Бизнес и общество / Феномены

Игры разума: за что присудили Нобелевскую премию по экономике

Игры разума: за что присудили Нобелевскую премию по экономике

|23 апреля 2014|Джастин Фокс

Когда прошлой осенью стали известны имена награжденных премией Riksbank (они же лауреаты Нобелевской премии по экономике), новость приняли с некоторым смущением, кое-кто даже со смешком: шведы отметили некоего Юджина Фаму, который прославился гипотезой эффективного рынка, Роберта Шиллера, который как-то раз назвал эту гипотезу «самым поразительным заблуждением в истории экономической мысли», и Ларса Питера Хансена, чьи работы настолько сложны, что даже специалисты не сумели ни растолковать его творчество, ни как-то увязать его с Фамой и Шиллером. Премия была выдана за «эмпирический анализ цен на активы», хотя со стороны их труд казался не столько совместным прорывом, сколько не до конца разрешенным спором.

Но вскоре между тремя победителями обнаружилось связующее звено по имени Джон Кэмпбелл.

Полная версия статьи доступна подписчикам
Выберите срок онлайн-подписки:
Подпишитесь, чтобы иметь доступ ко всем материалам hbr‑russia.ru:

https://hbr-russia.ru/biznes-i-obshchestvo/fenomeny/p13648

2014-04-23T04:00:00.000+04:00

Tue, 10 Apr 2018 20:41:03 GMT

Игры разума: за что присудили Нобелевскую премию по экономике

Люди оценивают свое благосостояние с точки зрения уже имеющегося опыта, привычного стандарта жизни, как они сами выражаются в судах по разводам

Бизнес и общество / Феномены

https://cdn.hbr-russia.ru/image/2018/2r/19lcmh/original-1n36.jpg

Harvard Business Review – РоссияHarvard Business Review – Россия



Harvard Business Review – РоссияHarvard Business Review – Россия