Как должно измениться бизнес-образование в XXI веке

Как должно измениться бизнес-образование в XXI веке
|25 марта 2020| Питер Туфано

Базовая модель современного образования в области управления появилась в конце 1950-х годов. Это адаптируемая, гибкая модель в целом отвечала потребностям студентов и работодателей — и не только в отношении учебной программы, но и с точки зрения идей, сформулированных в ходе исследовательской работы факультетов бизнеса. Многие управленческие теории и концепции, которые сегодня кажутся нам чем-то само собой разумеющимся, попросту не появились бы без бизнес-школ. Среди таких концепций — модель пяти сил Майкла Портера, удостоенная Нобелевской премии работа в области финансов и оценки активов, теория подрывных инноваций Клейтона Кристенсена, стратегия «голубого океана», а также активно обсуждаемые сейчас концепции теории агентских отношений.

На этом фоне усиливается общественное давление на бизнес с призывами искать решения проблем климата и стать локомотивом социальных перемен. По мере роста этого давления традиционная модель бизнес-образования начинает выглядеть устаревшей. Темпы преобразований в бизнес-школах гораздо медленнее скорости изменений в самом бизнесе, поэтому выпускники программ MBA оказываются все хуже подготовленными к сложным задачам ведущих компаний и совместных деловых проектов в целом.

Чтобы оставаться «на стороне добра» в грядущие десятилетия, бизнес-школам придется противостоять вызовам, с которыми сталкивается бизнес, и соответствующим образом скорректировать свои учебные программы и направления исследований. Все актуальные вызовы можно разделить на три категории.

Многочисленность заинтересованных сторон

Поскольку бизнес призывают действовать более осознанно, ориентироваться на широкий круг стейкхолдеров и идти на компромисс, бизнес-школы должны изучать навыки, необходимые для капитализма стейкхолдеров, и обучать этим навыкам студентов. Заявление американской общественной организации «Круглый стол бизнеса» и Давосский манифест — это декларации о намерениях компаний признавать и учитывать интересы многочисленных заинтересованных сторон, а не ставить превыше всего интересы акционеров. Чтобы воплотить эти благие намерения в жизнь, бизнес-школам следует:

  • Учить студентов понимать особенности и условия капитализма стейкхолдеров.

  • Создавать учебные программы, которые позволят студентам разобраться в потребностях и проблемах всех заинтересованных сторон, а не относиться к ним как к средствам увеличения экономической выгоды для акционеров.

  • Разрабатывать новые метрики для оценки того, насколько фирмы удовлетворяют потребности самых разных групп стейкхолдеров.

  • Изучать и разрабатывать новые механизмы обратной связи (например, новые формы управленческого учета и отчетности для заинтересованных сторон, новые критерии эффективности инвестиций, новые договорные конструкции для создания стимулов к продвижению интересов стейкхолдеров и т. д.).

Помимо этих очевидных изменений, капитализм стейкхолдеров требует от организаций в еще более явном виде балансировать между различными заинтересованными сторонами. Хотя власти могут предлагать некоторые рекомендации, фирмам все чаще приходится самим решать, кому из стейкхолдеров отдавать предпочтение. Принимая такие решения, бизнес-лидеры должны будут фактически отвечать за справедливость.

Представьте себе возможные последствия. «Отвечать за справедливость» — это, по сути, функция правосудия. Это означает, что теперь выпускники MBA, задачей которых всегда было управление бизнесом (буквы BA в аббревиатуре MBA), вынуждены будут выносить суждения о том, что справедливо, а что нет.

Полная версия статьи доступна подписчикам
Выберите срок онлайн-подписки:

https://hbr-russia.ru/biznes-i-obshchestvo/nauka/826207

2020-03-25T18:40:35.832+03:00

Wed, 25 Mar 2020 15:40:36 GMT

Как должно измениться бизнес-образование в XXI веке

Три испытания для бизнес-школ и их студентов

Бизнес и общество / Наука

https://cdn.hbr-russia.ru/image/2020/2d/13c4rw/original-1ezb.jpg

Harvard Business Review РоссияHarvard Business Review Россия

Harvard Business Review РоссияHarvard Business Review Россия