Закладки


Поделиться

URL
***

Менеджмент / Стратегия

29 марта 2011

Беда нас сплотила...

Воскресным днем 2004 года Рик Хендрик ехал домой со званого обеда. Зазвонил мобильный. Это был сотрудник его компании. Явно нервничая, он попросил Рика остановить машину, чтобы поговорить.

Хендрику было 55. Ему принадлежала сеть автомобильных салонов, стоившая $3 млрд, и компания Hendrick Motorsports, ведущий организатор автомобильных гонок NASCAR и многократный их чемпион, в которой работало 460 человек. Пока его BMW X5 катился по обочине, у Рика мелькнула мысль: наверное, во время гонки произошла авария и кто-то из гонщиков получил травму.

Но все оказалось гораздо хуже. Корпоративный самолет, летевший на соревнования, в тот день пропал с экранов радаров. На его борту было десять человек, в их числе единственный сын Хендрика — 24-летний Рики, его брат и президент гоночной компании 53-летний Джон, две племянницы, два топ-менеджера компании и еще два сотрудника. «Сначала я решил, что они просто полетели на другой аэродром, потому что не смогли приземлиться из-за погоды, и с ними ничего не случилось», — говорит Хендрик. И он стал звонить сыну и брату на сотовые телефоны. «Вот тогда я понял: если бы они были на земле, они бы ответили». Он приехал домой, рассказал жене Линде о случившемся и стал ждать. К середине дня власти обнаружили место катастрофы и уведомили семью Хендрика, что все пассажиры погибли. «Они очень сильные люди и истинные христиане: они были раздавлены, но нашли в себе силы молиться», — вспоминал Феликс Сабейтс, близкий друг Хендрика и владелец компании-конкурента; он находился тогда в доме Хендрика.

То, что произошло 24 октября 2004 года, стало трагедией семьи Рика Хендрика. А его компания Hendrick Motorsports оказалась на грани гибели. Когда самолет врезался в гору Булл в предгорьях Аппалачей, в самолете находилось все руководство компании (кроме самого Хендрика, ее гендиректора) и ее будущий глава — сын Рики, которого уже готовили к этому. На следующее утро все думали: уцелеет ли компания? «Это естественно — задавать подобные вопросы, — говорит Майк Хелтон, президент NASCAR. — Каково было его компании пережить такое?»

Хендрик вырос на гонках. Гоночные машины водил его отец, и сам Хендрик с юных лет участвовал в гонках на автомобилях и катерах. В 22 года он начал продавать машины, к 26 — стал самым молодым в США дилером Chevrolet, а к началу 1990-х владел одной из крупнейших в стране сетей автосалонов Hendrick Automotive. Кроме того, Хендрик создал сильную гоночную команду Hendrick Motorsports: он первым придумал, что один человек может содержать несколько команд, распределяя между ними постоянные издержки, — сейчас так делают все.

Что такое черная полоса, Хендрик уже знал. В 1996 году ему поставили диагноз «лейкемия» и врачи считали, что жить ему осталось недолго. А через несколько дней после этого ему предъявили обвинение в подкупе руководства Honda. Он должен был предстать перед судом в то самое время, когда проходил тяжелейшее лечение. Чтобы избежать этого испытания, Рик признал себя виновным, и суд заменил заключение домашним арестом и штрафом. Ему запретили заниматься автомобильным бизнесом. Болезнь отступила, а в 2000 году президент Клинтон помиловал его, и с этого момента Хендрик снова стал сам управлять своими предприятиями. К 2004 году его сын Рики, который выступал в гонках NASCAR в высших национальных сериях Craftsman Truck и Busch, уже оставил спорт и занялся только управлением компанией Motorsports. «Я хотел постепенно отойти от дел и пропустить вперед сына», — говорит Хендрик.

Наутро после авиакатастрофы сотрудники Hendrick Motorsports не понимали, на каком они свете. Гонки через шесть дней, но будут ли в них участвовать их экипажи, никто не знал. Кен Хоувз, отвечавший за организацию соревнований, собрал потрясенных сотрудников и объявил: «Мы участвуем, это наша работа». В среду сотни людей пришли в церковь, потом были похороны. Через неделю после крушения самолета пилот Джимми Джонсон выиграл гонки Bass Pro Shops MBNA 500. Хендрик смотрел соревнование дома по телевизору.

