Особая роль: что поможет бизнесу выйти из кризиса

Особая роль: что поможет бизнесу выйти из кризиса
21 мая 2020| Филипп Генс

 

Сейчас многие вспоминают предыдущие кризисы, которые пережила наша страна, и задаются вопросом, за счет чего мы поднимемся на этот раз. Будет ли как после 1998-го, или как после 2008-го, или как после 2014? Хочется извлечь опыт и использовать его как рецепт перезапуска экономики в 2020-м.

После кризиса 1998 года Россия обеспечила себе годы устойчивого роста за счет девальвации национальной валюты, которая способствовала росту внутреннего производства. Крах 2008 сменился сравнительно быстрым восстановлением цен на нефть к уровням более 100 долларов за баррель, начались активные инвестиции в инфраструктуру. Кризис 2014 года наша страна по сути так и не преодолела, попав в годы стагнации. Очевидно, экономический путь страны после каждого кризиса не похож на предыдущий. Так по какому же сценарию пойдет восстановление на этот раз?

В 2020 году произошел прорыв в массовом сознании: из-за пандемии в онлайн ушли все сферы, для которых такой переход в принципе был возможен, и мы быстро привыкаем к новой реальности.

Если еще некоторое время назад ИТ-компаниям приходилось рассказывать о возможностях цифровизации, то сейчас они уже для всех очевидны. Оказалось, что можно заниматься многими делами, не выходя из дома: учиться, работать, совершать покупки, развлекаться и даже не отказывать себе в ужине от шеф-повара из любимого ресторана. На перестройку всей жизни и адаптацию нашего сознания ушел всего месяц — ничтожный срок, с точки зрения глобальных общественных процессов.

Показательно, что изменения коснулись не только отраслей, которые были близки к «цифре» и обладали большим потенциалом трансформации, но и традиционных, например, связанных с наукой и промышленностью, где даже небольшое улучшение процессов раньше требовало значительных усилий.

Например, одна из компаний группы «ЛАНИТ», развивающая технологии виртуальной и дополненной реальности, разрабатывала и поставляла на рынок VR-шлемы, AR-контент и игры. Но люди консервативны в своем отношении к новым технологиям, и бизнес топтался на месте. Когда коронавирус добрался до России, врачи очень быстро взяли на вооружение гаджеты, которые изначально не планировалось применять в этой сфере. В клинике в Коммунарке, а за ней и в других больницах, стали использовать очки, оснащенные камерой, чтобы из боксов с больными передавать видео в «чистую зону» и обмениваться информацией с коллегами, не подвергая их опасности заражения. То, что не айтишники, а специалисты из другой области «приняли» инновацию, дало возможность для ее ускоренного развития и внедрения.

Пандемия стала серьезным потрясением для жизненного уклада, испытанием для наших привычек, и в полной мере мы уже никогда не вернемся к старому образу жизни.

Страх заражения отдалил людей друг от друга. Из-за социокультурного контекста мы, к сожалению, и раньше не питали особого доверия друг другу, но теперь и подавно. Поэтому, даже когда пандемия закончится, все еще долго будут избегать мест массового пребывания людей — на всякий случай. Останутся ли торговые центры, ярмарки, большие концертные залы, кинотеатры такими, какими мы их знаем? Общепит сейчас спешно переориентируется на доставку еды домой и, вполне возможно, что большие рестораны совсем исчезнут.

Избегание личных контактов скажется и на других сферах — вероятно, изменятся стандарты сервиса: бизнесу придется организовывать помещения с учетом новой социальной дистанции, выстраивать график работы с клиентами так, чтобы они не пересекались.

Самоизоляция повлияла и на то, как в будущем будут организованы и использоваться большие офисные здания. Лет десять назад для массовой удаленной работы не было столь широких каналов связи, не было инфраструктуры и удобного для коммуникаций программного обеспечения, поэтому такую модель сложно было представить. Сейчас все технические проблемы в прошлом (и даже нехватку ноутбуков в начале карантина мы преодолели). Рядовые сотрудники и руководители меняют свое отношение к удаленной работе — она становится нормой. А если люди не вернутся в офисы (или вернутся лишь частично), поменяется городская логистика, произойдет децентрализация торговых, развлекательных, досуговых, питейных заведений.

Ритейл уже ко второму месяцу карантина сильно развил онлайн-канал и наверняка значительно сократит число и площадь офлайн-магазинов. Онлайн-бизнес нашей компании Inventive Retail Group вырос в восемь раз с начала пандемии. Все бренды, входящие в сеть, переформатировали сайты под меняющиеся потребительские привычки, выстроили логистику, и это все, конечно, останется.

