Бизнес и общество / Феномены

Бремя наследства

Бремя наследства

|23 октября 2018|Ирина Пешкова

— Мам, смотри! Хватит?

Петя стоит спиной к морю и держит котелок. Руки и живот покраснели от загара, мокрые волосы блестят на солнце.

Нина подбегает к сыну и оценивает улов. Утром Петя поспорил с отцом, что за день поймает столько крабов, что всей семье хватит на ужин. Отец, Алексей, считал, что сыну это не удастся, а Петя упорно настаивал на своем. Он придумывал ловушки, старательно поднимал большущие валуны у берега и нырял с маской на глубину — оттуда ему удавалось доставать крупных крабов. Нина была уверена, что сын не остановится, пока не добьется своего. Сейчас, глядя на улыбающегося Петю, она с трудом сдерживает желание поцеловать его в макушку. Ему уже 15, и он с трудом переносит нежности. Нина понимает, что сын счастлив. Она всегда мысленно отмечает моменты, когда ее дети чувствуют себя счастливыми. Эту «коллекцию» радостных мгновений она не променяет ни на что.

Безоблачное детство

Нина и Алексей Парамоновы были начинающими предпринимателями. Вместе создавали разные бизнесы, зарабатывали на них, продавали и открывали новые. У них росло трое детей, которые постоянно «варились» в котле новых идей и часто принимали посильное участие в их реализации.

Тем летом они всей семьей поехали дикарями на Черное море. Как внести свой вклад в поездку, придумал старший сын, 15-летний Петя: он предложил записывать видеокассеты с фильмами и ­продавать их. Тогда мало кто этим занимался, и Парамоновы быстро оценили перспективность идеи. Нина с мужем купили пару видеомагнитофонов и чистые видеокассеты оптом, а Петя с братом, 12-летним Иваном, день и ночь переписывали фильмы. Мальчики составили посуточный график и дежурили, пока не записали большую партию.

В котелке копошатся крабы, те, что поменьше, носятся друг у друга по спинам, пытаясь выбраться. Солнце почти уплыло за гору, на воде — светящаяся дорожка. Море успокоительно воркует. Нина радостно кричит мужу:

— Леша, признайся, что он выиграл! Разводи костер!

Незадолго до отъезда у Парамоновых появилась старенькая видеокамера — дальний родственник привез ее из США. Тогда на море Ваня снял целый фильм про семейный отдых и ловлю крабов, а вернувшись в Москву, наложил на видео веселую музыку. Позже эта кассета стала у Парамоновых любимой, они часто ее пересматривали. Ваня был готов снимать и монтировать кино часами, и Нина втайне от мужа мечтала, что сын когда-нибудь выберет творческую профессию.

— Петя! — кричит Ваня. — Ну смотри же в камеру! У меня получился классный фильм о том, как ты охотился! Я и твой рычаг снял, и ловушку на тухлую курицу, и крабий детский сад.

— Бездельник! Лучше бы помог брату! Ведь вместе начинали, а ты быстро сдулся, как всегда. — Алексей подходит к котелку, хватает одного краба за спинку и оценивает его размер. Он часто спорит со старшим сыном, но гордится его самостоятельностью и уважает за сильный характер. А вот о среднем думает как о добром, но безвольном человеке, которому сложно довести до конца начатое дело.

— Да ну, скукотища. Я делаю фильм! Это куда интереснее! — Ваня широко улыбается, прищуривая один глаз. Он продолжает снимать, тестируя разные режимы.

— Мам, смотри, что я достала!

К Нине подбегает семилетняя Алиса, в ладошке она сжимает свой трофей — камень, состоящий из множества кристалликов. Она несколько часов отковыривала его от горы, под которой семья установила палатку, и теперь ее радости нет предела. Алисе нравятся блестящие стеклышки и необычные камушки.

Нина целует дочь и идет помогать мужу собирать хворост для костра. Чуть позже они сварят крабов и будут долго сидеть у моря, есть душистое мясо, смотреть на догорающий костер и зажигающиеся звезды и мечтать об общем будущем.

Двадцать лет в мясном бизнесе

В конце 1990-х Парамоновы занялись мясным бизнесом. Помог случай: подруга Нины попросила помочь наладить сбыт импортного мяса. Все получилось, и постепенно Парамоновы стали поставщиками, а потом и производителями мясных изделий. Бизнес приносил стабильный доход, и супруги вкладывали всю прибыль в развитие. Операционное управление держалось на Нине — она стала генеральным директором компании. Муж давно мечтал вернуться в академическую среду. Он начал преподавать в университете и писать научные работы. За собой он оставил право контролировать финансы, а также отвечал за согласование вопросов с таможней и многочисленными госорганами.

