«Пути назад нет»: какой будет повестка для бизнеса и общества в 2022 году | Harvard Business Review Russia
Этика и репутация

«Пути назад нет»: какой будет повестка для бизнеса и общества в 2022 году

Эндрю Уинстон
«Пути назад нет»: какой будет повестка для бизнеса и общества в 2022 году
Иллюстрация: Juan Moyano/Stocksy

Как понять, что что-то становится нормой? Тенденции в области корпоративной устойчивости в целом развивались довольно последовательно на фоне усиливающегося климатического кризиса, экспоненциального распространения экологически чистых технологий, растущего давления со стороны разных заинтересованных групп и других обстоятельств. И все же я воспринимал эти тенденции как «растущие и имеющие потенциал доминировать… в будущем». Однако в прошлом году «будущее» превратилось в «сегодня» — и пути назад нет.

Обсуждение вопросов экологической, социальной и корпоративной ответственности бизнеса, которые сегодня принято обозначать аббревиатурой ESG, идет куда более широко, чем в предыдущие 20 лет. Новый подход внедряется повсеместно, и данные это подтверждают. Практически все крупнейшие компании мира теперь публикуют отчеты об устойчивом развитии и поставленных целях; более 2 тыс. компаний поставили перед собой научно обоснованные задачи по сокращению выбросов парниковых газов; около трети крупнейших публичных компаний Европы обязались достичь нулевого баланса выбросов к 2050 году. Что касается социальной повестки, компании расширяют усилия по обеспечению кадрового разнообразия и инклюзии, выделяют средства на борьбу с расовым неравенством и открыто высказываются по поводу социальных проблем, которых они раньше старались избегать.

Ничто из этого не может быть приравнено к реальным действиям по сокращению выбросов или решению проблемы неравенства, и все же эти вопросы больше не стоят в самом конце повестки дня (о чем руководство топливного гиганта ExxonMobil узнало, только когда активисты-инвесторы вынудили их включить в совет директоров людей, ориентированных на устойчивое развитие). По моему мнению, мы достигли финальной точки начальной стадии. Сегодня каждый руководитель понимает, что устойчивое развитие — важная часть повестки дня, а компании переходят от небольших и постепенных усовершенствований к более смелому системном подходу, который дает им возможность положительно влиять на окружающий мир.

Так что же произошло в 2021 году? Что придало им такой импульс? Резюмировать сложное и изменчивое время всегда сложно. Я намеренно опустил несколько крупных событий, поскольку неясно, останутся ли они лишь всплеском волны или станут частью более масштабного и долгосрочного сдвига в сторону устойчивого развития. Скажем, является ли глобальная инфляция отражением долгосрочной нехватки ресурсов — мегатенденции, способствующей повышению эффективности производства и провоцирующей исследование циркулярных и регенеративных бизнес-моделей — или это просто следствие искаженных покупательских тенденций в годы пандемии COVID-19?

В этой статье я постарался затронуть самые важные темы и события 2021 года и поразмышлять о том, на что следует обратить внимание в 2022-м. Вот что у меня получилось.

Ключевые темы и события 2021 года

Бизнес защищает демократию

6 января 2021 года участники массовых беспорядков штурмовали Капитолий США при поддержке многих членов Конгресса. А 7 января многие компании отозвали пожертвования в пользу политиков и лишили спонсорства либо всех сразу, либо только тех, кто ратовал за пересмотр результатов выборов 2020-го. Никогда бы не подумал, что бизнес решится принять чью-то сторону: ему нужно влияние в обеих партиях. Но когда угроза демократии стала реальной, American Express, Marriott, Dow и десятки других компаний обозначили свою позицию. Несколько месяцев спустя корпоративные гиганты выступили против регионального законодательства, призванного ограничить голосование.

Это важное событие хотя бы потому, что оно значительно расширяет роль бизнеса в общественной жизни. Но что происходило дальше, неясно. Есть разные данные о том, какой процент компаний возобновили спонсорскую поддержку (по некоторым сведениям, лишь 23% придерживаются взятого курса). В любом случае наступление на демократию еще идет, а потому бизнес еще не раз столкнется с серьезным выбором.

