Выгорание в цифрах и фактах

Выгорание в цифрах и фактах
18 августа 2021| Маколей Кэмпбелл Гретхен Гэветт

Выгораете? Вы не одиноки! Согласно недавнему опросу, в котором участвовали почти 1500 человек в 46 странах, в разгар пандемии большинству из нас приходится прилагать серьезные усилия, чтобы оставаться в зоне комфорта как на работе, так и в обычной жизни. Эти дополнительные сложности влияют на наше психическое здоровье, и вот мы уже чувствуем признаки выгорания: стресс из-за роста рабочей нагрузки, беспомощность и неспособность контролировать происходящее.

Данное исследование стало частью большого проекта по оценке уровня выгорания в пандемию. Группа исследователей (Дженнифер Мосс, Майкл Лейтер, Кристина Маслач и Дэвид Уайтсайд) осенью 2020 года задали читателям HBR и другим участникам разные вопросы, как открытые, так и касающиеся демографических и иных количественных показателей. Открытые вопросы породили более 3 тыс. комментариев — в основном от людей умственного труда, частично или полностью перешедших на удаленную работу. Уайтсайд выделил на базе ответов основные тренды и подтемы и помог нам нащупать главные выводы. Ниже подробно рассмотрены некоторые из них.

Почти все респонденты отметили ухудшение психологического состояния, трудности с удовлетворением базовых потребностей и чувство одиночества и изолированности от общества. Они говорили о росте рабочей нагрузки и отстраненности коллег. Впрочем, не все так плохо. Были и те, чье общее состояние даже улучшилось, — указанные участниками причины подсказывают, каким образом организациям стоит помогать сотрудникам в будущем.

Ниже мы приводим ключевые выводы исследований (общие данные, причины ухудшения или улучшения качества жизни, примеры ситуаций). Обратите внимание, что полученные цифры указывают на долю респондентов, четко отметивших то или иное чувство, тенденцию или тему (сумма не равна 100%).

Качество жизни: беглый взгляд на основные тенденции

Жизнь большинства людей в целом ухудшилась

Почти половина респондентов, заявивших о снижении качества жизни, указала на ухудшение психического здоровья. Несколько участников без подсказки определили свое состояние как выгорание. Отсюда два вывода: психика может пострадать и без выгорания, но часть людей описывает именно этим словом свои ощущения от работы во время COVID-19.

«Мое психологическое состояние резко ухудшилось. Вся работоспособность уходит на борьбу со страхами и беспокойством из-за пандемии. Панические голоса в голове как-то надо успокаивать, и я трачу на это кучу энергии. Очень выматывает. Нет сил заниматься спортом, не могу общаться по видео с друзьями и родными или просто собраться, чтобы приготовить нормальную еду». (Женщина, 36 лет, начальник отдела)

«Граница между домом и офисом стерлась, и теперь невозможно полностью отвлечься от работы. Раньше переключиться помогала работа в коллективе, но теперь все сложнее. Мои коллеги с начала карантина общаются онлайн чисто формально: ничто не заменит личного общения. В итоге они и работают все хуже, и ожидают от других все меньшего — это ужасно деморализует». (Мужчина, 41 год, директор технологической компании)

 Следующая часто называемая причина ухудшения качества жизни — рост рабочей нагрузки.

 «Когда ты приходил на работу и уходил с нее, было чувство границы: все, рабочий день завершен. Сейчас ее нет. Как любит повторять мой босс: “Ну мы же знаем, где ты”. В итоге бегаешь как белка в колесе и не можешь остановиться. Конечно, есть и плюс: я стал проводить больше времени с семьей — но все равно нелегко». (Мужчина, 42 года, работник сферы обслуживания)

«В целом мне так жить нормально, но порой я теряю вектор, чувствую себя выпавшим из коллектива. Пропадает ощущение, что мы все движемся к единой цели. Как проверить, в одном ли направлении мы работаем? Может, мы просто кое-как держимся на плаву? Может, этого даже и хватит? С другой стороны, руководство не дает нам терять продуктивность, все время держит руку на пульсе, спрашивая: “Что ты сделал сегодня, на этой неделе, в этом месяце?”» (Женщина, 38 лет, менеджер в госучреждении)

Кроме того, респонденты говорили о трудностях с удовлетворением базовых потребностей и о чувстве одиночества. Особенно часто оторванными от общества ощущали себя люди без детей.

 «Я стала намного меньше общаться. Иногда вижусь с народом в Zoom или Google Duo, но поскольку я и работаю через эти же программы, наполнять ими еще и отдых совсем не хочется. А социальное дистанцирование физически отделяет меня от самых любимых. Все это так непросто». (Женщина, 46 лет, работает из дома)

«Кажется, больше всего на мое самоощущение повлияли изоляция, постоянная тревожность и страх. Страх за себя, за моих клиентов, друзей и близких — сплошной стресс. Изоляция и тревога постепенно физически меня подтачивают. Я стала хуже спать, мне трудно сосредоточиться на задачах, усваивать новую информацию». (Женщина, 32 года, сфера услуг)

Еще одной проблемой стали дела по дому — причем женщины указывали на сложности с выполнением родительских обязанностей и нехватку времени на себя значительно чаще, чем мужчины.

