Как привлечь бизнес к решению проблем человечества

Как привлечь бизнес к решению проблем человечества
|27 ноября 2019| Марк Креймер Риши Агарвал Адити Шринивас

Для вовлечения частного бизнеса в решение самых насущных мировых проблем Организация Объединенных Наций разработала 17 целей в области устойчивого развития (ЦУР). Из 15-летнего срока, установленного ООН, прошло уже четыре года, и сегодня основной вопрос заключается в том, продвигаются ли компании по пути серьезных изменений или просто разыгрывают широкомасштабную пиар-акцию. К сожалению, наши внутренние исследования указывают на второе. Чтобы избежать сокрушительного провала, необходимо кардинальное и немедленное изменение подхода как со стороны компаний, так и со стороны ООН. План, который мы описываем в этой статье, предлагает те важные шаги, которые следует предпринять для изменения политики и достижения таких необходимых нам результатов.

Коммерческие возможности бизнес-решений для достижения ЦУР реальны и обширны. Комиссия генерального директора под председательством бывшего генерального директора Unilever Пола Полмана сообщила, что достижение этих целей открывает бизнесу коммерческие возможности, оцениваемые в $12 трлн. И, согласно Глобальному договору ООН, более 80% из 9,5 тыс. корпоративных участников договора обязались работать над достижением одной или нескольких целей. 95% этих компаний рассчитывали, что смогут оказать «значительное» или «существенное» влияние. Чтобы выяснить, подкрепляются ли эти заверения конкретными действиями, мы просмотрели веб-сайты 100 крупнейших мировых компаний и опросили руководителей ряда фирм, по всей видимости активно работающих над достижением ЦУР. Также мы изучили доклады ООН и другие связанные с ЦУР отчеты и проанализировали историю корпоративных клиентов консалтинговой фирмы FSG и участников пиар-кампании Shared Value Initiative. Затем проверили нашу гипотезу, созвав корпоративных лидеров на международный саммит Shared Value Leadership Summit. Наш вывод таков: серьезные намерения почти каждой изученной нами компании на деле оборачиваются только косметическими изменениями: существующие инициативы корпоративной социальной ответственности (КСО) были просто переименованы в соответствии с новыми целями. Мы обнаружили, что очень немногие компании предпринимают что-то новое или делают что-то иное для достижения поставленных целей. Неужели они ожидают, что, работая в привычном порядке, получат результаты, которых требуют ЦУР?

Безусловно, ЦУР задают высокую планку, но опыт предыдущего проекта в 2000—2015 годах — восемь Целей развития тысячелетия (ЦРТ) — показал, что постановка целей активизирует организации и приводит к значительному прогрессу. Несмотря на то что ЦРТ не были адресованы частному бизнесу, они оказали глубокое влияние на правительства, неправительственные организации и агентства по развитию во всем мире. Младенческая смертность снизилась на 45% — это в пять раз быстрее, чем до принятия ЦРТ. Смертность от малярии упала на 58%. Количество зачисленных в начальную школу детей в странах Африки к югу от Сахары увеличилось на 20%. 95 стран достигли цели в области санитарии, а 147 стран — в отношении чистой питьевой воды. Объемы официальной международной помощи в области развития увеличился на 66%. Эти изменения, возможно, не полностью связаны с ЦРТ, но, безусловно, многие субъекты государственного и социального секторов изменили свои приоритеты, программы действий и распределение средств в соответствии с ЦРТ, что способствовало достижению этих результатов.

С принятием ЦУР и привлечением корпораций ООН существенно изменяет свой курс: организация впервые за долгие годы готова работать с бизнесом. В период с 2000 по 2015 годы многие ведущие игроки разных секторов экономики пришли к пониманию, что решение социальных проблем может приносить прибыль и привлечение частного бизнеса будет способствовать наращиванию объемов инноваций, повышению эффективности и более масштабным преобразованиям. Социальное предпринимательство, микрофинансирование, целевое социальное инвестирование и другие новые подходы набирают обороты и пользуются все большим доверием. Концепции вроде «создания общих ценностей», предложенной Майклом Портером и одним из авторов этой статьи Марком Креймером из Гарвардской школы бизнеса, свидетельствуют, что компании могут даже получить конкурентное преимущество и извлекать неплохую прибыль, помогая решать задачи борьбы с нищетой и голодом, развития качественного образования, чистой энергии и многие другие из списка ЦУР.

Невозможно отрицать масштабы ресурсов, которые способен мобилизовать частный бизнес: например, в США расходы частного бизнеса в размере $22 трлн более чем в 7 раз превышают государственные расходы и в 20 раз — показатель некоммерческого сектора. На рынке капитала можно привлечь триллионы долларов инвестиций. Но такие запасы ресурсов станут доступны только в том случае, если компании найдут возможности для работы над ЦУР в рамках своей основной деятельности. Корпоративная социальная ответственность и благотворительность никогда не смогут обеспечить масштаб воздействия, которого требуют ЦУР. Даже если все корпоративные программы помощи (объемом всего $20 млрд в США в 2018 году) целиком и полностью будут направлены на достижение ЦУР, это будет лишь несущественным дополнением к $149 млрд, выделенным для содействия развитию в рамках ЦРТ.

Безусловно, несколько компаний по-настоящему серьезно отнеслись к связанным с ЦУР бизнес-задачам. Например, в DSM и Novozymes высшее руководство ориентируется на ЦУР в работе над основными стратегическими приоритетами, в том числе в проектировании продукции. В результате появились новые прибыльные разработки, которые в массовом производстве позволят достичь измеримых результатов на пути к заданным целям. Один из примеров — технология BioSec компании Novozymes, позволяющая сократить расход воды в цикле переработки отходов. Глобальная энергетическая компания Enel ускоряет вывод из эксплуатации угольных электростанций и инвестирует только в возобновляемые источники энергии. Использовать инновации и потенциальный масштаб решений в частном секторе подобным образом — именно то, что нужно для достижения целей.

К сожалению, это редкие исключения. Например, несмотря на то что 27 из 50 крупнейших компаний США заверяют, что работают в среднем над девятью ЦУР, они тем не менее не предпринимают почти ничего нового или принципиально иного в своей основной деятельности. Даже в программах благотворительности или КСО работу изменили очень немногие.

Полная версия статьи доступна подписчикам
Выберите срок онлайн-подписки:

https://hbr-russia.ru/biznes-i-obshchestvo/ekonomika/816741

2019-11-27T11:15:49.036+03:00

Wed, 27 Nov 2019 08:15:49 GMT

Как привлечь бизнес к решению проблем человечества

Несколько шагов к созданию глобальной программы действий

Бизнес и общество / Экономика

https://cdn.hbr-russia.ru/image/2019/90/xfjvm/original-17bt.jpg

Harvard Business Review РоссияHarvard Business Review Россия

Harvard Business Review РоссияHarvard Business Review Россия