«Познание начинается с удивления» | Harvard Business Review Russia
Наука

«Познание начинается с удивления»

Юлия Фуколова
«Познание начинается с удивления»
Фото: Евгений Дудин

Непрерывное обучение в течение всей жизни стало необходимостью. Поэтому важно понимать основы андрагогики — науки об образовании взрослых. О том, как именно, чему и зачем стоит учить взрослых людей, рассказывает доктор педагогических наук, профессор, заведующая кафедрой андрагогики Института развития дополнительного профессионального образования Майя Громкова.

HBR — Россия: Чем занимается педагогика, знают все. А что такое андрагогика?

Громкова: Давайте обратимся к семантике слова. Педагогика в переводе с греческого означает «вести ребенка». Заменяем первую часть слова на «андрос», что означает мужчина, зрелый человек. Соответственно, андрагогика — это отрасль педагогики, где учитывается специфика образования взрослых людей. В андрагогике не выделяют основоположника — как и во многих других социальных науках, она родилась из практики. Люди всегда учились друг у друга, опыт накапливался, обобщался. Появилась необходимость вывести определенные закономерности и правила, научиться этот опыт передавать. Сам термин предложил немецкий учитель Александр Капп в начале ХIХ века, популяризатором андрагогики в 70-е годы прошлого века можно считать Малколма Ноулза. В России тоже много известных имен — Виктор Онушкин, Семен Вершловский, Георгий Щедровицкий и другие.

Что нового привнесла андрагогика в педагогику?

Главная инновация, которую при­внесла андрагогика, состоит в том, что ученика признали субъектом. С ним важно считаться, создавать для него ситуацию выбора, чтобы он тренировался в принятии решений и ответственности за них. Ребенок психологически взрослеет медленно, если его все время опекают, лишают самостоятельности и права выбора. Уже защитив докторскую диссертацию и написав много статей и книг, я сделала для себя открытие, что андрагогика занимает место современной инновационной педагогики, становится ее методологией. В ребенке стараются увидеть субъекта, используют технологии, действия, направленные на психологическое взросление. И это здорово.

В чем специфика образования взрослых?

Важно уяснить, что мы вкладываем в понятие «образование». Его можно рассматривать как систему, ценность, как процесс, деятельность, наконец, как специ­фическую услугу. Корень этого слова и его суть — «образ», то есть в процессе образования складывается новый образ окружающего мира, меняется сознание человека. Процесс образования в научном смысле — это изменение внутреннего образа. Процесс может быть формальным — занятия за партой по расписанию, получение сертификатов по окончании курса. Но он также совершается и неформально. Например, в общении с другим человеком. Услышали случайную фразу, и наступает новое понимание ситуации или события. Взрослый идет учиться, чтобы приобрести профессию, изменить свой внутренний образ, окультурить его и, может быть, осовременить. Результат в первую очередь зависит от атмосферы, которую создает учебное заведение.

КАК ОБУЧАТЬ ВЗРОСЛЫХ
Структура образовательной и профессиональной деятельности

ИСТОЧНИК Громкова М. Т. Андрагогика: теория и практика образования взрослых. М., 2015

Что в учебном процессе взрослый делает иначе, чем ребенок?

У педагогов есть каламбур: ребенок как огурец в рассоле, он все впитывает. Ключевое отличие образования взрослых — степень осознанности своих действий. Взрослый задает себе вопросы: «Мне это обучение для чего?» — это вопрос целей, мотивации. «Что мне из изучаемого будет нужно, а что нет?» — и выбирает содержание (правила, предписания, установки, законы, инструкции и т. д). Наконец, третий вопрос: «Как я получу результат?» — это вопрос методов, которые развивают способности. Важно их объективно оценивать.

На образовательную позицию взрослого влияет его собственная мотивация и окружающие условия. Если внутренней мотивации недостаточно, ее важно создавать, преподаватель и группа укрепляют ее. А бывает и наоборот: человек настроен на активную деятельность, а ее нет. Преподаватель не умеет организовывать деятельностную атмосферу и учит по старинке — как детей. Чрезмерная вербализация — один из недостатков профессионального образования. В образовании взрослых наиболее эффективны деятельностные методы — например, групповая работа.

