Много ли мы знаем о самих себе? | Harvard Business Review Russia
Этика и репутация

Много ли мы знаем о самих себе?

Мария Божович
Много ли мы знаем о самих себе?

Не так давно пришлось стоять в длинной очереди на морозе. Человек в форме дозировал поток посетителей, и вскоре вход в очередной раз закрылся. В этот момент к охраннику подошла беременная женщина и спросила разрешения подождать в тепле, в тамбуре, пока муж стоит на улице. Охранник категорически отказал, применив известный набор аргументов: «не положено», «не я выдумываю правила» и прочие.

В этой бытовой ситуации были задействованы довольно сложные социальные механизмы, которые американский психолог Стэнли Милгрэм изучил и описал в книге «Подчинение авторитету». Главный ее вопрос: в какой момент и как человек отказывается от своей воли, подчиняясь некой надличностной силе, управляющей его действиями. И, если говорить о «банальности зла», то есть ли хоть какие-нибудь гарантии, что Холокост или нечто подобное не повторится? Этот вопрос чрезвычайно волновал Милгрэма, который любил повторять афоризм о том, что гораздо больше мерзких преступлений совершается во имя подчинения, чем во имя бунта.

Милгрэм провел эксперимент с участием «экспериментатора» (он главный и отдает приказы), «ученика» (это «подсадная утка», его роль исполняет актер) и «учителей» (это добровольцы, набранные по объявлению). «Учителю» объясняют, что, мол, проводится научное изыскание с целью выявить, как наказание влияет на обучаемость и что его задача — задавать «ученику» вопросы и, если ответы будут неправильными, наказывать его электрошоком, постепенно повышая силу разряда с 15 до 450 вольт. Естественно, в реальности никакой ток не применялся, «ученик» лишь имитировал жалобы и стоны, однако «учитель» об этом не подозревал. Все выглядело более чем убедительно: у него на глазах человека пристегивали к креслу, а ему давали весьма внушительный электрогенератор, каждый рубильник которого был подписан — от «слабый разряд» до «опасно: тяжелое поражение». Задача Милгрэма — смоделировать ситуацию, в которой один человек будет причинять боль другому, подчиняясь указаниям чужого человека во имя высшей цели — Научной Истины.

Или все-таки не будет? Может быть, откажется — тем более, что отказ не повлечет за собой никакой ответственности? Стартовая часть исследования состояла из серии интервью: у респондентов (не тех, что согласились участвовать в следующем эксперименте) спрашивали: подчинятся ли обычные люди — те самые, которых они видят каждый день на работе, в транспорте, магазине — приказу подвергать невинную и беспомощную жертву электрошоку, постоянно увеличивая мощность разряда? Ответ был: нет. Опрошенные сошлись на том, что только «форменные маньяки», примерно 1—2%, станут выжимать рубильник до максимума.

Затем провели сам эксперимент. Результаты потрясли всех, включая его автора. Из 10 человек 7 (в общей сложности участвовало 1000 американцев) доводили удары электрошоком до максимальных значений, останавливаясь, лишь когда «ученик» умолкал, то есть переставал подавать признаки жизни. Ученый несколько раз модифицировал опыт: давал другие вводные, переносил действо на разные площадки, изменял степень близости палача к жертве — от полного физического разобщения до тактильного контакта, даже сажал экспериментатора на место «ученика» и т. д. Но при всех вариантах абсолютное большинство испытуемых подчинялось авторитету, причем социальный статус, жизненный опыт и профессия если и коррелировали с готовностью подчиняться, то незначительно.

Тем не менее Милгрэм отмечает, что «образованные люди не очень сговорчивы в сравнении с необразованными», а представители таких областей знания, как право, медицина и педагогика, более склонны к неподчинению, чем люди, чьи профессии связаны с вещами и приборами  — скажем, инженеры или физики. Чем дольше человек служил в армии, тем более он выказывал готовности уступить требованиям, но при этом бывшие офицеры менее послушны, чем бывшие рядовые. Однако эти закономерности нельзя назвать устойчивыми: они наблюдались в одних вариациях эксперимента, а в других отсутствовали.

советуем прочитать
Войдите на сайт, чтобы читать полную версию статьи
советуем прочитать
Такие, как есть
Елена Евграфова
Не женское дело
Ирина Пешкова