Бизнес и общество / Этика и репутация

Когда можно говорить неправду

Когда можно говорить неправду

|20 сентября 2018|Адам Эрик ГринбергЭмма ЛевайнМэтью Луполи

Менеджер предоставляет сотруднику слишком положительную обратную связь, чтобы повысить в нем уверенность. Врач дает пациенту слишком оптимистичный прогноз, чтобы вселить надежду. Чиновник скрывает угрозу безопасности, чтобы предотвратить панику.

Все это сравнительно понятные сценарии, в которых человек лжет, думая, что помогает другому. Однако во всех этих случаях неясно, идет ли ложь на благо тому, кто ее выслушивает. Сотрудникам здоровая критика помогла бы улучшить работу. Пациентам, возможно, было бы лучше услышать честный прогноз. Граждане могли бы быть менее уязвимы перед угрозой, зная о ней.

Учитывая этические аспекты обмана, как понять, когда ложь из благих намерений оправдана, а когда — нет? Можно утверждать, что обман неэтичен, особенно сегодня. На фоне массовых сообщений о мошенничестве, взятках и нарушениях конфиденциальности прозрачность в организациях становится догмой. Если факт обмана станет известен широкой публике, он может нанести серьезный удар по репутации.

Однако в повседневной жизни мы сталкиваемся с ситуациями, которые американский комик Джерри Сайнфелд называет «нельзя не солгать», или, по крайней мере, в которых люди врут, потому что считают, что это этично. Например, если в день свадьбы невеста спрашивает, как она выглядит, единственным приемлемым ответом будет «Великолепно!», даже если это ложь.

Но что если начальник спрашивает ваше мнение о недоработанной презентации, которую должен представить на важной встрече через несколько недель? Это совсем другое дело. Вы оба можете испытать дискомфорт в тот момент, когда скажете ему, что презентация сыровата. Однако у вас достаточно времени, чтобы спасти своего начальника от провала. Для него (да и для всей компании) важнее предотвратить неудачу, чем избежать дискомфорта от критики.

В этом случае сказать человеку, что он отлично справился с работой, значит проявить патерналистский подход, то есть говорящий неправду предполагает, что делает это в интересах того, кого обманывает.

В нашей недавней статье в журнале Organizational Behavior and Human Decision Processes, основанной на семи исследованиях, в которых приняли участие 2000 человек, мы пишем о том, что патерналистская ложь вызывает сильное негодование со стороны обманутых. В нескольких экспериментах мы составляли пары из участника и партнера (собеседника), у которого была возможность сказать ложь или правду, чтобы помочь участнику получить награду. Например, в одном из исследований собеседники должны были сообщить, какой стороной упала подброшенная монета, но могли сказать правду или неправду. Если собеседник говорил правду, участник получал лотерейный билет стоимостью $10, который разыгрывался в тот же день. Если собеседник лгал, участник получал лотерейный билет стоимостью $30 с розыгрышем через три месяца.

Этот выбор — шанс получить $10 сейчас или $30 позже — требовал от собеседника предположить, что будет лучше для его партнера, и решить, стоит ли лгать. Наш эксперимент является моделью ряда ситуаций из реальной жизни, когда, например, финансовый консультант может солгать клиенту, чтобы уговорить его сэкономить деньги на будущее.

В этом случае ложь имеет благие намерения, но носит патерналистский характер, поскольку консультант строит предположения, что клиент предпочел бы будущие сбережения свободным деньгам сегодня. Мы обнаружили, что участники считали лгавших собеседников менее нравственными, чем тех, кто говорил правду: по их мнению, те не имели благих намерений, нарушали их независимость и неправильно понимали их предпочтения. Кроме того, как показало еще одно исследование, люди испытывают меньше удовлетворения от вознаграждения, если получают его в результате патерналистской лжи.

Важно отметить, что не любая ложь вызывает отрицательную реакцию. В наших экспериментах некоторые испытуемые узнавали, что честные или нечестные слова собеседника влияли на количество получаемых лотерейных билетов, а не на их тип. В этом случае любой предпочитал получить большее вознаграждение, и в этой ситуации ложь не считалась менее нравственной, чем правда, и не вела к отрицательным выводам.

В итоге мы смогли выявить несколько конкретных шагов, чтобы определить, является ли ваша ложь патерналистской, и понять, встретят ее благосклонно или с негодованием. Задайте себе следующие вопросы.

Полная версия статьи доступна подписчикам
Выберите срок онлайн-подписки:

https://hbr-russia.ru/biznes-i-obshchestvo/etika-i-reputatsiya/781519

2018-09-20T19:47:01.835+03:00

Thu, 20 Sep 2018 16:47:22 GMT

Когда можно говорить неправду

Что делать, если ложь кажется предпочтительнее правды

Бизнес и общество / Этика и репутация

https://cdn.hbr-russia.ru/image/2018/7b/168pvm/original-1iqv.jpg

Harvard Business Review – РоссияHarvard Business Review – Россия

Harvard Business Review – РоссияHarvard Business Review – Россия