В шоке: три сценария кризиса, вызванного Covid-19

В шоке: три сценария кризиса, вызванного Covid-19
|31 марта 2020| Филипп Карлссон-Шлезак Мартин Ривз Пол Шварц

Коронавирус продолжает шествие по миру, и правительства начали использовать такой проверенный метод, как социальное дистанцирование, чтобы поставить физический барьер на пути распространения инфекции. Однако эти меры приостановили потоки товаров и людей и застопорили развитие экономик. У нас на глазах создают условия для мировой рецессии. Экономическая зараза распространяется так же быстро, как и сам коронавирус.

Еще несколько недель назад это казалось невероятным. Если социальное дистанцирование было бы введено сразу после начала распространения вируса, оно сработало бы эффективнее и обошлось бы дешевле. Но политики, правящие круги и рынки упустили эту возможность, потому что руководствовались данными о паттернах прошлых эпидемий. Сегодня, на гораздо более запущенной стадии пандемии, эти меры обходятся экономике намного дороже, а спрогнозировать, что нам всем предстоит, стало почти невозможно, так как у текущего кризиса множество беспрецедентных и непредсказуемых измерений.

Говоря о мировой рецессии, мы только несущественно проясняем эту неопределенную ситуацию, формируя ожидание отрицательного роста. Без ответа остается несколько насущных вопросов. Какой будет динамика шока и восстановления? Смогут ли экономики вернуться к докризисным уровням производства и темпам роста? Будет ли у коронавирусного кризиса какое-либо структурное наследие?

Перспективы мрачнее, видимость хуже

Период максимальной эффективности социального дистанцирования — единственного известного способа результативно бороться с Covid-19 — короток. В провинции Хубей эта возможность была упущена, но остальной Китай сумел ею воспользоваться. Италия тоже упустила свой шанс, а за ней и вся Европа, и США, все еще скованные недостатком тестов. Теперь для прекращения распространения вируса нужны более масштабные и продолжительные меры социального дистанцирования, которые не могут не подавить экономическую активность.

По-прежнему вероятна новая волна заражений, то есть даже те страны, которые отреагировали относительно быстро, подвергают себя риску каждый раз, когда что-то делают для возвращения своих экономик в рабочее состояние. И правда, мы наблюдали второе пришествие вируса в Сингапуре и Гонконге. В этом смысле только история покажет, оправдала ли себя их ранняя и жесткая реакция на распространение вируса.

Сейчас экономические перспективы для тех, кто принял меры с опозданием, кажутся мрачными. Политики, правящие круги и финансовые рынки были застигнуты врасплох. Случившееся за последние четыре недели не вписывается в их расчеты риска. Прогнозы также не особенно помогут. Например, по согласованным прогнозам, на прошлой неделе в США должно было поступить 1,6 млн заявок на пособие по безработице, а их поступило 3,28 млн. Это беспрецедентное число. Оно примерно в пять раз больше самого большого недельного прироста безработных, отмеченного во время мирового финансового кризиса. Плачевно ненадежные и в лучшие времена, прогнозы кажутся особенно сомнительными сейчас, когда есть слишком много непредсказуемых аспектов:

  • свойства вируса не до конца изучены и могут меняться;

  • роль бессимптомных носителей не до конца ясна;

  • точных данных о распространении инфекции и формировании иммунитета по этим причинам нет (особенно это касается стран с ограниченным доступом к тестам);

  • реакция политиков будет неравномерной, зачастую запоздалой, без упущений не обойдется;

  • реакция компаний и населения не вполне предсказуема.

Пожалуй, мы можем быть уверены только в том, что любая попытка дать четкий прогноз будет неудачна. Однако мы полагаем, что обдумывать разные сценарии все же полезно в этой обстановке ограниченной видимости.

Изучение формы шока

Концепция рецессии неоднозначна и неточна. Она говорит только о том, что теперь мы ожидаем не положительного, а отрицательного роста на протяжении как минимум двух кварталов.

Мы считаем, что более важны другие вопросы о сценариях развития ситуации. Какой будет форма шока (то, что мы называем «геометрией шока»)? В чем будет заключаться его структурное наследие? От чего зависят экономические последствия шока и какую роль здесь играет Covid-19?

