Учебный коллапс

Учебный коллапс
20 февраля 2021| Денис Конанчук

От редакции. Эту статью и другие материалы, опубликованные в рубрике «20-21: Уроки стойкости», вы можете читать бесплатно. Если наш контент помогает вам преодолевать трудности нынешнего кризиса, лучший способ поддержать HBR Россия — оформить подписку.

В конце XVII века чешский мыслитель и педагог Ян Амос Коменский искал метод, при котором «учащие меньше бы учили, учащиеся больше бы учились; в школах было бы меньше одурения, напрасного труда, а больше досуга, радостей и основательного успеха...». В результате он написал книгу «Великая дидактика», которая во многом трансформировала принципы школьного образования в разных странах.

Сегодня похожую задачу пытаются решить учебные заведения, которые пандемия в 2020 году внезапно загнала в онлайн. Массовое онлайн-обучение, развитие «мягких навыков» и цифровых компетенций, индивидуальные траектории и самостоятельные занятия — каждый из нас сейчас вынужденно погрузился в то, что эксперты ожидали увидеть лишь в 2030-е годы. Но, несмотря на доклады учебных заведений и регуляторов об успешном переходе в онлайн, мнение конкретных студентов, университетов, учеников школ и их родителей не так однозначно. Во всяком случае, недовольства и протестов довольно много.

Например, когда университеты начали переводить программы в онлайн, 300 тыс. британских студентов подписали петицию, призывающую снизить плату за обучение. С похожими инициативами выступили студенты в других странах. Набирает силу движение родителей против «дистанционки» в школе. Недовольные считают, что ученики и студенты должны развивать критическое мышление, учиться на своем и чужом опыте, а обучение по интернету не лучшая среда для этого. Знаменитое утверждение Рене Декарта Cogito Ergo Sum («Я мыслю, следовательно, существую») во время пандемии перефразировали в мем Covido Ergo Zoom, и такой цифровой переход многие восприняли как «ненастоящее образование».

ИДЕЯ КОРОТКО

Проблема
Перенос моделей очного обучения в цифровое пространство, где человек живет и учится по-другому, не работает. Мешает технологическое неравенство, множество отвлекающих факторов, а также излишний фокус на учебной программе и стандартах. Людям нужны принципиально другие форматы, которые предлагают новый опыт.
Решение
Лидеры рынка начали тестировать новые модели живого обучения в виртуальной среде. Они базируются на трех принципах. Во-первых, плотный контент, выстроенный вокруг междисциплинарных проблем. Во-вторых, событийность — студенты не должны быть пассивными слушателями. Наконец, важна красота и удобство онлайн-интерфейсов.

Перенос представлений и моделей очного обучения в цифровое пространство, где человек живет и учится по-другому, не сработал. За время социальной изоляции вырос спрос на практичное знание и живое общение, на образовательный опыт, который не уступает полученному в реальном классе.

В существующей модели онлайн-обучения есть три главных барьера, которые снижают ее ценность в глазах учащихся.

  • Технологическое неравенство: разный доступ к инфраструктуре онлайн-обучения в зависимости от географии и уровня доходов семьи.

  • Борьба за внимание: слишком много факторов отвлекает внимание учащегося, онлайн-обучение пока проигрывает эту конкуренцию.

  • Фокус на учебном материале, а не на образовательном опыте: учебным заведениям приходится следовать утвержденной программе, они мало заботятся, чтобы процесс обучения был удобным для преподавателей и учащихся.

ТЕХНОЛОГИЧЕСКОЕ НЕРАВЕНСТВО

По данным GlobalWebIndex, в январе 2020 года среднестатистический пользователь проводил в интернете 6 часов 43 минуты в день. Более 4,3 млрд человек (59% мирового населения) имеют возможность выходить в сеть, в России — около 118 млн человек (81% жителей). И кажется удивительным, что 3,2 млрд человек в мире все еще не имеют доступа к глобальной сети. Даже в Восточной Европе и России количество «неподключенных» жителей составляет более 65 млн.

Вынужденный переход к всеобщему онлайн-обучению обнажил проблему неравенства. Оказалось, что быстрый интернет и бесперебойные занятия — это привилегия жителей больших городов. Население удаленных районов (а это почти 50% населения мира) лишены такой возможности.

Кроме технологического барьера есть еще и социальный. Семьи с доходами ниже среднего, как правило, не могут обеспечить каждого члена семьи компьютером для доступа к онлайн-урокам и необходимым физическим пространством в квартире. В результате обучение часто происходит посменно и в местах, для этого не предназначенных: на кухне, балконе, в ванной. Качественное цифровое образование стало прерогативой семей с доходами выше среднего, проживающих в больших городах. Несмотря на то, что компании и правительства активно инвестируют в интернет-инфраструктуру, в ближайшие пять лет технологическое неравенство сохранится как в России, так и в других странах.