За последние 20 лет компания стала для Нины вторым домом. Муж даже ревновал, когда она допоздна задерживалась на работе или в выходные решала горящие вопросы. Ей удалось подобрать хороший коллектив: одни сотрудники пришли на старте мясного бизнеса, другие — когда появилась фабрика. Многие трудились в компании больше 15 лет. Нина знала, чем живут ее подчиненные и их семьи, кому-то, если требовалось, помогала деньгами, кого-то просто по-человечески выслушивала и поддерживала. Вместе они старались раз в год выезжать на пару дней в разные города и отдыхать от работы. Нина даже завела традицию писать письма родителям и родственникам сотрудников и рассказывать об их достижениях за год. Раз в месяц она проводила обязательную неформальную встречу с технологами и коммерческим отделом. Все собирались в большой переговорной, пили чай, ели домашнее варенье и выпечку. Люди делились с ней проблемами, она выслушивала каждого и «брала на карандаш» то, что необходимо было изменить в работе.

Птенцы вылетают из гнезда

Нина и Алексей хорошо понимали друг друга, когда речь шла о семейном бизнесе, но тема воспитания детей была постоянным камнем преткновения. У Алексея не укладывалось в голове, почему жена, проявлявшая в деловой жизни характер, твердости которого могли позавидовать многие мужчины, совершенно менялась, когда дело касалось воспитания детей. Алексей считал, что она дает им слишком много свободы и это рано или поздно выйдет им всем боком. Возможно, причина крылась в том, что Нина была родом из казачьей семьи, в которой царили строгие нравы. Она с содроганием вспоминала, что суровый отец, не терпевший возражений, никогда не повторял просьбы дважды. Ситуация ухудшилась, когда умерла мать Нины и отец женился повторно. Нине тогда было 15, и ей пришлось выйти на работу. Так что сейчас в спорах с мужем она часто принимала сторону детей. Ей было важно, чтобы они смогли реализоваться в жизни и стать счастливыми. Она стремилась к тому, чтобы дети воспитывались в атмосфере партнерства, и уважала их интересы.

Все трое детей, окончив вузы, пришли в семейный бизнес, но судьба у всех сложилась по-своему. Петя после экономического факультета Московского политеха стажировался в Гарварде. Он всегда мечтал о собственном бизнесе, но Нина убедила его сначала поработать в семейной компании, чтобы набраться практического опыта. Компании это пошло на пользу: Петя сразу взялся за развитие импортных поставок и преуспел в этом. Потом, когда Парамоновы загорелись созданием собственной ­фабрики по ­производству мясных изделий, он целиком окунулся в технические работы и взял на себя закупку оборудования. Ездил на выставки, встречался с поставщиками, лично проверял наличие всех комплектующих и запчастей, вдоль и поперек изучил рынок профильного оборудования. Процесс так его увлек, что он занял у родителей денег и создал компанию по поставкам оборудования для производства мясных изделий. За три года он полностью расплатился с долгами и стал вести свой бизнес, изредка, когда родители расширяли производство, поставляя им новое оборудование. Он гордился собственным бизнесом и полной независимостью от родителей. Нина радовалась за сына, а вот с отцом у Пети, который не терпел советов и нотаций, отношения оставались напряженными.

Иван после окончания экономического факультета МГУ тоже влился в семейную компанию. Он всегда пытался подражать старшему брату, но из-за мягкого и покладистого характера не мог, да и не хотел отстаивать свою точку зрения.

В семейном бизнесе он занялся маркетингом и продажами. Проводил зрелищные акции, вел блог в интернете — рассказывал о проблемах рынка. Нина возлагала на Ивана надежды: творческая жилка в сочетании с экономическим образованием должны были, по ее мнению, дать отличные плоды. Однако показатели продаж оставались на прежнем уровне, а яркие акции, похоже, были лишь «искусством ради искусства». Иван боялся расстроить мать и поссориться с отцом и изо всех сил пытался вникать в их проблемы и в дела компании. Некоторые аспекты работы наводили на него тоску — особенно все, что было связано с прогнозированием и планированием, — а ежедневные планерки казались сущим наказанием, и он едва мог на них усидеть. И все же бизнес его понемногу увлекал. Алексей, который сначала злился, что сын не показывает желаемых результатов, постепенно стал замечать, что Иван старается, и начал брать его на переговоры с клиентами и поставщиками, а также ­познакомил с нужными людьми в таможенных органах. Через некоторое время, оценив человеческие качества сына и поняв, что природное обаяние помогает ему легко заводить новые контакты и со всеми ладить, Алексей поручил ему заниматься подбором персонала. Оказалось, что Иван интуитивно чувствовал, кого стоит брать на работу, а кого нет: все, кого он нанимал, в дальнейшем оказывались прекрасными работниками.