Для иллюстрации давайте рассмотрим, как один и тот же шок — мировой экономический кризис — привел к рецессиям в трех странах-образцах, в ходе которых спад и восстановление экономики развивались по совершенно разным сценариям.

V-образный. В 2008 году Канада избежала банковского кризиса. Кредитный поток не иссяк, и формирование капитала было нарушено не так существенно. Предотвращение более глубокого удара по экономике помогло не допустить утраты ценных кадров и атрофии навыков. ВВП снизился, но фактически вернулся на докризисную траекторию роста. Это типичный пример классического «V-образного» шока, который подразумевает, что производительность падает, но экономический рост в конечном итоге возвращается на прежнюю траекторию.

U-образный. США шли совершенно другим путем. Рост экономики резко замедлился и так и не вернулся на докризисную траекторию. Обратите внимание, что скорость роста восстановилась (линии под одинаковым углом наклонены относительно осей системы координат), но разрыв между старой и новой траекториями по-прежнему велик. Он соответствует однократному удару по экономической деятельности со стороны предложения и на неопределенное время снизившейся производительности. К этому привел глубокий банковский кризис, затронувший сферу кредитного посредничества. Рецессия затянулась и еще сильнее навредила трудовым ресурсам и продуктивности. США в 2008 году — классический пример «U-образного» шока, гораздо более разорительной версии канадского «V-образного» шока.

L-образный. Греция — третий пример. Эта страна находится в гораздо худшей форме, чем первые две. Она не только так и не вернулась к прежней траектории роста производительности, но и столкнулась с его замедлением. Расстояние между старой и новой траекториями растет, и потери производительности постоянно увеличваются. Это означает, что кризис нанес стойкие структурные повреждения экономике страны со стороны предложения. Капиталовложения, трудовые ресурсы и продуктивность снова и снова терпят ущерб. Грецию можно назвать примером L-образного шока. Это самая опасная его разновидность.

От чего же зависит показанная выше «геометрия шока»? Ключевой определяющий фактор — способность шока повредить экономике со стороны предложения, а конкретнее, формированию капитала. Когда сфера кредитного посредничества страдает и основной капитал не растет, восстановление идет медленно, сотрудники уходят с рынка, навыки теряются, продуктивность падает. Шок становится структурным.

Какой бы ни была форма шока, у него может быть разная интенсивность. V-образная траектория может быть неглубокой или, наоборот, глубокой. На U-образном графике перепад между старой и новой траекториями роста может быть большим или незначительным.

В какую схему на данный момент вписывается коронавирусный шок? Его интенсивность будет определяться основными свойствами вируса, политической реакцией, а также поведением корпораций в вызванной им неблагоприятной обстановке. Однако форма шока зависит от способности вируса повредить экономикам со стороны предложения, особенно формированию капитала. На данный момент вероятны и глубокая V-образная, и U-образная форма. Нам предстоит бороться за предотвращение четкой U-образной траектории.

Поймите механизмы нанесения ущерба

С учетом приведенных выше геометрических выкладок возникает два вопроса о шоке, вызванном Covid-19:

  • Каков механизм нанесения ущерба экономике со стороны предложения?

  • Какая политическая реакция может предотвратить этот ущерб?

Классические финансовые кризисы калечат экономику со стороны предложения. История знает много таких кризисов, и власти многому научились в борьбе с ними. Но коронавирус вызывает распространение проблем с ликвидностью и капиталом на реальную экономику, причем в беспрецедентных масштабах. Кроме того, риски для финансовой и реальной ликвидности еще и взаимосвязаны, что только усугубляет ситуацию.

Давайте подробнее рассмотрим два сценария, по которым Covid-19 может нанести структурный ущерб экономике в случае U-образного шока.

Полная версия статьи доступна подписчикам
Выберите срок онлайн-подписки:

https://hbr-russia.ru/biznes-i-obshchestvo/ekonomika/826741

2020-03-31T20:44:32.099+03:00

Tue, 31 Mar 2020 17:49:55 GMT

В шоке: три сценария кризиса, вызванного Covid-19

C чем столкнется мировая экономика из-за эпидемии коронавируса

Бизнес и общество / Экономика

https://cdn.hbr-russia.ru/image/2020/2j/17ub17/original-1kti.jpg

Harvard Business Review РоссияHarvard Business Review Россия

Harvard Business Review РоссияHarvard Business Review Россия