Глобальный климатический саммит не оправдывает ожиданий

Конференция ООН по изменению климата в Глазго завершилась тем же, чем и все предшествующие: список обязательств, принятых на себя разными странами, углубился и расширился, но учитывая масштаб кризиса, который Генеральный секретарь ООН определил как «красный уровень опасности для человечества», этого ничтожно мало, чтобы с ним справиться. Если все страны сдержат свои обещания, нам, может быть, удастся удержать глобальное потепление на уровне 1,8°C. Это намного лучше, чем ожидаемые перспективы до проведения конференции, и тем не менее намного хуже 1,5°C, которые помогли бы нам избежать куда более серьезных последствий. К тому же это все еще просто обещания, за выполнением которых невозможно официально проследить. В конечном счете уровень выбросов по-прежнему растет.

Разрыв между наукой и политикой дает бизнесу возможность сыграть более яркую роль в борьбе с кризисом. В этом году масштаб корпоративных амбиций действительно сильно вырос, причем самой распространенной целью стало снижение чистого показателя выбросов до нуля. Так, PepsiCo поставила перед собой цель нарастить объем регенеративного хозяйства, чтобы компенсировать экологический след в аграрной сфере, а горнодобывающая компания Fortescue заявила о своем намерении до нуля снизить уровень выбросов своих клиентов из тяжелой промышленности. Представители Maersk даже выступали за введение налога на углеродные выбросы в размере $150 за тонну в отношении судового топлива. Все это хорошо, но компаниям предстоит проделать огромную работу, чтобы эти цели стали реальностью.

Устойчивое развитие и ESG становятся мейнстримом

Аббревиатура ESG прижилась в теме устойчивого развития в основном благодаря тому, что этот термин пришел скорее из финансового сектора, а банки — это, в конце концов, серьезные учреждения. Я разговаривал со многими руководителями из сферы устойчивого развития, и если раньше они редко встречались с инвесторами, то теперь ходят на десятки встреч в год. Инвесторы призывают бизнес к ответу. Уже не первый год начинается с письма Ларри Финка CEO корпораций и инвесторам его крупнейшей в мире инвестиционной компании Blackrock. Вот одна из его замечательных ремарок: «Нет фирмы, чья бизнес-модель не претерпела бы глобальных изменений в связи с переходом к углеродно-нейтральной экономике… бизнес и капитализация компаний, не сумевших быстро к этому подготовиться, серьезно пострадают».

Основная идея заключается в том, что то, как компания справляется с климатическими и ESG-задачами, теперь напрямую влияет на ее стоимость. С этим согласны и многие банки: JPMorgan Chase, Citi, Morgan Stanley и Bank of America среди прочих обязались инвестировать от $1 до $2,5 трлн в меры по борьбе с изменением климата (чистые технологии) и программы устойчивого развития (например, наращивание доступного жилья и сокращение расового неравенства). В 2008 году я сотрудничал с Bank of America в рамках первого такого обязательства — тогда оно оценивалось в $25 млрд. Теперь счет идет на триллионы, и это уже серьезные, первоочередные вложения. На климатическом саммите в Глазго, состоявшемся в ноябре 2021-го, новая группа с активами в $130 трлн (это много — намного больше мирового годового ВВП), сформировала Финансовый альянс Глазго «За чистый нулевой баланс выбросов» под сопредседательством Майкла Блумберга и бывшего главы Банка Англии Марка Карни.

Цепи поставок: кнут, пряник и полная катастрофа

Начнем с катастрофы — движения товаров в цепях поставок. Серьезные перестройки потоков от сетей распространения к компаниям и индивидуальным покупателям, заказывающим товары на дом, еще продолжаются. Но дело не только в производстве и перевозке. Помимо прочего мы наблюдаем нехватку водителей грузовых машин, которые были бы готовы выполнять работу с нынешней оплатой и на текущих условиях. Отпор со стороны людей, ищущих более значимую и высокооплачиваемую работу в областях, где заработная плата десятилетиями оставалась неизменной, — явный признак того, что неравенство достигает критической отметки.

