Как измерить ценность социальных инвестиций

Как измерить ценность социальных инвестиций
|24 апреля 2019| Крис Эдди Майя Чоренгел Мэрайя Коллинз Майкл Этцел

Проблемы неравенства и нехватки ресурсов ощущаются в мире все острее, и многие инвесторы хотели бы, чтобы их вложения обеспечивали не только финансовую, но и социальную отдачу, — «делать бизнес, делая добро». Именно на это нацелены преобразующие инвестиции — вложения в проекты, от которых наряду с прибылью можно ожидать улучшений в социальной сфере и экологии. Но вот беда: прогнозируемую финансовую отдачу выражают в понятных всем цифрах, а для будущих социальных и экологических улучшений нет общепризнанного показателя: их прогноз обычно всего лишь догадка.

Даже информация о прежних проектах компаний не дает инвесторам надежного средства для предсказания будущего социального эффекта. Примерно три четверти всех крупных и средних компаний в мире сейчас включают в отчетность данные о социальных, экологических и правовых аспектах своей деятельности, но в большинстве случаев описываются лишь программы и затраты на них. Количественных оценок ожидаемого воздействия на сообщества не приводится.

ИДЕЯ КОРОТКО

Проблема
Средства для прогнозирования финансовой отдачи от инвестиций используются в бизнесе достаточно широко, но аналогичных инструментов для количественной оценки социальных и экологических улучшений не существует.
 
Решение
Фонд Rise Fund и компания Bridgespan разработали методику для финансовой оценки социальных и экологических улучшений, достигнутых в результате инвестиций.
 
Как это работает
Предложенный метод включает шесть шагов, позволяющих вычислить так называемый коэффициент воздействия инвестиций (IMM), который определяет соотношение достигнутой ценности к объему инвестиции.

Осознав это, основные игроки рынка стали искать способы лучше понимать и контролировать социальное воздействие. Среди них были такие организации, как Root Capital, Фонд Мак-Артуров, Omidyar Network, фонды социальных инициатив Skopos и Bridges Impact+, Всемирный экономический форум, Фонд Рокфеллера. Их усилия привели к созданию нескольких интересных метрик, включая социальный возврат на инвестиции (SROI). Проект управления воздействием, запущенный в 2016 году несколькими фондами и менеджерами по инвестициям, направлен на выработку практических рекомендаций, внедрение передовых практик и поиск общего языка для управления проектами социального воздействия. В последние два года организации, в которых мы работаем — фонд социально-преобразующих инвестиций Rise Fund, принадлежащий TPG Growth, и консалтинговая компания Bridgespan Group — занимались созданием инструмента для измерения отдачи от преобразующих инвестиций, по точности и объективности не уступающего чисто финансовым показателям. Действуя методом проб и ошибок, наши организации в партнерстве с экспертами выработали методику для оценки потенциальной отдачи от инвестиций в социальные и экологические проекты — еще до их запуска. Свой показатель мы назвали коэффициентом воздействия инвестиций (impact multiple of money, IMM).

Вычисление IMM — очень непростое дело, и прежде чем применить этот инструмент, компаниям стоит понять, для каких продуктов, услуг или проектов оправданы столь значительные усилия. Планируя свои инвестиции, фонд Rise проводит качественную оценку их перспективности, чтобы отсеять не только финансово бесперспективные, но и те, которые, скорее всего, не пройдут по критериям IMM. Компании, реально заботящиеся о социальных аспектах, получают преимущество: Rise инвестирует лишь в проекты, у которых минимальная прогнозируемая социальная отдача на $1 инвестиций составляет $2,50. Компании, желающие использовать данную методику, могут устанавливать свой собственный минимальный порог.

Признаем, что применить наш метод нельзя без допущений и альтернативного выбора, так что вряд ли можно сказать, что определенное числовое значение получится в любом случае. Тем не менее мы убеждены, что это весьма ценная метрика социального воздействия.

Далее мы покажем, как вычислять IMM при выборе объекта инвестирования. Предлагаемый метод включает шесть шагов.

1. Оценка значимости и масштаба

Прежде чем начать инвестировать, надо оценить значимость и масштаб будущего продукта, услуги или проекта. Производитель бытовой техники, например, может задуматься о вложениях в энергосберегающие функции продуктов, а сеть клиник — о перспективах расширения в районы с малоимущим населением.