«Сейчас я работаю в основном из дома и параллельно пытаюсь помогать удаленно учиться двум своим детям, которым такой режим очень не нравится. Муж всю пандемию продолжал трудиться как обычно, так что вся нагрузка легла на меня». (Женщина, 46 лет, работает из дома)

Наконец, некоторые из опрошенных ощущают недостаток поддержки и эмпатии со стороны начальства, а также боятся потерять работу.

«Здорово, что можно заранее готовить обед и не откладывать дела по дому на выходные, которые наконец-то стали настоящим временем для отдыха и восстановления сил». (Женщина, 41 год, работает в технологической компании)

Однако есть и те, чья жизнь улучшилась

Почти четверть участников отметила повышение комфортности жизни: среди прочего, у них появилось больше возможностей заниматься спортом и правильно питаться.

Качество трудовой жизни снизилось

Из всех факторов этого снижения чаще всего респонденты называли рост требований к сотруднику. Граница между трудом и отдыхом стирается, а нагрузка и продолжительность работы только растут.

«Никакого баланса, никакого разграничения. Теперь я работаю в гостиной, а воспитываю детей за кухонным столом. Все мои роли слились в одну, доходит до смешного: я провожу важные совещания, сидя на полу в кладовке, а дочь просовывает мне под дверь записочки с требованием покормить ее». (Женщина, 36 лет, руководитель по обучению)

 «Все происходит в спешке. От тебя постоянно что-то требуют, а о режиме рабочего дня никто не заикается. Письма приходят с полшестого утра до десяти вечера: все же знают, что уйти ты никуда не мог. А если у тебя нет семьи и детей, все еще хуже: даже на ребенка нельзя сослаться, чтобы отойти от компьютера». (Женщина, 36 лет, маркетолог)

Респонденты сообщали, что теряют связь с коллегами и интерес к делу.

«Я сотрудник компании, которую Glassdoor неоднократно признавал лучшим работодателем. Я обожаю ее корпоративную культуру, но даже она дала сбой. Забавные моменты и разговоры рабочего дня оказалось настолько трудно перенести в онлайн, что теперь работа — это строго работа. Я стараюсь сбалансировать свои личные потребности, чтобы сохранить психологический комфорт и здоровье». (Мужчина, 25 лет, стратегический консультант)

 «Работа стала меня мучить. Все дело в потере привычной связи с коллегами и усложнении коммуникации. Теперь я чувствую, что выдыхаюсь намного быстрее, чем раньше». (Мужчина, 44 года, организатор досуга)

Некоторым респондентам оказалось трудно постоянно пользоваться технологиями, особенно для виртуальных совещаний. Конечно, часто упоминались и сложности с воспитанием детей.

«Теперь я одновременно сотрудник моей компании, мама, учительница и повариха. Раньше нам было трудно найти возможности для самовыражения вне дома. Теперь же все происходит в четырех стенах — ну, может, в разных углах». (Женщина, 43 года, работает в сфере телекоммуникаций)

Наконец, несколько человек отметили изменение в занятости: резкое урезание рабочих часов, неоплачиваемые отпуска, сокращения и смена работы.

Но для кого-то работа стала более приятным местом

Эта небольшая группа указывает в качестве ключевых плюсов на отсутствие утомительных поездок, в том числе на работу и обратно, а также на лучший контроль над процессом труда.

 «Мне, как и многим, пришлось находить самые разнообразные способы, чтобы перезагрузиться и восстановить энергию, не выходя из дома, и тем самым я даже улучшила баланс работы и личной жизни». (Женщина, 37 лет, руководитель на производстве)

 «Раньше я работала в офисе по 45 часов в неделю — теперь я все время дома. Мне не приходится ездить на встречи через весь город, можно вести дела из домашнего кабинета. Я сбросила вес, стала лучше питаться и больше общаться с близкими». (Женщина, 64 года, менеджер НКО)

https://hbr-russia.ru/biznes-i-obshchestvo/nauka/880075

2021-08-18T11:33:35.000+03:00

Wed, 18 Aug 2021 07:47:04 GMT

Выгорание в цифрах и фактах

Пандемия ухудшила психическое здоровье людей, спровоцировала рост рабочей нагрузки и усилила чувство одиночества

Бизнес и общество / Наука

https://cdn.hbr-russia.ru/image/2021/5u/zaz8h/original-19r7.jpg

Harvard Business Review РоссияHarvard Business Review Россия

Harvard Business Review РоссияHarvard Business Review Россия