БОРЬБА ЗА ВНИМАНИЕ

Учебные заведения проектируют свои образовательные программы в отрыве от обстоятельств, в которых учащийся живет до и после занятий — так повелось с доковидных времен. Когда обучение проходит очно, учитывать эти обстоятельства нет необходимости: ученик находится в классе, он на виду, временно вырывается из бытовой рутины и может полностью сосредоточиться на предмете. Однако жизнь «на удаленке» перевернула все с ног на голову.

Внимание и вовлеченность учащегося — необходимое условие качества образования. Во время пандемии онлайн-преподавателям пришлось конкурировать не только с гаджетами и соцсетями, но еще и с членами семьи слушателя, звонками его работодателя, отдыхом. Сидя дома, человек сталкивается с валом конфликтующих запросов на свое время, ему приходится расставлять приоритеты, и далеко не всегда в пользу обучения. В результате — снижение вовлеченности и, как следствие, падение успеваемости.

Пандемия показала, что в условиях локдауна и других социальных ограничений необходимо проектировать не образовательную программу, а обучение как часть жизни человека «на удаленке». Иными словами, важно учитывать не только распорядок дня и образ жизни учащегося, но и специально работать с удержанием его внимания. Это означает переход от односторонней передачи знаний к модели обучения через дискуссию. Вебинарный формат, когда преподаватель говорит на камеру, отвечает на вопросы или спрашивает выученный материал, — тупиковая ветвь развития дистанционного образования (примерно как пейджеры на заре мобильных телефонов). Только правильно организованное обсуждение и совместный поиск решения удерживают внимание человека во время онлайн-занятия.

ФОКУС НА УЧЕБНОМ МАТЕРИАЛЕ, А НЕ НА ОБРАЗОВАТЕЛЬНОМ ОПЫТЕ

У американского исследователя в области маркетинга, автора книги «Экономика впечатлений» Джозефа Пайна, есть интересная концепция. Он выделил разные типы рынков: сырьевые (commodity), рынок товаров, услуг, впечатлений и высший пятый уровень — рынок трансформации. Переход от одного типа к другому происходит за счет более глубокого фокуса на потребностях человека и персонализации предложения. Например, многие индустрии, начиная с театра и медиа и заканчивая ритейлом и туризмом, сегодня работают в экономике впечатлений. Концепцию Джозефа Пайна можно применить и к сфере образования.

В обществе сложилось представление, что образование — это либо общественное благо (commodity), либо товар (диплом по итогам обучения), либо услуга по апгрейду знаний и навыков. В этой логике нет никакого смысла платить за онлайн-обучение такую же цену, как и за очный формат. Товар или услуга в лучшем случае та же, а форма ее доставки становится менее удобной.

Самые сильные игроки давно перешли в экономику впечатлений (более точный перевод с английского — экономика опыта). Здесь важен не только диплом или навыки, а то, какие инсайты появились у человека в ходе обучения, как поменялось его мировоззрение. В конечном счете, какой опыт получил студент, хотел бы он его повторить или нет. И здесь кроется главная проблема онлайн-обучения.

Большинство образовательных учреждений до сих пор фокусируется на учебном предмете, а не на образовательном опыте студента. Во время шокового перехода в онлайн на первый план выходили вопросы, как доставить контент до учащегося в цифровом формате, мало кто думал о том, удобно ли студенту учиться, адекватен ли дизайн онлайн-курса новым жизненным обстоятельствам. В результате ни контент, ни формат, ни интерфейс онлайн-платформы не вызывали у учащегося желания вернуться.

Над этой проблемой сейчас работают ведущие университеты, образовательные стартапы и технологические компании. Они, в частности, расширяют функциональные возможности онлайн-платформ, разрабатывают более удобные и красивые интерфейсы. На горизонте двух-трех лет появятся успешные проекты, предлагающие качественно новый опыт обучения в онлайне.

Лидеров образования, которые решат эту задачу, ждет новый вызов — как перейти из экономики впечатлений в экономику трансформации. В этом случае студент будет платить не за процесс обучения или новый опыт, а за результат: не трансформировался — значит, платить не за что. Пока нет четкого понимания, как оценивать изменения, но лет через 10 такие модели обучения тоже появятся.

