21 метод работы с будущим в эпоху неопределенности

21 метод работы с будущим в эпоху неопределенности
|4 февраля 2021| Александр Чулок

«Чтоб ты жил в эпоху перемен» – эти слова приписываются Конфуцию и считаются одним из самых ужасных проклятий в Китае.

События 2020 года перевели мир из состояния управляемого драйва — когда глобальные тренды определены, рынки поделены и правила игры установлены — в эпоху джокеров, событий с низкой вероятностью наступления, но масштабными эффектами. Желание если не управлять будущим, то хотя бы знать его контуры и раньше формировало устойчивый спрос на форсайты и стратегическую аналитику, но сейчас эта информация стала как никогда востребованной.

В России исследования будущего корнями уходят в советскую систему прогнозирования и планирования, одним из значимых результатов которой стала Комплексная программа научно-технического прогресса, разработанная в 1980-х. Примечательно, что многие методы, созданные в те времена (теория решения изобретательских задач, ситуационный анализ, математическое моделирование экономических процессов), нашли широкое применение в капиталистических странах и используются по сей день, правда, уже на новых технологических основах: цифровизации, интерактивности, аналитики больших данных.

За последние 20 лет отношение российских организаций к исследованиям будущего прошло три этапа: от неприятия в начале 1990-х («Какое будущее? Нам бы выжить»), проб и ошибок 2000-х до «хорошего тона» последних пяти-семи лет. Сегодня трудно найти компанию, даже среднего размера, у которой не было бы пятилетнего плана, — а крупный бизнес и госкорпорации все чаще заглядывают за горизонт 2040 и 2050 годов. Утвердительный ответ на вопрос «Есть ли у вас стратегия?», который 10 лет назад готова была дать только половина организаций (по данным совместного опроса НИУ ВШЭ — РСПП), сейчас дают практически все респонденты. Эффективность этих стратегий во многом зависит от качества прогнозов, а оно, в свою очередь, не всегда оказывается удовлетворительным.

ИДЕЯ КОРОТКО

Ситуация
За последнее время мир перешел из состояния управляемого драйва в эпоху джокеров — событий с низкой вероятностью наступления, но масштабными эффектами. Это угрожает благополучию людей, организаций и целых государств.
Проблема
Чтобы не пасть жертвой перемен, компании и правительства, разрабатывая стратегии, пытаются просчитать возможные варианты будущего. Однако качество этих прогнозов далеко не всегда оказывается удовлетворительным.
Решение
Комбинируя инструменты работы с будущим, можно не только повысить точность прогнозов, но и сформировать комплексную систему мониторинга и раннего обнаружения глобальных вызовов.

Между тем, по подходам к прогнозированию и планированию на национальном уровне Россия зачастую может служить примером для многих развитых стран. Например, Прогноз научно-технологического развития России на период до 2030 года, разработанный НИУ ВШЭ по заказу Минобрнауки России и утвержденный правительством еще в 2014 году, является не только ключевым элементом системы научно-технологического прогнозирования, но и ориентиром мирового уровня: в 2018 году, по оценкам Организации экономического сотрудничества и развития, он вошел в пятерку лучших международных прогнозов и был переведен на несколько языков, в том числе на китайский.

Проанализировав лучшие мировые и российские прогнозы и форсайты, мы создали навигатор по наиболее эффективным инструментам работы с будущим и способам их применения. Руководствуясь приведенной в статье информацией, компании смогут сформировать комплексную систему мониторинга и раннего обнаружения глобальных трендов и вызовов и найти свой подход к разработке стратегий.

ТРИ ПРИЗНАКА КАЧЕСТВЕННОГО ПРОГНОЗА

Чтобы грамотно выбрать методику работы с будущим, необходимо понимать, что к качеству и глубине проработки прогнозов сегодня предъявляют высокие требования. Наиболее значимые из них — доказательность, вариативность и правильно расставленные приоритеты.