Для детей тоже важны действия.

Действительно, педагогика тоже этим озабочена и ищет примеры в зарубежном опыте, то на Западе, то на Востоке. Взрослый человек выбирает действия как решение собственных проблем. Если ему нужно выступать публично, а с этим есть сложности, он осознает проблему и идет на тренинги. А ребенку должны указать и помочь родители или учителя.

Многие знают концепцию Эрика Берна, который предположил, что человеку любого возраста присущи три состояния — ребенок, взрослый и родитель. Она применима и к образованию. Если вы находитесь в позиции «Я — ребенок», то реагируете непосредственно. Позиция «Я — взрослый» означает желание приобрести новые способности, позволяющие решать свои проблемы. А состояние «Я — родитель» подразумевает, что уже есть опыт и вы готовы им поделиться. Все эти позиции в разной степени присущи и школьнику.

Ко мне на семинары приходят кандидаты и доктора разных наук, и на вопрос, какое из этих состояний у них преобладает, чаще отвечают, что «взрослый» или «родитель», не вспоминая про ребенка. Хотят подчеркнуть серьезность, помнят про свой статус. Но состояние ребенка необходимо, так как это расслабление, естественность. Считается, что всякое познание начинается с удивления, с эмоции, и тогда оно эффективнее.

Чего не стоит делать, занимаясь обучением взрослых?

Прежде всего, не надо стремиться обучать их, важно создавать им условия самим обучаться, организуя их образовательную деятельность. И это куда сложнее, чем прочитать лекцию. Не стоит сажать взрослых людей в затылок друг другу, даже на лекции. К тому же лекции имеют самый низкий КПД, ведь информацию можно найти в учебниках и интернете. Я иногда слышу, как слушатели говорят: нам сегодня на занятиях много дали. Это идет из репродуктивной модели, когда людям все должны давать — кефир в магазине дают, зарплату дают, знания дают. На самом деле взрослый в учебном процессе должен занимать активную позицию, учиться решать свои проблемы и развивать продуктивное мышление. Он субъект, готовый к действию.

А как добиться, чтобы слушатель действовал, а не просто присутствовал?

Иногда в самом начале семинара передо мной сидят сосредоточенные люди с авторучками наготове — ждут, чтобы записывать. Тогда я прошу каждого участника сформулировать, зачем он сюда пришел, с какой целью, на что готов потратить время. Иными словами, начинаю менять обстановку и их позицию — занимаюсь проблематизацией. Существуют разные методы, чтобы ввести людей в деятельное состояние. Минимум лекций, больше обсуждений, задавать и отвечать на вопросы. Но самый эффективный метод — осознание проблемы. И здесь очень полезна групповая работа. Есть исследования, которые показывают, что взрослые слушатели 50% знаний получают от преподавателя, а остальное — благодаря общению между собой. Общаясь с коллегами, они развиваются, идет работа и с содержанием, и с целями, и с методами. Во многих учебных заведениях за рубежом аудитории даже спроектированы особым образом, чтобы были условия для групповой работы.

А что вы думаете про самостоятельную работу в профессиональном образовании?

Она тоже требует осмысления. Помните, какая ситуация сложилась в вузах в начале 2000-х, когда Министерство образования предписало часть часов, отведенных на предмет, выделить на самостоятельную работу студентов? Многие преподаватели стали говорить, что качество образования снизилось, потому что теперь им не удается рассказать все. А между тем, каждый из нас бывал на экскурсии, слушал рассказ гида — сколько процентов из этой информации мы усваиваем? Очень мало. Потому что репродуктивная модель, когда знания предлагаются в готовом виде, неэффективна. В образовательном процессе должно сочетаться репродуктивное и продуктивное содержание, чтобы в голове создавался новый продукт. Сложность была еще и в том, что многие студенты пришли из школы, не будучи готовыми к самостоятельной работе, и большая часть материала просто выпадала. Это сквозная проблема психологического взросления, которая сказывается на качестве образования и на всей нашей жизни.

Что еще в учебных заведениях не способствует взрослению студентов?