КОНЕЦ ЭПОХИ MOOC

В октябре 2011 года Стэнфордский университет предложил всем желающим бесплатно пройти три своих курса онлайн. Год спустя появились платформы Coursera и EdX — здесь были доступны уже более 250 бесплатных онлайн-курсов от 40 ведущих университетов мира, на которых обучались 2,5 млн студентов. Так началась эпоха массовых открытых онлайн-курсов (Massive Open Online Course, или MOOC). Знания от лучших профессоров мира могли получить все желающие, а дизайн курсов, состоящих из серии коротких видео и заданий к ним, позволял учиться в своем темпе. Считается, что с появлением MOOC в образовании началась цифровая революция, однако изначальная цель — университет для миллиардов — так и не была достигнута.

В 2019 году журнал Science опубликовал статью The MOOC Pivot, в которой исследователи из MIT подвели итоги эпохи MOOC. Массовые открытые онлайн-курсы не справились с задачей вовлечения и удержания студентов. За семь лет доля слушателей, заканчивающих курс до конца, снизилась с 6 до 3%, а количество повторно возвращающихся людей составляло не более 10%. Пандемия хоть и привела к приросту числа новых студентов в 2020 году, но другие показатели не улучшились. По всей видимости, пик популярности MOOC прошел. Эти курсы заняли свою нишу онлайн-обучения — они предназначены для высокомотивированных людей, умеющих и любящих учиться самостоятельно, в то время как многим слушателям нужно что-то другое.

Сегодня студенты и преподаватели выдвигают новые требования к онлайн-образованию: практичное содержание, другие форматы и принципы обучения. В центре должен быть не записанный контент, а человек с его вопросами и проблемами, потребностью во взаимодействии. В ответ на этот вызов лидеры рынка начали создавать и тестировать новые модели онлайн-обучения, которые можно назвать LIVE — Learning in Virtual Environment, то есть живое обучение в виртуальной среде. И сейчас уже можно обрисовать контуры будущего образования в цифровом пространстве.

LIVE: ПРОТОТИПЫ ОНЛАЙН-ОБРАЗОВАНИЯ БУДУЩЕГО

В 2020 году соосновательница Coursera Дафна Коллер объявила о запуске новой образовательной платформы Engageli, где студенты совместно работают за небольшими виртуальными столами. Люди могут общаться друг с другом, получать инструкции от преподавателей, вместе выполнять задания, участвовать в викторинах, делать заметки по результатам обсуждений. Профессора, в свою очередь, могут анализировать количество взаимодействий между студентами и отслеживать индикаторы их вовлеченности.

Образовательный проект Minerva, созданный Беном Нельсоном, развивает онлайн-платформу Minerva Forum — она позволяет в синхронном формате, то есть в режиме реального времени проводить курсы по междисциплинарным темам. Обучение выстроено вокруг дискуссий студентов и преподавателей, и здесь нет «задней парты», где можно отсидеться. Каждая образовательная сессия записывается, и по ее итогам студенты получают персональную обратную связь от преподавателя.

Во время пандемии появились гибридные форматы, объединяющие преимущества образования и медиа. Например, Московская школа управления «Сколково» запустила образовательные онлайн-сессии, которые по формату близки к «реалити-шоу». В специальной студии SKOLKOVO Glassroom можно создавать красивые телевизионные планы и эффект присутствия профессора и студентов в одном помещении. У каждой образовательной сессии есть свой сюжет, построенный вокруг сложной управленческой ситуации или проблемы, для нее пишут подробный поминутный сценарий, как к фильму или ТВ-шоу. Профессор ставит перед участниками вопросы, на которые нет правильного ответа, и студенты вместе ищут варианты решений, становясь героями сюжета. Такой формат обеспечивает интерактивность и полную включенность участников процесса.

Подобные эксперименты с онлайн-обучением в режиме LIVE проводят сегодня университеты и образовательные стартапы по всему миру. Все эти проекты базируются на трех общих принципах: живое знание, интерактивный формат и новое цифровое образовательное пространство.

КАК РАБОТАЕТ LIVE-ОБУЧЕНИЕ

Первый принцип — плотный контент, выстроенный вокруг междисциплинарных проблем. Онлайн-формат не прощает и пяти минут бессодержательной беседы или общих слов — практичность и релевантность становятся обязательным условием обучения. Ценятся смыслы и практические решения в новых ситуациях, в которых мы все оказались.

Многое из того объема знаний, что было накоплено в доковидных условиях, потеряло свою ценность. Это касается разных сфер нашей жизни — от управления бизнесом до отношений между людьми. Знания для нового мира создаются прямо сейчас практиками, способными быстро разработать и протестировать новые решения, а потом о них системно и понятно рассказать. Таких знаний пока мало, они не описаны в учебниках, и ими часто не обладают кабинетные эксперты, привыкшие только преподавать. Именно вокруг такого эксклюзивного контента строится новое онлайн-образование.