Чтобы оценить масштаб ожидаемых преобразований, задайтесь вопросом: скольких людей может затронуть внедрение продукта или сервиса и насколько сильным будет эффект? В качестве примера мы приводим свою работу с поставщиком образовательных технологий EverFi — один из первых опытов социальных инвестиций фонда Rise (приводимые в статье данные о финансовых аспектах и долевом участии условны, реальные данные — коммерческая тайна). Rise выделил три проекта EverFi, уже охвативших немалый контингент: 1) распространенный более чем в 400 университетах онлайновый курс AlcoholEdu, призванный снизить употребление алкоголя среди студентов; 2) проведенную в 650 университетах программу Haven, информирующую студентов о проблемах сексуальных домогательств и насилия; 3) внедренную более чем в 6100 средних школах программу повышения финансовой грамотности, дающую знания о кредитных картах, процентных ставках, налогах и страховке. Основываясь на прогнозируемом числе студентов, вовлекаемых в эти программы ежегодно, аналитики из Rise предположили, что за пять лет, начиная с 2017 года, инвестиции в компанию смогут затронуть порядка 6,1 млн студентов.

Разумеется, масштабы проекта определяются не только количеством людей, важно, насколько существенными окажутся улучшения. Иногда серьезный прогресс в узкой среде значит больше, чем незначительный эффект в широкой. Рассмотрим еще один проект Rise — вложения в Dodla Dairy. Эта компания ежедневно закупает и перерабатывает молоко, поставляемое более чем 220 тыс. мелких фермеров на юге Индии. Число хозяйств, охваченных программой, известно, и инвестору оставалось определить, сколько молока и по какой цене Dodla будет у них покупать. Планировалось, что за пятилетний период объемы продаж молока составят $2,6 млрд. По оценкам Rise, инвестиция в Dodla позволит увеличить годовые доходы фермерских хозяйств с $425 до $735, то есть на 73%. Имея надежного покупателя молока, мелкие хозяйства будут тратить меньше времени и денег на поиски рынков сбыта и увереннее делать долгосрочные инвестиции.

2. Определение целевых показателей преобразований

На втором шаге вычисления IMM нужно наметить целевые показатели планируемых социальных или экологических преобразований и на основе научных данных понять, достижимы ли они, а также — можно ли будет их количественно оценить. К счастью, инвесторам сейчас доступны огромные массивы данных исследований, на основе которых можно оценивать преобразовательный потенциал инициатив. Последние десять лет всевозможные фонды, НКО и политические структуры (включая Фонд инновационных инвестиций при министерстве просвещения США) постоянно принимают решения о финансировании социальных программ на основе научной статистики. Востребованность методик в этой сфере породила целую отрасль, занимающуюся количественной оценкой влияния проектов на социумы. Среди лидеров этой отрасли можно назвать некоммерческую организацию MDRC, Лабораторию Abdul Latif Jameel по исследованию проблемы бедности (J-PAL) при MIT и Mathematica Policy Research со штаб-квартирой в Принстоне (Нью-Джерси).

Для оценки AlcoholEdu мы использовали данные рандомизированного контролируемого исследования, показавшие, что среди студентов, охваченных программой, показатель «нежелательные ситуации, вызванные злоупотреблением алкоголем» снизился на 11% (речь идет о лихачестве, неподобающем поведении, самобичевании и прочем). В абсолютном выражении снижение составило 239 350 случаев. По оценкам Национальных институтов здоровья США (NIH), доля инцидентов, связанных со зло­употреблением алкоголем, в причинах смерти среди американских студентов составляет 0,015%. Аналитики из Rise сделали вывод, что за пять лет программа AlcoholEdu, охватывающая 2,2 млн студентов, позволила бы спасти 36 жизней. Сохранение жизней — самый важный (но не единственный) эффект от сокращения потребления алкоголя, к тому же его нетрудно оценить в денежном выражении.

В случае программы Haven мы прежде всего уделяли внимание предотвращению сексуального насилия. Его жертвами в студенческой среде в США ежегодно становятся 10,3% женщин и 2,5% мужчин. Исследование 2007 года показало, что после семинаров по профилактике сексуальных преступлений в одном из колледжей на северо-востоке США их число в отношении женщин сократилось на 19%, в отношении мужчин — на 36%.