Последней — после окончания факультета прикладной экономики и коммерции МГИМО — в компанию пришла Алиса. Нина надеялась, что дочь, обладавшая системным мышлением и твердым характером, со временем зай­мет ее место. Она даже начала вводить Алису в курс дела и передавать ей часть рутинной работы. Дочь задерживалась допоздна, дни и ночи проводила на производстве, общалась с людьми, решала вопросы с поставщиками и контролировала сбыт. Нина гордилась, что дочь везде успевает; Алиса напоминала ей ее саму в молодости. Но через три года случилось непредвиденное. Дочь захотела поехать на большую промышленную выставку по пищевым ингредиентам, проходившую в Индии. Родители не возражали и зарегистрировали ее как представителя компании. Поездка в экзотическую страну перевернула мировоззрение девушки. Она решила уехать из России, оформила документы и перебралась в Индию, где открыла компанию по продаже декоративных украшений и чая. Нина видела, как у Алисы горят глаза, когда та рассказывает о новом бизнесе, и отпустила ее в свободное плавание, надеясь, что дочь не пожалеет о выбранном пути. Муж отнесся к решению дочери как к блажи и не сомневался, что вскоре она спустится с небес на землю и вернется на родину.

Осталось полгода

Поздним ноябрьским вечером Нина приехала с работы после деловой встречи. За последний год Алексей сильно сдал и почти отошел от дел. Теперь он редко покидал дом, часами просиживал над подготовкой научных монографий и все чаще пребывал в дурном настроении. Он умудрился испортить отношения со всеми детьми, кроме Ивана, который жалел отца и молчал, стиснув зубы, когда тот обрушивался на него с критикой. Алексей все чаще срывался и на жену, говоря, что пора подумать наконец о чем-то, кроме работы. Нина понимала, что рано или поздно вопрос о преемнике встанет очень остро, но втайне надеялась, что это произойдет лет через пять, и не собиралась пока уходить на покой.

Тем вечером Нина зашла на кухню и заварила цветочный чай. Аромат гибискуса и корицы напомнил ей про лето. Она подумала, что они уже сто лет не отдыхали все вместе и что хорошо было бы махнуть с палатками на море, как когда-то в молодости. Ее мысли прервал телефонный звонок. Звонил врач, давний друг семьи.

— Нина, пришли последние анализы. Алексей протянет еще месяца четыре, максимум полгода с его диагнозом, потом необходима операция, длительная реабилитация и постоянный уход. Ухудшение может быть очень быстрым, без вас он не справится. Операцию можно сделать в Израиле или в Германии, я дам все контакты. Вам придется поехать туда и заняться его здоровьем. На восстановление могут уйти годы. Мне жаль вам это говорить, но вы должны принять решение.

Врач говорил медленно, и Нина слышала, как тяжело он дышит в трубку.

— Неужели это действительно необходимо? — переспросила Нина, не узнавая своего голоса. Но ответ она уже знала. Она, конечно же, поедет с мужем.

Поблагодарив доктора, она положила трубку и закрыла глаза.

Что же теперь делать? Как быть с бизнесом? Как его оставить? Кому передать управление? Ивану, который хоть и работает в компании, достаточного опыта пока не накопил? А может, нанять человека со стороны? Или вообще продать бизнес и полностью сосредоточиться на семье — ухаживать за мужем, поддерживать его, да и своим здоровьем заняться, пока не поздно?

«Нина! — Из спальни раздался слабый голос, прерываемый надсадным кашлем. — Подойди!».

Как поступить с компанией? Комментарии экспертов

Полная версия статьи доступна подписчикам
Выберите срок онлайн-подписки:

https://hbr-russia.ru/biznes-i-obshchestvo/fenomeny/781804

2018-10-23T11:20:00.000+03:00

Wed, 24 Oct 2018 11:56:37 GMT

Бремя наследства

Владельцы семейного бизнеса хотят передать компанию детям, но готовы ли к этому наследники?

Бизнес и общество / Феномены

https://cdn.hbr-russia.ru/image/2018/7f/vy5fx/original-15em.jpg

Harvard Business Review – РоссияHarvard Business Review – Россия

Harvard Business Review – РоссияHarvard Business Review – Россия