Как спасти общество от монополии Facebook

Как спасти общество от монополии Facebook
|21 января 2020| Дипаян Гош

Сооснователь Facebook Крис Хьюз вслед за многими другими публичными деятелями (включая Элизабет Уоррен, собирающуюся участвовать в президентских выборах, сенатора от штата Техас Теда Круза и бывшего министра труда Роберта Райха), высказал мнение, что к Facebook должны применяться меры антимонопольного регулирования, а возможно, интернет-гиганта следует и вовсе разделить. В понимании Хьюза сделать это необходимо для того, чтобы предотвратить негативные последствия, которые несет Facebook и ему подобные платформы, — например, распространение ложной информации и разжигание ненависти. Его заявление получило широкую поддержку в общественных кругах, но в то же время вызвало резкую критику со стороны департамента по вопросам конкурентной политики. Сама компания также попыталась дать отпор: ее руководитель по связям с общественностью Ник Клегг написал в ответ, что попытка разделения Facebook — это несправедливое наказание в отношении инновационного и создающего огромную экономическую ценность бизнеса.

Важно то, что разделение компании не единственный способ нейтрализовать разрушительные последствия ее деятельности. Я предлагаю еще более радикальный подход: уверен, что Facebook и подобные фирмы успели стать естественными монополиями, и для них нужно выработать новый строгий свод правил, которые ограничивали бы их чрезмерную капиталистическую экспансию и позволяли бы защитить общество от экономической эксплуатации. Хотя этот вариант и не исключает возможности проведения политики разделения монополии, я считаю, что ужесточение нормативов стоит рассматривать в первую очередь. Чтобы понять почему, давайте обратимся к общим правилам традиционного анализа конкуренции и антимонопольного законодательства, в соответствии с которыми регуляторы пошагово оценивают экономическую динамику отрасли.

Первый шаг — проверить, является ли отрасль, в которой работает компания, конкурентной. Для этого антимонопольное подразделение Министерства юстиции и Федеральная торговая комиссия обычно вычисляют относительную долю рынка компании. (Какой орган на деле принимает решение, зависит от обстоятельств.) Какую степень доминирования может иметь компания, не считаясь при этом монополистом, четко нигде не прописано, хотя Федеральная торговая комиссия, как правило, не рассматривает организации, контролирующие менее 50% рынка. Для сравнения: в практике Европейской комиссии наименьший показатель доли рынка, при которой компания была признана монополией, составлял 39,7%. Если возможность конкуренции присутствует, на этом обычно вопрос исчерпан; если это не так (как в случае ведущих цифровых гигантов Кремниевой долины), то переходят к следующему этапу анализа.

Попробуем применить это к Facebook. Точно определить отраслевую принадлежность компании сложно, так как состав ее активов и используемые технологии меняются так же быстро, как и сам сектор. То же можно сказать и о других крупных интернет-компаниях, работающих на потребительских рынках. Учитывая множество платформ, принадлежащих Facebook (Messenger, WhatsApp, Instagram и собственное мобильное приложение соцсети), ее деятельность охватывает и социальные сети, и обмен фотографиями и сообщениями, и многое другое. С учетом перечисленного я бы сказал, что в США Facebook доминирует в каждой из своих сфер деятельности, то есть первичные рынки, на которых она работает, действительно больше нельзя считать конкурентными.

Во-вторых, для проведения антимонопольной проверки в США, признака доминирования компании на рынке недостаточно: помимо этого нужно доказать, что она использует свое преимущество в целях эксплуатации потребителей: в судебной практике под этим стали понимать завышение цен.

Многие эксперты настаивают, что в случае Facebook, Google и других подобных компаний речи об эксплуатации не идет, ведь потребители получают безвозмездный доступ даже к таким прибыльным видам услуг, как социальные сети и поисковые сервисы. Но этот вывод ошибочен. Исторически деньги на рынке бывают разные; «валюта», которой «расплачиваются» в сфере потребительского интернета, — это не деньги, а новая, более сложная комбинация, состоящая из личных данных и внимания человека. Учитывая степень концентрации рынка в руках Facebook и Google, их можно отнести к разряду псевдомонополистов: они собирают такой объем личных данных и так активно эксплуатируют пользовательское внимание (еще и такими агрессивными и сомнительными способами), что это непременно ведет к систематическому ущемлению прав потребителей. В своей предыдущей статье я описывал, как подобные двусторонние платформы монополизируют потребительскую часть рынка: с одной стороны, они в монопольных масштабах получают «валюту» конечных потребителей (данные и внимание), а с другой — уже за реальные деньги и с немыслимо высокой наценкой продают эту «валюту» сторонним платформам. Такая с первого взгляда неочевидная, но очень агрессивная эксплуатация должна вызывать негодование политиков.

Полная версия статьи доступна подписчикам
Выберите срок онлайн-подписки:

https://hbr-russia.ru/biznes-i-obshchestvo/fenomeny/820864

2020-01-21T11:14:18.921+03:00

Tue, 21 Jan 2020 11:51:30 GMT

Как спасти общество от монополии Facebook

Что может сделать государство для защиты пользователей от интернет-монополий

Бизнес и общество / Феномены

https://cdn.hbr-russia.ru/image/2020/h/ybe6r/original-18h3.jpg

Harvard Business Review РоссияHarvard Business Review Россия

Harvard Business Review РоссияHarvard Business Review Россия