Многие учебные заведения не освоили технологии модульного обучения. Они основаны на системном принципе целостности, очень важном для современной науки. Преподаватели раньше использовали линейный подход — тема 1, тема 2, тема 3 и так далее. Я называю это тоннельной моделью, которая формирует непродуктивное тоннельное мышление. Представьте учебный процесс в темной комнате, когда стоящий за трибуной преподаватель освещает лучом прожектора поочередно разные части комнаты, а полностью светлой она будет только перед экзаменом. А что, если сразу все пространство осветить и дать возможность увидеть комнату целиком, изучая в дальнейшем наиболее интересные участки во взаимосвязи со всеми остальными? Структура содержания обучения должна соответствовать структуре окружающего мира, иметь «планетарную» модель. Изучаемая система должна быть представлена целостно, состоять из элементов, между которыми важны связи. Именно здесь рождается новая мысль, и такой подход называется модульным.

Мне кажется, сейчас везде используют именно модульный принцип.

Принцип, может, и используют, а технологии не всегда. Слово «модуль» стало затертым, хотя на самом деле мало кто докапывается до его психологической сути, старается выдержать технологическую цепочку. Модуль — это составная часть системы, а в дословном переводе с латыни «мера». Преподаватель должен определить изучаемую систему — например, мировую экономику или автомобиль. Его задача — правильно структурировать содержание и доказать для каждой части, почему оно актуально, зацепить потребности, чтобы у обучающихся появилась цель. А затем показать, как полученные знания применяются на практике. Тогда это модуль, при изучении которого наращиваются компетенции.

Почему в вузах часто критикуют компетентностный подход?

В вузах есть категория преподавателей, которые выстраивают логику учебного процесса исходя из профессиональной логики. Это очень интересный феномен. Многие из них не приняли компетентностный подход, ссылаясь на то, что он не работает. Никто ведь не признается, что просто не владеет этим подходом, не умеет его применять. Профессора видят свою работу в формировании содержания, чтобы передать знания. Еще есть стандарты, проверки, рейтинги, преподаватели вынуждены заниматься бумаготворчеством. Зачастую они не считают себя причастными к целям обучения, к тому, какими методами усваиваются знания. А между тем, когда выпускник приходит к работодателю и показывает вкладыш с оценками по 50 предметам, трудно по этому листу определить, какими профессиональными функциями человек владеет, какую работу ему можно поручить. Кроме того, за то время, пока студент учится, информация по некоторым специальностям уже устаревает. Согласно исследованиям, в традиционной системе профессионального образования за все время обучения студенту доводится выступать не больше 20 минут, а все остальное время он слушает преподавателя. Как он научится вести переговоры, выступать публично, взаимодействовать с коллегами? Да и взрослеет ли он? Если абитуриент пришел в вуз недостаточно психологически взрослым, это еще ничего. А если он таким и выйдет? Осознанию сегодня учатся во время процессов проектирования (это осознание до свершения действия) и в рефлексии (осознание по окончании действия). Потому так популярен сегодня метод проектов. Компетентностный подход можно освоить с помощью технологии модульного обучения, а преподаватель-репродуктор — это прошлый век.

А чем андрагогика может помочь в самообразовании?

Если уйти от стереотипов и быть точным, то в андрагогике есть все о самообразовании. Самообразовательную деятельность нужно структурировать по технологии осознания, следуя вопросам: для чего? Что? Как? Что получилось? Могу сформулировать несколько правил. Прежде всего, важно изучить язык учебной дисциплины, ключевые понятия и термины. Затем понять структуру, логику содержания, использовать систематизацию (составить таблицы, матрицы, опорные схемы и конспекты для генерирования собственных мыслей). Далее, нужно усваивать не только информацию, но и методы работы с ней как основу для профессиональной деятельности. Например, устраивать себе тренинги публичного выступления и т. д. Кроме того, важно оценивать результат после каждого занятия. И наконец, относиться к собственному труду эмоционально. Положительные эмоции повышают эффективность учебной деятельности, ведь вы приобретаете ценности, которые должны вас радовать, как всякое приобретение.

советуем прочитать
Подружитесь с инвесторами
Билл Макнабб,  Рэм Чаран,  Деннис Кэри
Мода для народа
Анастасия Миткевич
Музыка мимо кассы
Владимир Рувинский