«Люди становятся более эгоистичными» | Harvard Business Review Russia
Феномены

«Люди становятся более эгоистичными»

Юлия Фуколова
«Люди становятся более эгоистичными»

В обществе нарастает индивидуализм, и традиционные семейные ценности трансформируются. Люди все реже регистрируют брак, не хотят заводить детей или вообще предпочитают жить в одиночку. О том, как меняется модель семьи, рассказывает доктор социологических наук, доцент кафедры социологии семьи и демографии факультета социологии МГУ имени Ломоносова Александр Синельников.

HBR — Россия: Какую трансформацию переживает семья как социальный институт?

Синельников: Брак постепенно меняет свою форму. Он уже перестал быть пожизненным — 3—4 союза никого не удивляют. Семья постепенно трансформируется: фамилизм, или семейное начало, отступает перед индивидуализмом, то есть личностным началом. Раньше люди жили в больших семьях, состоящих из трех поколений (так называемых расширенных семьях), и им приходилось каждый свой шаг согласовывать с многочисленными родственниками. Позже нормой стали так называемые нуклеарные семьи, состоящие только из мужа, жены и детей. Здесь нужно было считаться с меньшим числом лиц. Однако и нуклеарные семьи стали распадаться и уступать место другим форматам. Это, во-первых, неполная семья, в которой женщина зависит только от ребенка, а с мужем развелась или родила вне брака. Во-вторых, чайлдфри — пара, вообще не желающая иметь детей. Третий вариант — так называемый гражданский брак, хотя правильнее называть его сожительством. То есть брак перестал быть законным и, по сути, перестал быть браком.

Зачем вообще люди вступают в брак и создают семью?

Несколько лет назад мы проводили опрос, с чем у людей ассоциируется понятие «семейный образ жизни». 93% респондентов выбрали вариант «наличие законного супруга». Создавая семью, люди обычно преследуют три основные цели — стать счастливыми, избавиться от одиночества и иметь детей. Я специально сравнивал три группы — законных супругов, пары, которые живут без регистрации (гражданские супруги или сожители) и одиноких людей. В среднем законные супруги более счастливы, чем сожители. А те, кто живет без регистрации, более счастливы, чем те, кто не имеет партнера. Чувство одиночества иногда ощущают и в браке, но все-таки среди супругов это случается гораздо реже, чем среди сожителей и тем более одиночек. Что касается детей, то, по последним данным Росстата, около 21% из них рождается вне зарегистрированного брака (в 2005 году было 30%). Однако сожители имеют в среднем гораздо меньше детей, чем законные супруги, и в несколько раз чаще остаются вообще бездетными.

Но в России больше половины браков заканчивается разводом, в других странах примерно такая же картина.

Люди становятся все более эгоистичными. Не хотят заботиться о других, принимать на себя серь­езные обязательства. Разводы существуют столько, сколько и брак, но до недавних пор требовалась объективная причина, которую бы окружающие признавали уважительной. Классический пример — Анна Каренина была не единственной, кто изменял мужу, но она не могла с ним развестись на том основании, что полюбила Вронского. А вот обманутый Каренин имел право на развод, если бы доказал в суде неверность Анны. Кстати, до революции винов­ному в прелюбодеянии на семь лет запрещалось вступать в новый брак, еще раньше этот запрет был пожизненным.

Философ Василий Розанов в начале ХХ века писал, что, если один из супругов разлюбил другого, это может быть основанием для развода, пусть люди создают новые семьи. И предлагал ставить в паспорт штамп о каждом браке и разводе. Например, если мужчина узнает, что дама три раза была замужем, вряд ли он захочет быть четвертым. Впрочем, одна читательница ответила Розанову, что подобная арифметика не устрашит ни тот, ни другой пол. Советская власть реализовала все пожелания философа, но число разводов увеличилось, а не уменьшилось.

Каковы сегодня основные причины разводов?

Полная версия статьи доступна подписчикам
Вы уже подписаны?
Тогда авторизуйтесь
советуем прочитать
На первом месте — интересы акционеров
Кэррот Грегори,  Джексон Стюарт
Душители прогресса
Кристенсен Клейтон,  Кауфман Стивен,  Вилли Ших