Спустя восемь дней Хендрик впервые после трагедии приехал в лагерь Hendrick Motorsports. «Выходя в то утро из дома, я еще не знал, смогу ли перешагнуть через то, что случилось», — рассказывает он. Но перед людьми он держался уверенно. «Представляете себе, он после случившегося стоит перед пятьюстами примерно сотрудниками и говорит: “Послушайте, мы должны это пережить — все вместе”. Это было невероятно, — вспоминает Джефф Гордон, четырехкратный обладатель кубка NASCAR, который выступает за команду Хендрика с 1993 года. — Тогда мы, как коллектив, стали сильнее, чем когда-либо».

Из-за катастрофы пришлось отказаться от централизованного управления в пользу коллегиального. Раньше в Hendrick Motorsports все было просто — важную техническую информацию руководители держали в уме. Хендрик решил, что впредь управлять компанией будет триумвират. Управляющим он назначил своего зятя Маршалла Карлсона, давно работавшего в компании, — тем самым показав, что семья по-прежнему заинтересована в компании. Хоувза, который взял на себя руководство сразу после катастрофы, он сделал вице-президентом. Вторым вице-президентом стал Даг Дачардт, который прежде отвечал за гоночную программу General Motors.

Чтобы постоянно взаимодействовать и обмениваться информацией, три руководителя заняли кабинеты, расположенные рядом, и почти все время проводили в комнате для переговоров, обсуждая те или иные решения. Хоувз хорошо знал компанию и ее историю, у Дачардта был свежий взгляд. «Мы довольно много времени проводили вместе. Нужно было убедиться, что мы говорим на одном языке», — вспоминает Дачардт. Первые несколько месяцев хозяин фирмы не показывался, и его друзья считают, что это было мудро. «Он сумел свое горе отделить от бизнеса, — вспоминает Сабейтс. — У Рика отличные люди, он доверил им управлять компанией до тех пор, пока сам не будет в состоянии вернуться и лично вести дела».

Как рассказывают менеджеры, новая структура заставила их теснее сотрудничать. У каждой из четырех команд Хендрика были свои машины, гонщик и капитан, но они делились ресурсами (например, инженерно-техническим персоналом) и обменивались информацией (скажем, данными о давлении в шинах или подвесках), хотя гонщики во время гонок соревновались друг с другом. Хендрик уже давно хотел приучить своих людей сотрудничать: скажем, если один из четырех гонщиков выигрывал гонку, премию получали все команды. Но, по словам членов триумвирата, изменение правил после катастрофы подействовало сильнее любых премий. «Это был наш козырь — то, что Рик заставил талантливых, азартных людей взаимодействовать, поддерживать друг друга и делиться своими ноу-хау», — считает Маршалл Карлсон. После катастрофы у Рика Хендрика появился «пунктик» — планы действий в чрезвычайных обстоятельствах. На совещаниях он всегда спрашивает: «Какой у нас запасной вариант?» Он хочет, чтобы как можно больше менеджеров получали всю техническую, юридическую и финансовую информацию. «Мы не хотим, чтобы все знал только кто-то один», — объясняет Карлсон. Если предстоит командировка, руководство уже не садится в один самолет и не летает в плохую погоду. Помимо обычного завещания, Хендрик составил план смены власти в компании: он подробно расписал, как после его смерти будут распределены обязанности и в сети автосалонов, и в гоночных командах.

Каждые 90 дней он обновляет этот документ с юристами. «Мы его называем своей библией, — говорит Хендрик. — Знаю по опыту: надо быть готовым ко всему».

По его словам, после катастрофы он стал осторожнее формировать стратегию. «Раньше я хватался за все, — говорит он. — Теперь я стал куда избирательнее. Стараюсь на всякий случай подстелить соломки». Эта позиция оправдала себя во время экономического кризиса. В автомобильной отрасли в целом прибыль резко упала, но в салонах Хендрика в 2009 году она снизились всего на 2,8%, до $3,67 млрд, к началу 2010-го уже вовсю росла.

А гоночная команда тем временем собирала трофеи. С 2006 года Джимми Джонсон выиграл четыре гонки NASCAR подряд, поставив тем самым рекорд. По словам Хендрика, если бы все сложилось так, как ему хотелось, он бы к этому времени, скорее всего, передал дела сыну. «Мы предполагаем, а бог располагает, — говорит он тихо. — Вера, семья, друзья — без этого такого не пережить». Но при этом он считает, что трагедия заставила компанию встряхнуться. «Она словно пробудила в каждом боевой дух, желание хорошо работать, сплотила нас, научила дорожить друг другом и действовать сообща».


Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться


САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