«Как же такое могло случиться?»: почему бизнес мало думает об интересах общества | Harvard Business Review Russia
Этика и репутация

«Как же такое могло случиться?»: почему бизнес мало думает об интересах общества

Грэм Кенни
«Как же такое могло случиться?»: почему бизнес мало думает об интересах общества
HBR Staff/Kelsey Curtis/Unsplash

Как и многие другие компании, на словах Rio Tinto, вторая по величине горно-металлургическая компания в мире, решительно выражает солидарность со своими стейкхолдерами. Вот что говорится в корпоративном годовом отчете:

«Как горнодобывающая и металлургическая компания мы осознаем влияние, которое наш бизнес может оказать на множество заинтересованных сторон, и ответственность, которая из этого проистекает. Мы прилагаем все усилия, чтобы понять потребности и ожидания своих стейкхолдеров. Добиваясь успеха, мы стремимся инвестировать в выполнение своих обязательств перед нашими сотрудниками, клиентами, поставщиками, местными сообществами и правительствами стран, в которых работает компания, а также в высокую прибыль наших акционеров».

Тем не менее 24 мая 2020 года в Западной Австралии, где компания добывает железную руду, Rio Tinto разрушила священные для коренного населения региона Пилбара пещеры ущелья Джуукан, возраст которых оценивался в 46 тыс. лет. Специалисты Rio Tinto пошли на это, хорошо осознавая как само существование, так и важность этого объекта. По словам CEO компании, отказ от разработки месторождений обошелся бы компании в $135 млн. От руководителя же требовали максимизировать рентабельность добычи железной руды.

Австралийское сообщество на этот шаг отреагировало крайне негативно. Проблема активно обсуждается СМИ и в социальных сетях. Акционеры компании по всему миру выразили свое возмущение. Крупные пенсионные фонды, включая Hesta и Australian Super (крупнейшие в Австралии), потребовали ответа от руководства Rio Tinto. В результате CEO и еще два топ-менеджера уже были вынуждены уйти в отставку. И судя по всему, этим дело не кончится.

Как же такое могло случиться?

Метрики против стейкхолдеров

Как известно, «управлять можно только тем, что можно измерить». И это правда. Почему? Что измеряется, на то и обращают внимание. CEO и прочие руководители реагируют на то, что замечают акционеры и совет директоров. Пример из горнодобывающей промышленности — показатели безопасности: их оценивают, о них заботятся советы директоров, и, когда они на должном уровне, о них с удовольствием говорят CEO. То, что можно измерить, приобретает более высокую значимость.

Можно было бы ожидать, что ключевые метрики Rio Tinto будут включать в себя показатели соответствия деятельности компании ценностям каждой заинтересованной стороны. Но так ли это?

Компания публикует «ключевые показатели эффективности» (KPI) в своем годовом отчете. Выделено восемь основных метрик. Шесть из них имеют отношение к акционерам и отражают динамику прибыли, рентабельности капитала и долговых обязательств. Один ключевой показатель, связанный с сотрудниками, оценивает уровень безопасности по количеству случаев причинения ущерба здоровью. Оставшийся показатель — «общая интенсивность выброса парниковых газов» — единственная метрика, касающаяся всего сообщества.

Наглядно видно несоответствие между интересами стейкхолдеров, которые Rio Tinto заявляет жизненно важными, и метриками корпоративного успеха. Разберем конкретный пример из годового отчета: компания признает важнейшую роль поставщиков для успеха бизнеса, но не приводит ни одного ключевого показателя для отслеживания эффективности в этой сфере.

Rio Tinto — исключение?

Полная версия статьи доступна подписчикам
Вы уже подписаны?
Тогда авторизуйтесь
советуем прочитать
Книги
Никольская Вера подготовила
С миру по лайку: краудсорсинг
Дагаева Анастасия