Бизнес и общество / Феномены

Активистское безумие

Активистское безумие

|30 августа 2018|Роджер Мартин

Сегодня практикующие активизм хедж-фонды — любимчики фондового рынка и финансовых СМИ. В одном из номеров журнала Economist их даже назвали «непризнанными героями эпохи капитализма», а Financial Times опубликовала статью, в которой говорится, что мы «должны их всячески приветствовать».

При этом руководители компаний их просто ненавидят. Да и эффективность таких хедж-фондов сомнительна.

Наиболее тщательное исследование деятельности активистских хедж-фондов, которое мне довелось читать, принадлежит Айвану Аллэйру из монреальского Института управления частными и общественными организациями. Он изучал результаты деятельности хедж-фондов в отношении американских компаний за период с 2005 по 2013 годы.

Главное обещание хедж-фондов, практикующих активизм, — увеличить общий доход акционеров. Однако во вселенной американских хедж-фондов активистского толка, которые изучал Аллэйр, средний совокупный годовой доход инвесторов составляет 12,4%, в то время как для компаний из списка S&P500 этот показатель равен 13,5%, а для случайной выборки компаний схожего размера в тех же областях — 13,9%. То есть, если бы вы инвестировали деньги в случайный набор активистских хедж-фондов, вы получили бы 12,4% прибыли до выплаты хедж-фонду 2% годовых плюс 20% от тех же 12,4%. А если бы вы решили инвестировать в индексный фонд Vanguard S&P500, вы бы получили 13,5% за исключением крайне незначительной доли от этого показателя.

Но если доходность этих хедж-фондов не впечатляет, почему же они до сих пор существуют? Почему инвесторы продолжают доверять им свои деньги? Это важный вопрос, потому что, согласно данным Аллэйра, деятельность таких хедж-фондов печально и даже губительно сказывается на судьбе компаний, особенно после того, как активисты покидают их спустя всего (в среднем) 423 неудачных дня срока владения ценными бумагами. За этот период количество сотрудников компании сокращается в среднем на 12%, исследования и разработка — вдвое, а доход просто остается неизменным.

На самом деле, причина, по которой инвесторы продолжают спонсировать активистские хедж-фонды, проста. Эти фонды могут принести очень много прибыли, но при одном условии. Если им удастся продать компанию, акционерами которой они становятся, то совокупный годовой доход инвесторов вырастет с непрезентабельных 12,4% до умопомрачительных 94,3%. Вот почему они так часто выступают за продажу своей жертвы.

Но откуда берется такая заоблачная прибыль? Из премии за контрольный пакет в компании. Когда компания уровня S&P500 уходит с молотка, средняя премия на 30% выше цены на ее акции. Примечательно, что исследования показывают: большинство поглощений не позволяют окупить стоимость затрат, на которые они были совершены. Это яркий пример торжества надежды над реальностью, что, впрочем, встречается нередко. То же касается и Национальной футбольной лиги, где стоимость выбранного на драфте игрока обычно выше, чем цена успешного, уже состоявшегося спортсмена. А все из-за того, что команда-покупатель витает в облаках и надеется, что выбранный на драфте игрок окажется лучше, чем он есть. Но надежда не вечна!

Полная версия статьи доступна подписчикам
Выберите срок онлайн-подписки:

https://hbr-russia.ru/biznes-i-obshchestvo/fenomeny/779435

2018-08-30T08:49:27.787+03:00

Thu, 30 Aug 2018 08:19:39 GMT

Активистское безумие

Роджер Мартин о любимчиках фондового рынка и их влиянии на корпоративный мир

Бизнес и общество / Феномены

https://cdn.hbr-russia.ru/image/2018/6q/iez63/original-nv7.jpg

Harvard Business Review – РоссияHarvard Business Review – Россия

Harvard Business Review – РоссияHarvard Business Review – Россия