3. Оценка экономической выгоды

После определения целевых показателей социально ориентированного проекта инвестор должен найти исследование, выводы которого достоверно отражают эти показатели в экономических терминах. Хороший пример — компания Cellulant, которая в разных регионах Африки продвигает мобильную платежную платформу, используемую банками, крупными ритейлерами, операторами связи и госорганами. По заказу министерства сельского хозяйства Нигерии Cellulant занялась реформой государственной программы выдачи дотаций на закупки семян и удобрений. Эта программа увязла в коррупции, порядка 89% ассигнований терялось. Чтобы перекрыть дорогу мошенникам, Cellulant создала мобильное приложение, позволяющее фермерам покупать субсидированные товары у местных торговцев напрямую, исключая посредников. Почва под мошенничеством была выбита, и 90% целевой помощи стало доходить до адресатов.

Перед нами стояла задача определить экономический эффект от получения фермерами семян и удобрений по этой программе. Мы воспользовались проверенным научным источником — исследованием, согласно которому фермеры, участники программы, заработали на $99 больше фермеров из контрольной группы.

При выборе надежного источника мы обращали внимание на несколько аспектов. Прежде всего — на строгость исследовательской методики: насколько системно авторы оценили результаты предшествующих изысканий? Приводят ли они данные рандомизированного контролируемого испытания, позволяющего сравнить показатели групп, охваченных и не охваченных преобразованием? Хорошо, если ответы на эти вопросы положительные, но не менее важна применимость: идет ли в исследовании речь о тех же или социально близких к вашей таргетных группах? Чем больше сходства и чем свежее данные, тем лучше. И еще: желательно исходить из исследований, на которые чаще ссылаются в научной литературе.

Если у вас есть сомнения в ценности источника или нет доступа к надежным данным, попробуйте проконсультироваться у экспертов. К примеру, когда мы, работая с консалтинговой фирмой Acorns, исследовали влияние программ, помогающих людям с низкими или средними доходами наладить режим экономии, мы не смогли найти подходящих материалов по теме и обратились за помощью в чикагский Центр инновационных финансовых услуг. Здесь нашлись данные, свидетельствующие о том, что даже небольшие сбережения помогают небогатым людям не влезать в долги. А чтобы представить финансовые результаты программы AlcoholEdu, мы воспользовались рекомендациями министерства транспорта США по сокращению числа несчастных случаев. В этом документе используется показатель под названием «ценность статистической жизни», и потеря от гибели одного человека оценивается в $5,4 млн. С учетом этого эффект от внедрения AlcoholEdu по сохранению 36 жизней составит не менее $194 млн.

В случае с Haven эталонным исследованием для нас стали материалы Национальных институтов здоровья (NIH), в которых достаточно подробно описано, как экономически оценить последствия преступлений на сексуальной почве. Средние затраты (юридические, медицинские и экономические) на один инцидент оценили в $16 657 с учетом инфляции. Эту сумму аналитики Rise умножили на число преступлений, предотвращаемых благодаря Haven, и получили примерно $632 млн. А поскольку официальная статистика сексуальных преступлений обычно бывает заниженной, реальный эффект от Haven может быть еще более значительным.

Программа EverFi по повышению финансовой грамотности исходила из проведенного в 2016 году исследования в американских школах, где действовала похожая программа. Было показано, что у молодых людей, прошедших ее и достигших 22 лет, средний объем долгов на $538 меньше, чем у их сверстников, не охваченных проектом. За пять лет участники программы сэкономили на выплатах процентов по долгам в среднем по $81. В EverFi участвовало около 1,3 млн человек, так что за пять лет их совокупная экономия могла составить $105 млн. В общей сложности три проекта EverFi дали за пять лет экономический эффект примерно $931 млн.

ЭТИЧЕСКИЕ ДИЛЕММЫ

Иногда монетизация социальных и экологических преобразований порождает непростые вопросы. В частности такие:
 
Для кого каждый дополнительный доллар в индивидуальных доходах будет значить больше — для человека из третьего мира или для жителя развитой страны?
 
Если мы ставим целью повышение индивидуального дохода, следует ли вычислять социальный эффект всегда, независимо от прежнего уровня этого дохода, или только в случае, если доход был ниже определенного порога?
 
Если наша конечная цель — спасение жизней, этично ли оценивать в долларах жизни тех, кого затрагивает ваш проект?
 
