Другой взгляд | Harvard Business Review Russia
Феномены

Другой взгляд

Татьяна Визель
Другой взгляд
Mark Solarski / Unsplash

Не так давно HBR Россия опубликовал любопытное интервью профессора Сергея Вячеславовича Савельева, которое вызвало серьезную полемику в интернете. Поскольку темы, затронутые в статье, входят в область моих профессиональных интересов и со многими утверждениями профессора я не согласна, я тоже решила высказаться.

Во-первых, меня удивляет мысль о том, будто бы наш мозг эволюционировал для того, чтобы решать биологические задачи, а не для того, чтобы «хорошо думать, создавать бессмертные произведения, решать математические проблемы или посылать людей в космос». Тогда каким же образом появились бессмертные произведения искусства, научные открытия и как человек оказался в космосе? Ответ напрашивается сам собой: благодаря эволюции нашего мозга и его функциональных возможностей. А вот с биологическими задачами он стал справляться значительно хуже: у нас действительно «плохие ногти, медленные ноги, нет крыльев, отвратительная анатомия». Между тем, если бы эволюция нашего мозга была направлена на решение биологических задач, все это стало бы лучше, а не хуже.

Во-вторых, серьезное возражение вызывает утверждение о том, люди вышли из лесов за белковой пищей, то есть за более качественными продуктами питания. Да, белковая пища была необходима людям для осуществления биохимических процессов, оптимизирующих работу мозга. Однако дело было не просто в выживании, а в возможности приобрести более сложный инструмент, способный создавать, творить. Кроме того, жестокая конкуренция между людьми началась не только из-за проблем доминантности и размножения. Она началась также из-за необходимости доказать, кто умнее, а значит, успешнее.

В-третьих, как можно говорить, что речь не подразумевает никакой деятельности? Речь — и есть деятельность. И, конечно, речь — это орудие обмана, но лишь отчасти: для обмана ведь тоже нужен ум. Обмануть не так-то просто, необходима изобретательность, а она стимулирует усложнение процессов мышления. Так что утверждать, что «речь не такое приобретение, которое перестраивает или увеличивает мозг», не совсем верно. Речь действительно не увеличивает мозг в анатомическом смысле, но перестраивает его работу. Она во много раз повышает информационную емкость мозга.

Действительно, мозг современного человека уменьшился на целых 300 граммов. Однако причина не в изгнании умных и ориентации на середнячка, а в изменении размеров тела и пропорций его частей в связи с изменением условий жизни. К тому же меньший по размеру мозг не означает — более глупый. Исследования по измерению мозга знаменитых людей не подтвердили зависимость одаренности, гениальности от размера мозга. Мозг Тургенева, например, оказался самым большим, притом, что Тургенев, хоть и замечательный писатель, не гениальнее, например, Эйнштейна, который не обладал мозгом таких размеров. И еще одно: художник вовсе не должен иметь больше нейронов в затылочной доле, а музыкант или поэт в височных долях. Нейронов у них может быть столько же, сколько у остальных людей, и даже меньше, а вот число смысловых и эмоциональных связей, ассоциаций, которые вложены в эти нейроны, должно быть значительно больше и, главное, они должны быть особенными, нестандартными.

Полная версия статьи доступна подписчикам
Вы уже подписаны?
Тогда авторизуйтесь
советуем прочитать