Закладки


Поделиться

URL
***

Менеджмент / Принятие решений

О чем не расскажет чистая приведенная стоимость

24 декабря 2014

О чем не расскажет чистая приведенная стоимость

Позвольте задать вам вопрос. Что разумнее:

Вложить 10 млн долларов в проект, который принесет вам 20 млн долларов через 3 года со 100% вероятностью... или

Вложить 1 млн долларов в проект, который принесет 3 млн долларов через 3 года с 50% вероятностью?

Классическая наука говорит, что первый вариант лучше. При нем можно рассчитывать на получение 10 млн прибыли от первоначального вложения в 10 млн. Во втором сценарии, в случае, если я смогу найти 10 похожих инвестиционных проектов, я могу ожидать прибыль величиной в 5 млн — поскольку половину из своих вложений я теряю. Даже без учета административных издержек, которые свойственны многим корпоративным предприятиям, нетрудно понять, что 10 млн больше, чем 5 млн, поэтому, если я финансовый директор, я сделаю ставку именно на первый проект.

Все просто, не правда ли?

К сожалению, эта простота обманчива. В приведенном выше примере единственная информация, которой я располагаю, это данные о потенциальных исходах для инвестора в первые три года вложения. На самом же деле большинство инвестиционных программ не возникают, чтобы через три года исчезнуть. А чем дольше действие проектов в вашей организации, тем труднее людям хотя бы отдаленно предсказать их реальное финансовое воздействие. Если я скажу вам, что инвестиции размером в миллион были сделаны в эксперименты, приведшие к возникновению Kindle в Amazon или iPod в Apple, вы бы, наверное, серьезно подумали, прежде чем называть более разумным первый вариант (хотя именно он выглядит лучше в обычной таблице в Excel).

Вместо того чтобы сравнивать проекты с помощью простого расчета чистой приведенной стоимости (что слишком уж часто делается в корпоративной Америке), важным управленцам нужно почаще рассматривать инвестиции как комплексные опционы. Малое и рискованное вложение может дать нам огромный потенциал для развития, в то время как более крупная и гарантированная инвестиция способна оказаться полностью лишенной всякой опционной стоимости. И при оценке проектов на основе их опционной стоимости нам нужно тщательно подбирать методику расчетов к типу и масштабу лежащей перед нами возможности. Здесь не обойдешься простыми финансовыми инструментами, о которых нам рассказывали на лекциях по корпоративным финансам в университете. Комплексные опционы требуют более разностороннего рассмотрения инвестиционной возможности.

Многие из нас интуитивно понимают, как устроены комплексные опционы. Возьмем молодых американских студентов, решивших посвятить себя карьере хирурга. Это долгий, изматывающий путь ценой в сотни тысяч долларов и длиной в 15 лет. Но при оценке этой возможности они учитывают, чего могут достичь в результате и что нужно сделать, чтобы опцион хирургии (самой высокооплачиваемой специальности) оставался открытым. Они вкладывают время, деньги и силы, зная, что единственный способ все потерять — это вообще не инвестировать в данную возможность.

Читайте материал по теме: Извлекайте уроки из несбывшихся прогнозов

Весьма похожим образом делают инвестиции и венчурные капиталисты. В недавнем интервью New York Magazine Марк Андриссен заявил, что самый важный для венчурного капиталиста вопрос звучит следующим образом: «А что, если это сработает?». Лучшие инвесторы не вкладывают в компанию, какой они ее видят сегодня. Решающим фактором являются даже не денежные потоки, которые они получат в течение последующих пяти лет. Они смотрят на молодого предпринимателя и спрашивают себя: «Если мы выберем этот путь, до какого размера может вырасти этот бизнес? При условии успеха насколько переломной будет его технология? На сколько отраслей распространится его влияние?»

Подобно хирургу, который решил учиться по специальности «лечебное дело» в качестве первого шага к чему-то большему, лучшие венчурные капиталисты следят за тем, чтобы и они сами, и их подопечные предприниматели оставляли свои опционы открытыми к получению максимальных выгод на каждом этапе пути.

В крупных корпорациях мы принимаем инвестиционные решения по-другому. Вместо того чтобы приобрести опционы на какую-нибудь сулящую трансформацию возможность, большинство высокопоставленных руководителей готовы вкладывать лишь в то, что выглядит как логическое следствие предыдущей деятельности. Обычно они состредотачиваются на таких показателях, как доходность вложения, внутренняя норма прибыльности, в лучшем случае — ожидаемые денежные потоки. То есть на таких критериях, которые оставляют инвестора в плену у таблицы Excel.

Все эти инструменты чрезвычайно ценны, когда речь идет о постепенных изменениях. Но они практически не позволяют нам заглянуть в будущее и сделать большие стратегические ставки. Они помогают нам рассчитать, какую турбину приобрести или в каком регионе открыть следующий филиал. Но, когда дело доходит до радикальной трансформации компании, борьбы с разрушительными тенденциями или созданию новых быстрорастущих бизнесов, все эти показатели не срабатывают. Их горизонты слишком узки.

Читайте материал по теме: 9 причин, из-за которых принимаются плохие решения

Большим корпорациям по всему миру будет полезно задать самим себе три вопроса.

Что, если это сработает? Чтобы понять стоимость опциона, инвесторам нужно продумать все возможные исходы. Нет более важного исхода инновации, чем успех. Если проект сработает, чего вы сможете добиться? Только тогда, когда вы получили представление о масштабе возможного успеха, а также вероятности его воплощения в жизнь, вы можете сравнивать этот вариант с другими доступными вам инвестициоными возможностями.

Что потребуется для того, чтобы опцион оставался открыт успеху? Второй вопрос касается минимизации потерь. На этом спотыкаются многие. Компании видят возможности успеха и бросаются «с места в карьер». Вместо того чтобы вкладывать поэтапно (чтобы выяснить, стоит ли делать дальнейшие инвестиции), руководители часто дают добро на весь проект. Они с большой помпой делают публичные заявления, которые, если опцион не приносит ожидаемого дохода, приводят к потерям средств или к позорному отступлению.

Есть ли у нас то, что нужно, чтобы довести дело до конца? На бирже, если вы не хотите использовать опцион, вы можете его продать. Внутри организаций опционы имеют ценность только в том случае, если мы осуществим задуманное. IBM Research, Bell Labs и Xerox Parc — все они предоставляли материнской компании опционы на прорывные технологии. Неумелое обращение с представившейся возможностью (что и случилось с большинством изобретений, сделанных в этих крутых лабораториях) весьма прискорбно. Но еще хуже ситуация, когда в опцион вкладывают, а плана или ресурсов для его осуществления не имеют. Это просто пустая трата денег.

Поэтому, если вы хотите по-другому подойти к решениям о долгосрочных возможностях роста, не забудьте спросить себя: «Если дела пойдут очень хорошо, есть ли у нас ресурсы для дальнейших вложений в этот рост?» Позволит ли его ваша корпоративная культура? Уложится ли это в ваши инвестиционные процессы? Поймут ли вас акционеры?

Инвестиционные решения не бывают простыми. Излишне упрощать их значит напрашиваться на серьезные проблемы. В следующий раз, когда вы окажетесь перед лицом поистине вдохновляющей возможности, вместо того чтобы впихивать все в расчет дисконтированного потока наличности на страничку в Excel, задайте себе вопрос: «А что, если это сработает?» А затем убедитесь, что вы оставляете опцион открытым для успеха.

Читайте по теме:

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться


САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