, они рискуют своим местом.

HBR: Ничего себе!

Можно пойти дальше. Из трудов по психологии морали мы узнали, что люди судят о других по показателям здоровья — например, по весу. Это вполне объяснимо, а вот то, что осуждение «нездорового поведения» часто перерастает в негативное отношение к человеку в целом, для меня стало новостью. Если люди замечают, что вы делаете что-то вредное для здоровья, они решают, что вы не можете хорошо работать. Например, вы много едите в обеденный перерыв, значит, вы ленивы и у вас низкая производительность труда.

То есть оздоровительные прог­раммы не только неэффективны, но и вредны?

В некоторых случаях — да! Если они очень интенсивные, сотрудники, как мы заметили, тратят на них массу энергии. Из-за этого у них порой остается меньше времени на работу. Гораздо чаще, впрочем, эти программы съедают личное время, и жизнь сотрудников, оказывается, поделена только между работой и спортом.

Почему тогда на эти программы тратится столько денег?

Тому есть несколько причин. Самая очевидная: их активно рекламируют. Корпоративный фитнес — огромная индустрия с мощным лобби. Другая причина — мы сами покупаемся на эту идею. По мнению некоторых социологов, в секулярном обществе погоня за здоровьем заполняет пус­тоту, образовавшуюся на месте религии. Ну а компании пропагандируют эти программы потому, что считают: здоровые люди лучше работают.

И это действительно так?

Очевидно, что больной человек работает хуже, хотя многое зависит от характера работы и заболевания. Однако в целом связь между «отличной физической формой» и лидерскими качест­вами, умением руководить и даже производительностью труда не доказана. Поэтому программы корпоративного фитнеса в том, что касается их разработки и рекламы, далеки от совершенства. За ­последние 20 лет многое изменилось. Стандарты стали гораздо жестче. Теперь мало иметь нормальный вес — нужно быть в превосходной форме. Эксперты в области политики здравоохранения рассказали нам, что для иллюстрации образа здорового сотрудника компании используют изображения спортсменов-бегунов и очень худых мускулистых людей. И что в результате? Относительно здоровые люди чувствуют, что недотягивают до идеала. Они смотрят на эти картинки, говорят «Я никогда таким не стану» и перестают ­стараться. Тем временем образовался класс этаких суперлюдей, которые довели себя до идеальной формы, — они судят тех, кто не соответствует их стандартам, утверждая ложную связь между физическим состоянием и способностями человека. Эксперименты показывают, что у тучного соискателя меньше шансов получить работу, чем у человека со средним весом, даже если у них одинаковые резюме.

Ох уж эти люди!

Это вещь обоюдоострая. «Суперлюди» часто зацикливаются на физической форме, потому что боятся скатиться в другой класс. Они видят в этом показатель профессионального успеха.

А успешные бизнесмены в хорошей форме?

Им хочется в это верить. Я заметил удивительный тренд: за последние 20 лет резко подскочило число гендиректоров, которые упоминают фитнес в своих ­биографиях. Похоже, они думают: хочешь быть лидером — показывай, что ты в форме. Число руководителей, бегающих марафоны, возросло на 100%.

Может, речь идет о числе руководителей, которые утверждают, что бегают марафоны?

Может, и так! Но, без сомнения, для них это важный способ самопрезентации. Возможно, того же они ждут и от подчиненных.

Тоска какая! Я хоть и полноватый, но считаю себя хорошим работником!

Да, я согласен, сейчас в программах здоровья есть нечто гнетущее. Что-то вроде правила одного процента. Моральные оценки даются без опоры на факты. И возможностей оздоровления больше у тех, кто и так в хорошей форме, точно так же, как доступ к свежим продуктам есть у тех, кому они меньше нужны и у кого их и так в избытке. В ходе исследования мы видели, что программами ЗОЖ в полной мере пользуются высокопоставленные сотрудники, а люди, занимающие низкие должности и внештатники — те, кому эти программы могли бы многое дать, часто ничего от них не вы­игрывают.

С развитием современных технологий, например с появлением фитнес-браслетов, эти программы становятся еще более репрессивными?

Удивительное дело. Мы ­негодуем по поводу «Большого брата» и тотальной слежки, но ­платим за возможность стать объектом наблюдения. Мы выкладываем сотни долларов за электронные браслеты, вроде тех, что силой надевают на преступников. Если вы делаете это добровольно и вашему здоровью это идет на пользу — что ж, хорошо. Но все усложняется, когда компании заставляют вас носить такие браслеты: это полностью разрушает барьер между работой и частной жизнью. Ни с того ни с сего работодатель начинает отслеживать, вышел ли я на пробежку в свое личное время. Это скользкая дорожка.

Как, по-вашему, нужно использовать эти программы?

Сразу хочу сказать, что я не считаю их полностью бесполезными. Давайте просто зададимся вопросом: чего мы пытаемся добиться, какую проблему решаем?

Во-первых, работодатели должны спросить себя: нам нужно все это? В некоторых случаях достаточно просто арендовать для сотрудников спортзал. Во-вторых, внедряя оздоровительные программы, нужно ставить реалистичные цели. Часто они звучат так: все сотрудники должны бросить курить. Это нереально и приводит к обратным результатам. В-третьих, надо установить границы. Наблюдать за людьми в нерабочее время с помощью передовых технологий проблематично, к тому же все больше данных свидетельствует о том, что проникновение работы в личную жизнь снижает производительность труда. И, наконец, стоит обратить внимание на детали, которые, как известно, могут многое изменить. Вместо того чтобы закупать рабочие столы со встроенной беговой дорожкой, озаботьтесь естественным освещением, свежим воздухом и доставкой фруктов в офис.


Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться


САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