Будущее без харассмента

Будущее без харассмента
|18 июня 2020| Дженнифер Клейн

Все началось с двух слов. В октябре 2017 года актриса Алисса Милано написала у себя в Твиттере: «Если вы подвергались сексуальным домогательствам или насилию, напишите “me too” (“я тоже”) в ответ на этот твит». Движение Me Too в поддержку пострадавших от сексуального насилия было основано правозащитницей Тараной Берк более чем за десятилетие до этого — но именно после твита Алиссы хэштег #MeToo стали использовать миллионы людей и тема харассмента появилась на первых полосах СМИ. Женщины из сферы шоу-бизнеса откликнулись еще двумя важными словами: «Time’s up» — «Время пришло».

Незадолго до января 2018 года, когда была основана организация TIME’S UP, 700 тыс. женщин из ­объединения сельхозработниц Alianza Nacional de Campesinas подписали письмо, в котором выражали солидарность с начавшими это движение актрисами. Вскоре после этого актрисы объединили усилия с работницами ферм и другими женщинами с низким заработком — теми, которые пережили домогательства молча, не имея возможности защитить себя, и теперь вступили в борьбу за безопасность, равенство и достойные условия труда. Здесь стоит вспомнить яркое высказывание Опры Уинфри на вручении премии «Золотой глобус» о том, что харассмент «не знает культурных, географических, расовых, религиозных, политических и профессиональных границ».

Сексуальные домогательства — это и следствие, и причина недостатка влияния, который отрицательно сказывается на женщинах в каждой сфере труда, от сельского хозяйства до высоких технологий, и на каждом этапе карьеры, от позиций начального уровня до руководящих постов. И основательницам TIME’S UP, и мне, посвятившей карьеру борьбе за гендерное равноправие, с самого начала было очевидно, что отстранение одного абьюзера — или даже множества абьюзеров — не уничтожит харассмент как явление. Для решения проблемы необходимы целенаправленные усилия по устранению барьеров, угрожающих безопасности и равенству в обществе. К таким барьерам относятся дискриминация, несправедливая оплата труда, неравномерное распределение семейных обязанностей, унизительные нормы и стереотипы.

Положить конец харассменту — это не отдельная цель; это часть общей цели по искоренению всех форм гендерного неравноправия. TIME’S UP с самого начала видела своей задачей совместную работу с самыми разными женщинами по всем направлениям, чтобы обеспечить каж­дой безопасность, справедливость и уважение на рабочем месте.

Как харассмент мешает развиваться женщинам — и бизнесу

По данным Комиссии по соблюдению равноправия при трудо­устройстве, до 85% женщин в США утверждают, что подвергались сексуальным домогательствам на работе. От проявлений насилия не защищена ни одна индустрия — но недавний анализ более чем 85 тыс. исков о харассменте, поданных в период с 2005 по 2015 год, показал, что он наиболее распространен в гостиничном и ресторанном бизнесе; далее следуют ритейл, производство, здравоохранение и соцобеспечение — отрасли с высокой долей женщин, особенно небелых.

Домогательства наносят ущерб как отдельным людям, так и экономике в целом. Женщины, подвергшиеся сексуальному преследованию на рабочем месте, в шесть раз чаще меняют работу, зачастую соглашаясь на менее привлекательные и хуже оплачиваемые должности. Многие из тех, кто решает остаться в компании и пожаловаться на харассмент, в итоге сталкиваются с попытками мести и экономическими санкциями: им снижают зарплату или их увольняют.

От этого страдают не только женщины, но и бизнес. Согласно оценкам, с каждой подвергшейся ­харассменту сотрудницей работодатель несет ущерб в $22,5 тыс. от падения производительности; в эту сумму не входят издержки, связанные с оттоком кадров, юридические расходы и репутационный ущерб. Экономика в целом тоже страдает из-за того, что гигантский потенциал женщин остается нереализованным: ведь их фактически вынуждают покидать работу и их карьера останавливается, порой толком не начавшись.

Сексуальное преследование не возникает из ниоткуда. Его корни — в более широкой практике дискриминации, выстраивания барьеров и следования предрассудкам. В среднем американская женщина получает всего 80 центов там, где мужчине платят доллар. Если сделать разбивку по расам, разница будет еще больше: там, где белой женщине заплатят вместо доллара 77 центов, черная может рассчитывать на 61 цент, представительница коренных народов США — на 58, а латиноамериканка — всего на 53. Женщин слишком много на низкооплачиваемых позициях и слишком мало на руководящих постах. Кроме того, они вынуждены брать на себя почти всю работу по уходу за детьми и пожилыми родителями, что мешает им зарабатывать на жизнь и строить карьеру.

Харассмент тесно переплетен с прочими формами неравноправия и дискриминации. Из-за него женщинам труднее добиваться улучшения условий труда. Мы не должны ограничиваться ужесточением законов и политик против харассмента и контролем за их реализацией. Для решения главной проблемы — неравноправия — необходимо устранить условия, в которых оно процветает. Бороться с домогательствами — значит бороться и за равные зарплаты, и за оплачиваемый больничный отпуск и отпуск по уходу за близкими, и за доступные по цене услуги дошкольных учреждений, и за прекращение дискриминации беременных. Мы должны стремиться к большей представленности женщин, в частности небелых, на руководящих должностях и к гарантиям достойного отношения к представительницам всех профессий. Только так начнут формироваться равные условия для всех.

Сексуальные домогательства и дискриминация в более широком смысле не дают женщинам раскрыться, мешают им достичь профессионального успеха и тем самым еще больше усугубляют дисбаланс власти. В результате насилие и злоупотребления продолжаются. Разорвать этот порочный круг непросто. Это требует изменений в законодательстве, деловых практиках и культурных нормах.

Что делать?

Полная версия статьи доступна подписчикам
Выберите срок онлайн-подписки:

https://hbr-russia.ru/biznes-i-obshchestvo/fenomeny/830941

2020-06-18T07:56:48.000+03:00

Thu, 18 Jun 2020 07:57:40 GMT

Будущее без харассмента

Как разорвать порочный круг, лишающий женщин влияния на рабочем месте

Бизнес и общество / Феномены

https://cdn.hbr-russia.ru/image/2020/41/152q0k/original-1h8g.jpg

Harvard Business Review РоссияHarvard Business Review Россия

Harvard Business Review РоссияHarvard Business Review Россия