Доказательность подразумевает наличие серьезной научно обоснованной базы исследований, прозрачной и валидированной методологии. Аргументы «по оценкам экспертов» или «модель показала», которые удовлетворяли лиц, принимающих решения, еще 10—15 лет назад, уже не считаются весомыми.

Вариативность предполагает не описание будущего по одному «базовому» или «целевому» сценарию, а характеристику различных, альтернативных вариантов развития событий в рамках, например, имитационного моделирования или сканирования «слабых сигналов» для того, чтобы распознать джокер.

Расстановка приоритетов означает ранжирование технологий, которые необходимо развивать, или рынков, на которых стоит занять нишу. Если раньше приоритеты часто «спускались сверху», а потом их выбор подкреплялся релевантными аргументами, то теперь процесс все чаще идет «снизу»: сначала формируется ландшафт возможностей, а затем в зависимости от критериев (увеличение выручки, повышение маржинальности, соответствие требованиям безопасности и т. д.) формируется перечень приоритетов.

НАИБОЛЕЕ ЭФФЕКТИВНЫЕ МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ БУДУЩЕГО

За последнее десятилетие подходы к исследованию будущего претерпели значительную трансформацию. Сейчас основными считаются следующие три тренда.

  1. Взаимная интеграция количественных и качественных методов, за счет которой можно компенсировать недостатки одних инструментов преимуществами других. Например — использование результатов математического моделирования как входящей информации для работы экспертных групп и дальнейшая «ручная» калибровка с учетом мнений специалистов о тех параметрах или взаимосвязях, которые невозможно или сложно смоделировать.

  2. Развитие мультидисциплинарных и межотраслевых исследований, позволяющее приблизиться к точной оценке и прогнозированию реальных процессов. Скажем, оценка перспектив использования новых материалов в энергетике или применение нейробиологических подходов к анализу поведения экономических агентов требуют объединения знаний из многих разобщенных сфер.

  3. Широкое использование цифровых технологий, искусственного интеллекта, анализа больших данных создает новый класс исследований будущего. Они могут принимать разные формы — от визуализации (например, с помощью дополненной или виртуальной реальности можно оказаться внутри семантического кластера глобальных трендов и изучить все в 3D-формате) до предиктивной аналитики на основе машинного анализа документов, для которой разработка рыночного консенсус-прогноза в буквальном смысле минутное дело.

Классификация методов работы с будущим может основываться на разных признаках. Например, методы можно разделить на количественные и качественные; использующие первичное экспертное знание и обработку вторичной информации; опирающиеся на креативность и на взаимодействие специалистов; базирующиеся на оценке связей между различными параметрами и факторами и на интеграции в систему принятия решений. Максимальное количество методов применяется в классическом форсайте — процессе систематической научно обоснованной оценки перспектив будущего науки, экономики и общества с учетом глобальных трендов, внутренних заделов и с вовлечением всех стейкхолдеров, формирующих будущее. В его портфеле более 80 инструментов, используемых в экономическом анализе, социологии, маркетинге, эконометрике, психологии, менеджменте, дизайне мышления, структурном и морфологическом анализе и т. д. Кроме того, форсайт использует собственные уникальные методы, среди которых в первую очередь стоит выделить опрос экспертов Дельфи, построение технологических дорожных карт и форсайт-сессии.

Ниже представлен перечень методов, зарекомендовавших себя как наиболее эффективные при работе с будущим. Мы распределили их по четырем группам исследований.

Полная версия статьи доступна подписчикам
Выберите срок онлайн-подписки:

https://hbr-russia.ru/biznes-i-obshchestvo/nauka/854793

2021-02-04T09:53:15.000+03:00

Thu, 04 Feb 2021 07:43:55 GMT

21 метод работы с будущим в эпоху неопределенности

Навигатор по наиболее эффективным инструментам работы с будущим и способам их применения

Бизнес и общество / Наука

https://cdn.hbr-russia.ru/image/2021/k/y75te/original-18bl.jpg

Harvard Business Review РоссияHarvard Business Review Россия

Harvard Business Review РоссияHarvard Business Review Россия