Экономисты рассчитывают показатель «ценности статистической жизни», который сильно варьируется в разных странах. Допустимо ли оценивать жизнь человека в зависимости от географической принадлежности?
 
Чтобы ответить на эти вопросы, при обосновании инвестиционных решений фонд Rise использует в числе прочего данные сторонних исследований.
 
В частности, в ряде случаев для вычисления IMM фонд применил глобальный усредненный показатель ценности статистической жизни, а не значения для отдельных стран. Это позволило избежать необоснованного перекоса в пользу инвестирования в проекты в развитых странах, где показатель выше. В других случаях особое внимание уделялось тому, как малоимущие люди реально тратят дополнительно получаемые деньги (по сравнению с более состоятельными). Необходимо, чтобы инвесторы и исследователи и дальше уделяли этим проблемам повышенное внимание.

4. Поправка на риски

Хотя мы с удовлетворением убедились, что исследования ученых можно использовать для оценки экономического эффекта от социальных и экологических преобразований, нам было понятно, что с привлечением чужого опыта, не относящегося напрямую к нашей ситуации, сопряжены риски. Поэтому надо было скорректировать показатели, полученные на основе данных эталонных исследований, учитывая как их качество, так и релевантность. Для корректировки мы использовали специальный «индекс реализации воздействия»: выделили шесть категорий рисков, присвоили им определенные значения и вычислили общий показатель вероятности желаемых преобразований по 100-балльной шкале.

Две составляющие нашего индекса отражают качество исследования и меру его релевантности по отношению к интересующему нас проекту. В сумме на эти две составляющие приходится 60 баллов из 100 возможных. Материалы, основанные на метаанализе или на рандомизированном контролируемом исследовании, получают более высокие баллы, а те, что получены путем простого наблюдения, — более низкие. К первой категории относится исследование по AlcoholEdu, ко второй — исследования по Haven и по программе повышения финансовой грамотности.

Когда вы устанавливаете связь между исследованием и интересующим вас проектом, вам часто приходится делать допущения и предположения, и чем их больше, тем выше риски. В случае с финансовой программой EverFi исследование выявило прямую связь между обучением и сокращением объема долгов, и индекс ­оказался максимальным. Но в двух других случаях — с AlcoholEdu и с Haven — столь явных связей не было. При оценке AlcoholEdu предполагалось, что обучение снизит число нежелательных инцидентов, обусловленных употреблением алкоголя, и в итоге сократит число смертей. Аналогично, исследование для Haven было взято в предположении, что обучение приведет к сокращению числа сексуальных преступлений.

Остальные компоненты индекса (на каждый из них приходится не больше чем по 10 баллов): 1) контекст (мера сходства между социальной средой в эталонном исследовании и в нашем проекте, в частности, ориентированы ли и то и другое на городские или на сельские условия); 2) соответствие уровня доходов (принадлежат ли страны в том и другом случае к одной группе доходности по классификации Всемирного банка); 3) сходство продуктов или услуг (насколько близки в двух случаях особенности деятельности, включая ориентацию на конкретные возрастные категории) и 4) предполагаемое использование (есть ли риск, что после покупки продукта клиент будет применять его не по назначению; вспомним, как много людей, купивших абонемент в спортивный зал, реально его не посещают).

Вычисленные нами индексы для программ EverFi составили: 85% для AlcoholEdu, 55% для Haven и 75% для программы повышения финансовой грамотности. С поправкой на эти индексы экономический эффект составил, соответственно, $164 млн для AlcoholEdu, $348 млн для Haven и $77 млн для программы обучения финансам. Таким образом, совокупный прогнозируемый эффект от трех программ с учетом рисков составил $589 млн (против изначально прогнозировавшейся суммы в $931 млн).

Полная версия статьи доступна подписчикам
Выберите срок онлайн-подписки:

https://hbr-russia.ru/biznes-i-obshchestvo/ekonomika/797120

2019-04-24T08:36:40.000+03:00

Wed, 24 Apr 2019 08:01:23 GMT

Как измерить ценность социальных инвестиций

Проверенный способ оценки социального и экологического эффекта от инвестиций

Бизнес и общество / Экономика

https://cdn.hbr-russia.ru/image/2019/29/xd7ka/original-178r.jpg

Harvard Business Review РоссияHarvard Business Review Россия

Читать полностью

Harvard Business Review РоссияHarvard Business Review Россия