Однако общая неразбериха все же не помешала компаниям сделать цепи поставок более устойчивыми, особенно с учетом того, что выбросам «третьего уровня» (то есть созданным в рамках вашей производственно-сбытовой цепи) теперь уделяется повышенное внимание. Компании требуют больше информации, устанавливают более высокие стандарты и подталкивают поставщиков к тому, чтобы они так же требовали от своих поставщиков соблюдения климатических норм и прав человека. Одни прибегают к методу кнута: например, Salesforce «попросила» своих поставщиков установить научно обоснованные цели и помочь ей на пути к устойчивому развитию, в противном же случае они рискуют поплатиться штрафами. Другие пробуют воздействовать пряником: Tesco и Santander объединились и предложили поставщикам Tesco льготные условия финансирования для развития бизнеса, но круг бенефициаров ограничивается теми, кто готов достигать целей устойчивого развития. 

Автомобильная промышленность делает ставку на электромобили

Многое указывает на стремительный темп перехода к чистой экономике, в том числе дешевеющая и все более преобладающая возобновляемая энергия, используемая в новых энергосистемах. Но ни одна область в этом году не претерпела таких драматичных изменений, как автомобильная промышленность. Вот уже несколько лет все к тому и вело, но именно в прошлом году крупнейшие автопроизводители и десятки стран объявили, что в ближайшие 15—20 лет прекратят продавать автомобили с бензиновыми двигателями. Например, представители Ford заверили, что компания вложит миллиарды долларов в строительство четырех крупных заводов по производству аккумуляторов и электромобилей в США. При таких темпах инвестирования кажется, что пути назад нет, и будущее за электромобилями. В качестве итога можно упомянуть, что глава Tesla Илон Маск был назван человеком года по версии журнала Time.

Технологическая индустрия играет в доктора Джекила и мистера Хайда

Технологические гиганты могут стать главными защитниками устойчивого развития. Одни компании, и Salesforce в их числе, пытаются разрешить жилищный кризис и помочь с проблемой бездомности в своих городах; другие продолжают активно бороться с изменениями климата. Microsoft и Google работают в направлении возобновляемой энергии в режиме 24/7 (только «зеленые электроны», полный день) и инвестируют в секвестрацию углерода. В Google разработали новые инструменты, чтобы «помочь миллиарду людей делать более устойчивый выбор», например, в результатах поиска теперь отображаются авиарейсы с наименьшим углеродным следом. Представители компании приступили к решению самой большой нашей проблемы — обилия дезинформации — путем удаления рекламы с ложной информацией о климатической ситуации и видеороликов на YouTube, пропагандирующих ложные сведения о вакцинах.

Это все отличные шаги. И все же Facebook, крупнейший бренд Meta, остается центром мировой дезинформации. Один храбрый активист рассказал, что компания прекрасно знает о негативном влиянии, которое она оказывает на общество — от разжигания гнева и роста недоверия по всему миру до усугубления проблем с образом женского тела (посредством Instagram). Такие лидеры по борьбе с климатическими изменениями, как Microsoft и Google, продемонстрировали своих внутренних мистеров Хайдов, промолчав, когда Торговая палата США пыталась завернуть проект бюджета с самыми масштабными инвестициями в климатическую сферу в истории. Это настоящее раздвоение личности, и долго так продолжаться не может.

Я мог бы и дальше перечислять важные события 2021-го, но давайте лучше заглянем в будущее.

Чего ждать в 2022 году

Есть и другие тенденции, бывшие лишь многообещающими трендами в 2021 году, но имеющие потенциал набрать обороты в 2022-м.

Громкий голос молодежи

Пока «бумеры» и поколение X высказывались за постепенное решение климатических проблем на климатическом саммите в Глазго, молодежь под предводительством шведской активистки Греты Тунберг скандировала «бла-бла-бла». Сегодня слово берут молодые миллениалы и представители поколения Z, только вступающие в ряды рабочей силы. В их число входит более тысячи консультантов McKinsey, написавших открытое письмо начальству с критикой практики сотрудничества с предприятиями, работающими в сфере ископаемого топлива и других отраслях, способных «безвозвратно изменить мир». (Можно с уверенностью сказать, что эти консультанты — миллениалы и представители поколения Z, поскольку 80% сотрудников McKinsey моложе 40 лет.) Война за таланты уже началась, и сила сейчас на стороне увлеченных работников, ищущих компании, разделяющие их ценности. Особенно это касается молодых людей, составляющих 50 и более процентов рабочего населения. И вскоре они этой силой воспользуются.