Второй принцип живого онлайн-обучения — событийность. Образование становится коллективным действием, в котором одновременно участвуют студенты, преподаватели, эксперты и фасилитаторы. Их цель — совместно найти практичные ответы на важные вопросы, а задача профессора — не транслировать готовую информацию, а управлять «полевым интеллектом» и конструировать в ходе сессии новые работающие знания. В образовании такой подход получил название «обучение через дискуссию».

Стандартный учебный план здесь больше не подходит — необходим набор сценариев, по которым может развиваться дискуссия. Событийность обучения предполагает наличие сюжетной линии, где есть завязка, кульминация и развязка. Образовательный путь участников складывается из постоянной смены коротких форматов работы: общие дискуссии, экспертные выступления и концептуальные блоки, работа в малых группах, голосования и опросы, сессии рефлексии и персональной обратной связи. Это позволяет поддерживать напряжение и интерес всех участников обучения на пути к общему образовательному результату.

Наконец, третий принцип — цифровая эстетика, красота и удобство онлайн-интерфейсов. Участникам должно быть комфортно в цифровом образовательном пространстве, поэтому важно создавать эффект присутствия и живого общения, вызывать желание вернуться. Ведущие университеты еще до начала пандемии начали строить виртуальные студии для обучения онлайн. Обычно это физическое пространство с большим экраном и интерактивными досками, к которому в режиме реального времени подключаются студенты. Профессор находится в студии, видит всех участников одновременно и взаимодействует с ними так же, как в реальном классе.

По сути мы видим тренд на фиджитальность (от англ. phygital = physical + digital), который приводит к стиранию границ между физическим и онлайн-пространством. Со временем пандемия пойдет на спад, учебные заведения вернутся к очному обучению, но мир еще будет жить в условиях ограничений. Ведущие университеты не смогут привозить к себе лучших профессоров из других стран, но будут рады их виртуальному участию на занятиях в виде голограммы или аватара, создающего полноценный эффект присутствия. Пандемия сформировала на это устойчивый платежеспособный спрос. Появление подобных технологий — вопрос ближайшего будущего. Так что лет через 5—10 мы сможем жить в уютном месте с недорогой недвижимостью, высокоскоростным интернетом и полноценно учиться в виртуальной реальности, нивелируя любое неравенство.

ЖИЗНЬ ОНЛАЙН

Пандемия, как и любой глобальный кризис, показала ограничения сложившихся практик во многих сферах человеческой жизни. Каждый из нас столкнулся с вопросами, о которых редко задумывался раньше — как мы живем и взаимодействуем с другими людьми, откуда берем силы, как и зачем мы учимся и строим карьеру. Школьное и университетское образование также игнорировали эти вопросы.

Новые модели онлайн-обучения имеют принципиальное отличие от традиционных — они человекоцентричны и формируются в результате экспериментов и постоянных улучшений. Главное, о чем размышляют инноваторы, — студент и его образовательный путь, а не учебный предмет или образовательный стандарт. Основным драйвером развития школы или университета в новых условиях становятся не директора, их замы и даже не отдельные преподаватели, а команды профессоров и продюсеров, способные быстро создавать образовательные программы, базируясь на новых педагогических и технологических принципах.

Пандемия приведет к тектоническим сдвигам в образовательном ландшафте. Онлайн-обучение будет не дополнением, а неотъемлемой составляющей образовательного опыта. Новыми сильными игроками в этой сфере станут технологические компании, строящие собственные экосистемы вокруг потребностей человека. Так что в ближайшие несколько лет многим учебным заведениям предстоит встать на рискованный путь цифровой трансформации.

Об авторе. Денис Конанчук — директор департамента корпоративного обучения Московской школы управления «Сколково».

От редакции. Эту статью и другие материалы, опубликованные в рубрике «20-21: Уроки стойкости», вы можете читать бесплатно. Если наш контент помогает вам преодолевать трудности нынешнего кризиса, лучший способ поддержать HBR Россия — оформить подписку.

https://hbr-russia.ru/biznes-i-obshchestvo/fenomeny/854663

2021-02-20T10:25:35.000+03:00

Wed, 24 Feb 2021 02:48:50 GMT

Учебный коллапс

Почему к онлайну оказались не готовы ни преподаватели, ни учащиеся

Бизнес и общество / 20-21: Уроки стойкости

https://cdn.hbr-russia.ru/image/2021/j/13l1mr/original-1fau.jpg

Harvard Business Review РоссияHarvard Business Review Россия

Уважаемые подписчики! С 1 июля 2021 года издателем Harvard Business Review Россия является ООО «Бизнес Инсайт Медиа». По вопросам продления и переоформления текущей подписки, а также для подключения новой подписки, обращайтесь по e-mail: podpiska@hbrr.ru
Закрыть

Harvard Business Review РоссияHarvard Business Review Россия