«Семейное образование — это предельное освобождение от школы» | Harvard Business Review Russia
Феномены

«Семейное образование — это предельное освобождение от школы»

Юлия Фуколова
«Семейное образование — это предельное освобождение от школы»
Фото: Павел Маркелов

Пандемия усилила недовольство многих родителей современной школой. Детей все чаще переводят на семейное образование. О том, каковы перспективы у тех, кто учится дома, и есть ли у них преимущества перед обычными школьниками, рассказывает доктор психологических наук, профессор Института образования НИУ ВШЭ Катерина Поливанова.

HBR Россия: Как давно в России появилась возможность обучать детей не в школе, а дома?

Поливанова: Вообще-то семейное образование — исходная форма обучения подрастающего поколения. В современных условиях подобная практика была закреплена в России в 1992 году, когда приняли первый постсоветский «Закон об образовании», а затем в 2012-м его новую редакцию. В законе есть пункт о том, что ребенок может обучаться вне школы, независимо от того, здоров он или нет, и за его образование отвечают родители. Таких детей еще называют «хоумскулеры» (от англ. homeschooler — обучающийся дома).

Много ли детей сегодня обучается дома?

Со статистикой до сих пор сложно. Но могу сказать, что очень незначительная часть российских детей получает семейное образование — менее 1%. Помимо того, что семейное образование — довольно затратное дело, есть и формальные причины. Например, существуют разные форматы образования вне школы. Есть очно-заочное или заочное обучение, когда ребенок учится дома, но приписан к конкретной школе и числится ее учеником, сдает промежуточные контрольные работы и проходит ежегодную аттестацию. Школа получает бюджетное финансирование на этого ученика. Семейное образование юридически оформляется по-другому — ребенок не приписан к учебному заведению, и его обучение организуют родители по своему усмотрению. Для детей старше 15 лет такой формат называют самообразованием, хотя, по сути, это то же, что и семейное образование. Школа не получает никакого финансирования (родители, впрочем, тоже). Поэтому администрации учебных заведений удобнее предложить родителям оставить ребенка в составе школьного контингента.

А как организована аттестация хоумскулеров?

В случае семейного образования обязательными являются две аттестации — ОГЭ после 9 класса и ЕГЭ после 11-го, причем родители могут выбирать школу для сдачи тестов. Соответственно, ребенок получает документ об основном общем и среднем общем образовании, а затем может поступать в вуз. Другие промежуточные аттестации хоумскулеры сдавать не обязаны. Конечно, чем меньше экзаменов, тем проще, но и ответственность родителей выше, особенно если они заинтересованы в высоких достижениях. Без контрольных работ сложнее понять, отстает ли ребенок от школьной программы или нет.

Почему семейное образование стало альтернативой традиционным средним школам?

Все началось примерно в середине ХХ века. Некоторые религиозные семьи были недовольны излишней секулярностью образования — например, преподаванием теории Дарвина. Они хотели оградить своих детей от излишне научной картины мира и забирали их из школы. Параллельно происходили и другие процессы. Традиционно образование решало основную задачу государства и общества — воспроизводство работников. Детей с особыми потребностями часто даже не принимали в школы, из них ведь не сделаешь полноценного труженика. А в 1960-е годы фокус начал смещаться на индивида, его желания и ценности. Стали говорить о вкладе родителей в образование детей — если взрослые вовлечены в процесс, то вероятность хороших результатов выше. Появились также исследования о мотивации учеников. Фактически в 1960—1970-е годы образование перестало быть делом исключительно государства, его стали рассматривать с точки зрения семьи и самого человека. Родитель все больше и больше становится актором в этом процессе.

Какова ситуация с семейным образованием в других странах?

Такой формат существует во многих странах — в первую очередь, англосаксонских: США, Великобритании, Новой Зеландии, Австралии, Канаде. Лидером считаются США, где около 3% детей находится на семейном обучении, то есть примерно 2,5 млн человек. Судя по последним данным, их количество растет. Есть разные институции, которые занимаются домашним образованием, группы поддержки и т. д. На другом полюсе — страны, где образование на дому запрещено. Яркий пример — Германия. Здесь даже есть решение конституционного суда, что родители обязаны обучать ребенка в школе, в противном случае их наказывают штрафом и могут изъять детей из семьи. В Швеции тоже нельзя просто так забрать детей из школы — предусмотрена очень сложная процедура. Есть еще промежуточные варианты — Чехия, Венгрия и другие страны, где можно добиться перевода на семейное обучение. Впрочем, в последнее время европейское законодательство стало смягчаться.

По каким причинам родители чаще всего забирают детей из школы?

Мы с моей коллегой Кристиной Любицкой проводили такие исследования, но, отвечая на вопросы, родители не всегда дают истинные объяснения. Скорее, это некая рационализация. Наиболее частые причины — неудовлетворенность школьным образованием. Школа неэффективно использует учебное время, не обеспечивает достаточное качество подготовки. Родители уверены, что при индивидуальной работе ребенок может освоить предметы гораздо быстрее, чем в классе из 30 человек. Во время пандемии после перехода на дистанционное обучение многие родители пришли в ужас от того, как организованы уроки. У меня нет данных, но подозреваю, что количество хоумскулеров в России за последние два года заметно увеличилось.

Другая группа причин — психологические. Например, ребенок теряет мотивацию или родители недовольны его окружением. Скажем, одноклассники и другие дети из школы ведут себя агрессивно, курят, принимают наркотики. В США в 1960—1970-е годы родители часто забирали детей именно по этой причине. Отдельно стоят религиозные соображения. Наконец, еще один мотив — укрепление семейных связей.

Что представляют собой семьи хоумскулеров?

Если взять статистику США, то примерно 80% семей, которые перешли на домашнее образование, — белые. То есть среди хоумскулеров белых больше, чем в среднем по стране. Большинство родителей имеют высшее образование, 90% живут выше черты бедности. Словом, достаточно обеспеченные люди. Вообще, когда говорят о домашнем образовании, часто представляют себе благополучную семью «белых воротничков», где ребенок занимается за столом в чистом доме. Такая картинка более вероятна, но среди тех, кто переходит на семейное обучение, есть и маргинальные группы, люди с какими-то зависимостями, которые живут в трейлере и переезжают из штата в штат. Хотя их, конечно, меньшинство.

А как обстоят дела в России?

советуем прочитать

Об авторе

Юлия Фуколова — старший редактор «Harvard Business Review Россия»

Войдите на сайт, чтобы читать полную версию статьи
советуем прочитать
Логика инноваторов
Рене Моборн,  Чан Ким
Фактор угрозы: кулуарное общение
Рэндалл Петерсон,  Хайди Гарднер
Строим культуру качества
Кари Брайан,  Сринивасан Ашвин