ИТ за время самоизоляции еще глубже проникли в сознание людей, изменили его, поэтому именно эта сфера может «перезапустить» экономику. Перестройка бизнеса и государства на основе повсеместного использования новых технологий и онлайн-сервисов, вероятно, и определит путь восстановления после кризиса 2020 года. Ведь даже в текущей непростой ситуации ИТ поддерживают критическую инфраструктуру и непрерывные процессы, обеспечивают жизнеспособность информационных систем федерального масштаба, создают технические условия для удаленной работы. 

Но одновременно ИТ-сфера зависима от всех отраслей, и ей тоже придется преодолевать последствия кризиса, прежде чем стать локомотивом.

По рынку поставок аппаратного обеспечения ударили закрытие границ и остановка производств сначала в Китае, а потом уже и в других странах, ведь производственные цепочки комплектующих имеют глобальный характер. Приостановка бизнеса у клиентов, а значит резкое падение спроса наложилось в нашей стране на падение курса рубля. В результате заказчики уже не могут закупать оборудование по новым ценам, действующие ИТ-проекты замораживаются, а новые — откладываются до лучших времен. Всеобъемлющая экономия на расходах сказывается и на сегменте ИТ-услуг.

Без поддержки отрасли в этой ситуации не обойтись, и Минкомсвязи уже предложило Правительству пакет грамотных и обоснованных мер в условиях распространения коронавируса. Среди них — очень нужные сейчас послабления в условиях налогообложения и кредитования.

Отрасль ожидает ответа, опасаясь, что экономика и государство будут по-прежнему смотреть на нее как на вспомогательную, второстепенную, позабыв о том, что именно она играет важнейшую роль в сохранении работающей экономики и дает гражданам и бизнесу жизненно необходимые сервисы.

А пока большая государственная машина запускает механизм принятия решений, я хочу напомнить три основополагающих момента, касающихся взаимодействия государства и бизнеса. Сейчас они особенно актуальны.

Во-первых, пока нет доверия между государством и бизнесом, едва ли возможно движение навстречу друг другу. Если бизнес будет оставаться один на один со своими проблемами, не стоит надеяться, что за его счет будет эффективно пополняться государственный бюджет. Хочется верить, что нынешний кризис — это шанс изменить ситуацию и поменять взгляд государства на частные компании.

Во-вторых, важно, чтобы государственная поддержка распределялась не только в соответствии с размером бизнеса — помогать нужно всем: до сих  в центре внимания лишь малые и средние компании, хотя экосистема крупных, системообразующих организаций как раз и питает небольшие предприятия — своих поставщиков, партнеров, сервисные компании.

Мне понятны опасения нецелевого расходования дополнительного финансирования, но эта проблема решается ограничениями использования средств финансовой помощи. Показателен опыт США: чтобы избежать повторения 2008 года, когда некоторые компании стали использовать государственную помощь для выплаты бонусов и выкупа своих акций, сейчас американское правительство ввело особые условия: обязало предприятия, пользующиеся льготным кредитованием, сохранить 90% персонала до конца сентября и ограничило выплату бонусов и обратный выкуп акций.

В-третьих, не стоит ограничивать поддержку отраслей только теми, кто наиболее пострадал от кризиса. Важно «раздувать угольки» — активно развивать те сферы, которые вытянут за собой остальные. Если после кризиса мы предполагаем, что ИТ усилит помогающую функцию и станет движущей силой экономики, уже сейчас стоит закладывать для этого фундамент.

Мы пока не можем предотвратить появление и распространение вирусов, но выстроить новые опоры для России в глобальном мире, уменьшить зависимость экономики от цен на нефть, снизить вероятность новых финансовых потрясений — в наших силах.

Об авторе. Филипп Генс — президент группы компаний «ЛАНИТ».

https://hbr-russia.ru/biznes-i-obshchestvo/uroki-stoikosti-2020/830717

2020-05-21T11:31:32.353+03:00

Fri, 22 May 2020 10:49:35 GMT

Особая роль: что поможет бизнесу выйти из кризиса

Президент ГК «ЛАНИТ» Филипп Генс о том, как ИТ-отрасль может спасти всех остальных

Бизнес и общество / 2020: Уроки стойкости

https://cdn.hbr-russia.ru/image/2020/3y/nsoqb/original-uua.png

Harvard Business Review РоссияHarvard Business Review Россия

Смотрите на YouTube-канале HBR Россия «Счастливая жизнь после работы» vs «Умереть у станка»
Подробнее
Закрыть

Harvard Business Review РоссияHarvard Business Review Россия