Бизнес и общество / Феномены

Работа пуще неволи

Работа пуще неволи

|29 ноября 2018|Денис Песков

Когда в 2013 году анархисты затеяли акцию, в ходе которой собирались перекрыть движение в центре Вашингтона, по всем телеканалам прошли репортажи: сотрудники разных правительственных учреждений говорили, как ужасно будет, если они не смогут добраться до своей (очень важной) работы. Но в приватных беседах с теми же анархистами клерки спрашивали: «Ну когда же вы уже перекроете дороги? Так надоело ходить на эту бессмысленную работу!».

Одним из организаторов-анархистов был автор бестселлера об устройстве современной экономики «Долг: первые 5000 лет истории» Дэвид Грэбер, ныне профессор антропологии Лондонской школы экономики. В своей новой книге, названной «Bullshit Jobs», он вновь выступает в роли мальчика, открывшего правду о новом платье короля. Публично говорить о том, что твоя работа пустая и бессмысленная, совершенно не принято. Однако в анонимном опросе британской аналитической службы YouGov 37% участников признались, что их работа «булшитная» (сленговое обозначение фейка).

Выяснилось, что сами работники множество должностных обязанностей считают бессмысленными, необязательными или даже вредными. Исчезновение многих профессий ни на что не повлияет. Проанализировав отзывы людей, Грэбер выделил пять типов никчемных работ: «слуги», «наемники», «пожарные», «для галочки» и «прорабы».

«Слуги» обязаны своим появлением тому факту, что каждому начальнику нужны подчиненные. Как правило, лишние должности довольно быстро обрастают обязанностями, так как шеф, чтобы продемонстрировать свою загруженность, то есть значимость, спускает на «слуг» свою работу и выдумывает задачи, чтобы люди не сидели без дела. Один из источников Грэбера сообщил, что, будучи личным помощником чиновника НАТО, написал не один стратегический план операций в зоне военных действий.

«Наемники» не только не видят пользы от своей деятельности, но и считают ее манипулятивной и агрессивной. Том, занимающийся постпроизводством фильмов и телепередач, любит делать спецэффекты для кино, но работу с рекламщиками относит к стопроцентному деструктиву. Спецэффекты, демонстрирующие чудо-свойства рекламируемых товаров, и фотошоп лиц в роликах не просто обман. У зрителей создается чувство неполноценности, удовлетворить которое должны как раз эти волшебные продукты и услуги. «Но мне за это платят £100 тыс. в год», — признается Том.

«Пожарные» существуют исключительно ради решения организационных проблем, которых при нормальной постановке дела возникать вообще не должно. Сотрудники «для галочки» — чтобы фирма могла продемонстрировать способность делать сложные вещи (не обязательно их делая). Пример: доклады с названиями вроде «Как улучшить вовлеченность ключевых стейкхолдеров в цифровой медицине», оправдывающие существование маркетолога, по сути никому не нужного. Документ такого рода может обойтись в £12 тыс.

«Прорабы» бывают двух видов. Первые противоположны «слугам»: это ненужные начальники, раздающие указания. Но и без них работа не встала бы, ведь сотрудники и так знают, что и когда делать. Второй вид вреднее: они генерируют никчемную работу для подчиненных, которым в итоге платят (часто весьма прилично) лишь за просмотр Facebook и заказ одежды или отеля в онлайне. Грэбер считает, что своим взрывным ростом соцсети обязаны именно огромному количеству «булшитной» работы (и «одряннению» нормальной). Людям на работе надо же чем-то заниматься.

Грэбер обнаружил множество ненужных рабочих мест низшего и среднего уровня. И все помнят, как Бельгия, то есть целая страна, просуществовав 541 день без правительства, не развалилась. А после ухода из Uber основателя Трэвиса Каланика вместе со всем высшим менеджментом такси во всем мире продолжили развозить клиентов без сучка и задоринки. Понятно, почему в финансовом секторе забастовки так редки, в Ирландии в 1970 году банки были закрыты 6 месяцев, но экономика почти не пострадала. Зато, когда за два года до того в Нью-Йорке забастовали мусороуборщики, власти города сдались через 10 дней.

Некоторые исследования указывают на обратную зависимость полезности от зарплаты. А американские экономисты Бенджамин Локвуд и его соавторы объяснили, почему наиболее социально значимыми работниками являются исследователи в области медицины, добавляющие обществу $9 на каждый затраченный на них доллар.

Полная версия статьи доступна подписчикам
Выберите срок онлайн-подписки:

https://hbr-russia.ru/biznes-i-obshchestvo/fenomeny/787527

2018-11-29T07:17:38.000+03:00

Mon, 03 Dec 2018 10:13:32 GMT

Работа пуще неволи

Масса людей считает, что им платят за бессмысленный труд

Бизнес и общество / Феномены

https://cdn.hbr-russia.ru/image/2018/96/15p826/original-1i1l.png

Harvard Business Review – РоссияHarvard Business Review – Россия

Harvard Business Review – РоссияHarvard Business Review – Россия