Битвы вокруг ESG — с продвижением и противодействием

Деньги будут и дальше течь в сферу ESG. По большей части давят опять же молодые люди: члены богатых семей требуют уделять больше внимания экологическим инвестициям. Бывший руководитель Blackrock опубликовал эссе, в котором назвал ESG «опасным плацебо». Выраженная им обеспокоенность вполне правомерна — действительно ли вложение денег в фонды с пометкой «ESG» решает такие проблемы, как изменение климата и неравенство? Это неясно, да и мир ESG полон неопределенности. Компании, предоставляющие ESG-метрики, растут и развиваются, но это только начало. Нам понадобится много терпения на решение разных проблем и нюансов. Помните, что нам потребовались века, чтобы сформировать три основных финансовых отчета, которые сегодня воспринимаются как само собой разумеющееся.

Еще больше стандартов и норм

Для того, чтобы справиться с ESG-анархией, регуляторы и наблюдатели будут и дальше разрабатывать стандарты, которым должен соответствовать бизнес. Представители фонда МСФО — органа, устанавливающего международные стандарты финансовой отчетности, — объявили о создании Совета по международным стандартам устойчивого развития (ISSB) для разработки стандартов публикации данных. Этот совет будет координировать порядок представления корпоративной отчетности о воздействии на окружающую среду, а также подходы к оценке экологических и социальных проблем, возникающих в рамках деятельности компаний. Это непросто, но именно стандарты правят миром.

Постоянное расширение роли бизнеса в обществе

В последние несколько лет лидеры коммерческих и неправительственных организаций все чаще высказывались на самые разные темы — от прав ЛГБТК-сообщества до расового неравенства и демократии. Поскольку правительство не сможет решить все наши самые насущные проблемы, клиенты, сообщества, инвесторы и сотрудники будут ожидать большего от бизнеса. Обсуждение вопросов, которых мы долгое время избегали, (например, о налогах, зарплате генеральных директоров и коррупции, и это лишь несколько самых очевидных «слонов в комнате», о которых мы с соавтором Полом Полманом говорим в книге «Net Positive») вскоре заполнит все конференц-залы и кабинеты топ-менеджеров. Скажем, в 2021 году страны «Большой семерки» подписали пакт об установлении минимального налога для корпораций, и впереди нас ждет еще много подобного.

Возвращение к старым проблемам

Несмотря на то, что широкая повестка в области устойчивого развития не сошла на нет во время пандемии, некоторые вопросы все же отошли на второй план. Так, в 2019 году проблема переизбытка пластика и упаковки была у всех на устах. Но потом нам понадобились одноразовые медицинские материалы и много упаковки для доставки товаров, и добиться прогресса в этой области было довольно трудно. Но люди не забыли. Акционеры DuPont выпустили резолюцию с просьбой к компании лучше отслеживать пластиковые отходы, набравшую в поддержку 81% голосов. Пластик, права человека и другие проблемы никуда не делись, и компаниям придется к ним вернуться.

Новые партнерства для решения глобальных задач

В 2021 году, похоже, выросло количество партнерств, созданных для решения важнейших экологических и социальных проблем. Например, шесть крупных банков объединились, чтобы сообща работать над снижением углеродных выбросов в сталелитейной промышленности, а ряд компаний с обширным парком транспортных средств вместе призвали к разработке федеральных стандартов по зарядке электромобилей и платежам. Большинство из этих партнерств находятся на ранней стадии развития, но в декабре следующего года мы, скорее всего, сможем подвести первые итоги.

Уверен, что пропустил множество важных событий, которые взволновали и заинтересовали вас в 2021 году. Ранее я опубликовал более обширный список новостей и событий, на которые я обращал внимание в течение прошлого года, включая и те, что приведены выше. Читайте пост здесь, и с Новым годом!

Об авторе

Эндрю Уинстон (Andrew Winston) — бизнес-консультант по экологическим и социальным вопросам. Автор книг «The Big Pivot» и «Green Recovery», соавтор бестселлера «Green to Gold»

советуем прочитать
10 функций Excel, которые вам нужны
Адам Лейси,  Дебора Эшби