Японский ответ Брекситу

Японский ответ Брекситу

4 апреля 2019|Пол Мейдмент

Все еще неясно, когда Великобритания покинет Евросоюз. Предполагалось, что «днем Брексита» станет 29 марта, но премьер Тереза Мэй запросила отсрочку на три месяца, во время которой она постарается убедить парламент одобрить уже дважды отвергнутый им, но согласованный с Брюсселем план. Отсрочка предполагает единогласную поддержку других 27 членов ЕС, что едва ли можно назвать гарантированным раскладом. В то же время возможным вариантом развития событий остается «жесткий Брексит», который будет означать полное отсутствие договора о последующих отношениях между Великобританией и Евросоюзом.

Этот вариант принесет некоторого рода ясность, но последующая неопределенность мучительна для бизнеса, затронутого политическим процессом.

Японские компании, инвестировавшие в Великобританию, представляют собой интересный пример того, как международный бизнес пытается справиться с политическим смятением, вносящим смуту в британскую экономику в связи с Брекситом. Работающие в Великобритании японские фирмы и японский посол в Лондоне в не свойственной им откровенной манере выказали свое недовольство относительно Брексита и того, как неумело британские политики подходят к решению этой проблемы. Тем не менее, уходить из Великобритании они пока не спешат, а вместо этого, ожидая, пока из хаоса, наконец, возникнет некоторая ясность, предпринимают определенные шаги, которые должны их защитить.

К таким шагам можно отнести перенос штаб-квартир в Евросоз и переезд в страны, где юридически осуществляются финансовые операции. Когда станут ясны ключевые аспекты торговых и инвестиционных отношений между Великобританией и Евросоюзом после Брексита — от пошлин до таможенных процедур, от изменений в схемах поставок до ставок налога на прибыль — японские компании определятся с тем, остаются ли они в Великобритании, уходят ли назад в Японию или переезжают в Евросоюз, и, если так, то с какой скоростью будет осуществляться эта передислокация.

Если говорить о долгосрочной перспективе, то, скорее всего, между Японией и Соединенным Королевством будет заключено соглашение о свободной торговле. Тем не менее, переговоры о нем были приостановлены в феврале. Японская сторона настаивала на условиях более выгодных, чем те, которые действуют в рамках соглашения Японии с Евросоюзом. Так она намеревалась компенсировать меньший размер отдельно взятого британского рынка, а также то обстоятельство, что подразделения японских фирм в Соединенном Королевстве больше не будут иметь неограниченный доступ к единому рынку Евросоюза.

Японские инвестиции все еще добираются до Великобритании, но в Евросоюз они приходят быстрее. С начала 2015-го по июнь 2016 года, когда в Великобритании прошел референдум, определивший выход из Евросоюза, японские инвестиции в Великобританию и остальные страны ЕС росли примерно с одинаковой скоростью. Начиная с середины 2016 года, темпы роста инвестиций в ЕС остались на прежнем уровне, а рост инвестиций в Великобританию замедлился в два раза.

Совокупные инвестиции японских компаний в британскую экономику составили $158 млрд. Как следует из данных Банка Японии и Министерства экономики, торговли и промышленности, 634 японских компании отчитались о годовых продажах на $68 млрд и найме 150 тысяч работников (по состоянию на конец марта 2017 года). Промышленное производство составляет лишь четверть от общего числа японских инвестиций в Великобританию, хотя на эту сферу приходится больше 60% британских работников. На сферу услуг приходится 60% инвестиций, но в ней заняты меньше 40% работников.

Наиболее заметная доля инвестиций приходится на японскую «большую тройку» автопроизводителей — Honda, Nissan и Toyota. На их предприятиях, как в производстве, так и в сфере продаж, работает 60 тысяч британских сотрудников. Совместно они производят 40% всех автомобилей, которые выпускаются в Великобритании, и именно с их приходом на британский рынок связано возрождение британского автомобильного производства, уничтоженного в 70-е годы прошлого века. Ирония, однако, заключается в том, что их заводы (как и рабочие места) находятся в таких городах, как Сандерленд и Суиндон, в подавляющем большинстве высказавшихся за Брексит.

Инвестиционные расчеты японских автоконцернов зависят не только от Брексита. Среди других факторов общее снижение продаж транспортных средств в Европе, а также японско-европейское торговое соглашение, которое делает более целесообразным централизованное производство некоторых моделей в Японии.

В конце февраля Nissan объявила, что выпуск моделей Infiniti Q30 и QX30 на их заводе в Сандерленде на северо-востоке Англии будет прекращен к середине этого года в рамках общего вывода брендов класса люкс из Западной Европы в свете жесткой конкуренции с немецкими производителями. Такое решение последовало за объявлением об отмене планов по производству новой модели спортивных внедорожников X-Trail на том же сандерлендском заводе, где работает около 7 тысяч человек. Но эта отмена произошла в связи с неопределенностью, вызванной Брекситом.

В 2015 году, еще до референдума по Брекситу, Honda обещала инвестировать $263 млн в завод в Суиндоне на юге Англии — единственное европейское производство и единственное место, где выпускается хэтчбек Civic. В середине февраля, однако, в компании заявили о планах закрыть завод к 2021 году, что приведет к потере 3,5 тысяч рабочих мест. Honda объясняет это решение глобальными трендами: продажи в Европе упали в два раза по сравнению с пиком, пришедшимся на 2007 год. Но в компании признают, что среди прочих факторов роль играет и беспокойство, вызванное пошлинами, которые могут быть введены после Брексита. Две пятых комплектующих, которые используются на заводе Honda в Суиндоне, поступают из Евросоюза, и 35% экспорта с завода также идет в ЕС. Планируется, что производство будет перенесено в Японию.

В марте в Toyota заявили, что могут свернуть производство в стране, если договоренность между Соединенным Королевством и Европейским Союзом так и не будет достигнута. Из тех 144 тысяч автомобилей, которые Toyota выпустила в Великобритании в 2017 году, более 7/8 отправились в ЕС. Впрочем, в компании заявили, что хэтчбек следующего поколения Auris будет выпущен на заводе в Дэрбишире независимо от того, чем закончится ситуация с Брекситом, а сам завод получит инвестиции на $300 млн (и грант британского правительства размером в $28 млн) на переоборудование.

Компании из сектора электроники Sony и Panasonic уже переносят свои европейские штаб-квартиры в Нидерланды, благодаря чему их европейские подразделения гарантированно останутся субъектом общих таможенных процедур Евросоюза. Panasonic планирует перевести часть сотрудников из Великобритании в другие страны. В Sony на данный момент не планируют предпринимать подобных шагов и ограничивать свою деятельность.

Многие японские компании также переводят свой документооборот и выставление счетов евро в страны, которые останутся в ЕС. После Брексита британские финансовые компании потеряют права, которые позволяют им заниматься оказанием услуг в странах Евросоюза.

По этой причине японские финансовые учреждения, ведущие бизнес в Великобритании, создают филиалы в ЕС. Этот увеличит сложность работы с регуляторами и потребует дополнительного капитала и оборотных средств1, но такой вариант — лучшее из возможного.

Японский финансовый холдинг Nomura с 2,3 тыс. сотрудников в Лондоне создаст подразделение во Франкфурте, чтобы использовать его как трейдинговый хаб. Также компания планирует перевести во Франкфурт или другие европейские города от 50 до 100 лондонских сотрудников. Nomura планируют перевести небольшое число банковских специалистов в те европейские страны, за которые они отвечают. Так, например, те из них, кто работает с испанскими компаниями, будут переведены в Мадрид. Nomura уже получили во Франции банковскую лицензию, но еще должна получить согласие на увеличение активов от регулирующих органов страны. Также Nomura ведет переговоры о кредитовании своих операций в Париже после вступления в силу Брексита.

Этот список можно продолжить. Mitsubishi UFJ Financial Group расширяет свои подразделения в Амстердаме и планирует открывать парижское отделение несмотря на то, что штат сотрудников в Лондоне также был слегка расширен. В Daiwa предпочли сделать своим европейским центром Франкфурт, но все еще сохраняют штат из 450 человек в Лондоне. Mizuho Financial Group и Sumitomo Mitsui Financial также заявили о том, что собираются открывать немецкие филиалы. Банк Norinchukin переместился в Нидерланды.

Чтобы сохранить имеющиеся инвестиции и привлечь новые, Соединенное Королевство может несколько уменьшить потери, существенно снизив ставку корпоративного налога после Брексита. В этом случае Япония может начать воспринимать Британию как оффшор, что чревато серьезными последствиями для японских компаний в связи с жесткими антиоффшорными законами, принятыми Токио. Есть основания полагать, что это обстоятельство оказало влияние на Panasonic, принявшую решение перевести свою европейскую штаб-квартиру в Амстердам.

Можно сделать вывод, что японские компании сохраняют во всем этом политическом тумане ясность мышления, принимают разумные защитные меры, действуя в рамках того, что уже известно относительно Брексита, и удерживаясь от долгосрочных инвестиционных решений до появления полной ясности. Учитывая, что Евросоюзу и Великобритании все еще предстоят переговоры по будущему торговому соглашению (и они, как это обычно и происходит с подобными соглашениями, наверняка займут годы), такой подход может стать хорошим примером для международных компаний, которые хотят работать в Соединенном Королевстве — причем не только в ближайшем будущем, но и в перспективе нескольких следующих лет.

Об авторе. Пол Мейдмент (Paul Maidment) — директор аналитического центра и управляющий редактор в независимой консалтинговой компании Oxford Analytica.

https://hbr-russia.ru/biznes-i-obshchestvo/ekonomika/798331

2019-04-04T17:33:23.198+03:00

Fri, 12 Apr 2019 20:09:06 GMT

Японский ответ Брекситу

Как японский бизнес действует в условиях неопределенности

Бизнес и общество / Экономика

https://cdn.hbr-russia.ru/image/2019/2m/11ec9r/original-1cgu.jpg

Harvard Business Review – РоссияHarvard Business Review – Россия

Harvard Business Review – РоссияHarvard Business Review – Россия