Юваль Ной Харари: «Главная опасность сейчас — это не вирус»

Юваль Ной Харари: «Главная опасность сейчас — это не вирус»
1 июня 2020

От редакции. Эту статью и другие материалы, опубликованные в рубрике «2020: Уроки стойкости», вы можете читать бесплатно. Если наш контент помогает вам преодолевать трудности нынешнего кризиса, лучший способ поддержать HBR Россия — оформить подписку.

Юваль Ной Харари — израильский историк, автор бестселлеров «Sapiens: Краткая история человечества», «Homo Deus: Краткая история завтрашнего дня» и «21 урок для XXI века». В своих работах Харари рассуждает о вызовах, стоявших и стоящих перед человечеством. Выступая с лекцией на конференции Synergy Online, Харари поделился своим взглядом на возможности и опасности, которые открываются человечеству в связи с эпидемией COVID-19 и кризисом 2020 года. Мы публикуем самые интересные фрагменты этого выступления.

У меня есть несколько соображений по поводу того, каким станет мир после эпидемии коронавируса. Прежде всего нам следует помнить: ничто не предопределено. Мы не знаем, что произойдет с нами через 5 или 20 лет, потому что будущее еще не написано, нигде не зафиксировано. Все зависит от того выбора, который мы делаем сегодня. Можно сказать и иначе: своим выбором мы сегодня формируем свое будущее и создаем новый мир. Особенно важен тот выбор, который мы совершим на протяжении нескольких ближайших недель. Что мы выберем — конкуренцию или сотрудничество, тоталитаризм или демократию?

Страны могут конкурировать друг с другом за медицинские ресурсы, могут обвинять друг друга, прибегая к конспирологическим теориям и споря о том, кто виноват в том, что эта эпидемия случилась. Каким будет мир в таком случае? Он будет более бедным и агрессивным. Но страны могут пойти и по пути сотрудничества, чтобы преодолеть этот кризис. Они могут делиться данными, сотрудничать в разработке вакцины и лекарств и совместно контролировать то, что происходит с экономикой. Так нам будет проще преодолеть нынешний кризис.

Необходимо помнить: главное преимущество человечества в том, что несмотря на любые вирусы мы всегда можем сотрудничать. Вирусы модифицируются, но вирус в Китае не может сказать вирусу в США, как лучше убивать людей. А вот врач из Китая может дать совет врачу из другой страны, как лечить людей. Когда правительства Бразилии, России или любой другой страны рассматривают ту или иную меру для борьбы с распространением вируса, мы должны помнить о том, как важно обмениваться информацией и сотрудничать. Мы сильнее этого вируса, но только в том случае, если сотрудничаем.

Некоторым кажется, что лучший способ защиты не только от этой эпидемии, но и от любой другой — закрыть границы, ограничить контакты и превратить каждую страну в изолированную крепость. Но после того, как эпидемия закончится мы получим мир изолированных крепостей. Хорошее ли это решение? Как историк я могу сказать, что изоляция всегда была контрпродуктивной.

Эпидемия коронавируса — это всего лишь результат современной эры глобализации. Но в истории были эпидемии и похуже. До глобализации, до изобретения и использования самолетов и поездов мир сталкивался и с большими проблемами. Чума убила половину жителей средневековой Европы всего лишь за несколько лет. Изоляция не защитит нас от эпидемий. Лучшее средство от них — глобальные обмен информацией и сотрудничество ученых.

Представьте себе такую ситуацию. Французский ученый изобрел вакцину от коронавируса. Неужели русские ученые после этого должны говорить: «Нет, подождите, мы не будем ее применять. Давайте лучше разработаем собственную вакцину»? Очевидно же, что такой подход контрпродуктивен. Если вы любите своих соотечественников, вы дадите им доступ к этой вакцине.

Еще один важный выбор — выбор между авторитарным режимом и демократией. Будущее очень сильно будет отличаться в зависимости от того, что мы в итоге выберем. Некоторые считают, что в настоящее время нам всем нужен авторитарный режим, поскольку авторитарные режимы доказали свою эффективность во времена кризиса. Самый распространенный довод в пользу такого выбора — пример Китая, который смог благодаря авторитарному режиму справиться с пандемией. США так сделать не смогли. Опыт этой страны оказывается менее удачным. Но другие демократии, например, японская, тайваньская, греческая или австралийская, успешно справились с эпидемией. Есть также пример авторитарного Ирана, которые не смог быть эффективным в борьбе с COVID-19.

Да, у авторитарных режимов есть одно большое преимущество: они могут принимать решения быстрее, поскольку на вершине этой пирамиды находится всего лишь один человек. Ему не нужно ни с кем консультироваться, искать компромиссы. Но у авторитарного режима есть и недостатки, которые проявляются во время кризисов. Во-первых, распространение информации, как правило, ограничивается. Подчиненные сильного авторитарного лидера боятся наказаний с его стороны и поэтому скрывают плохие новости и никогда не спорят с ним. Нечто подобное как раз и случилось в самом начале эпидемии в Ухане. Местные власти боялись поделиться плохими новостями с вышестоящими руководителями. В демократиях такие события случаются намного реже. Даже если подчиненные боятся сообщать плохие новости президенту, эти новости все равно станут известны благодаря журналистам. И это очень важно, в этом и заключается одна из самых главных функций свободных медиа. Авторитарные режимы также намного хуже справляются с такой задачей, как признание и исправление собственных ошибок. Если власть действует по принципу «наш лидер никогда не ошибается», это верный рецепт для катастрофы. Это значит, что у нее отсутствует способность признавать ошибки и за ошибки должен отвечать кто-то другой, например, предатель внутри или внешний враг. Так система только усугубляет кризис.

Важный вопрос, связанный с функционированием демократических и авторитарных режимов в кризисных ситуациях, — мотивированность населения. Например, в нынешней ситуации важно, чтобы люди чаще мыли руки. Как это сделать? Можно везде расставить камеры и приказать полиции следить за выполнением этого требования. А можно просто объяснить важность этого требования. И люди, которые понимают, как мытье рук с мылом убивает вирус, будут мыть их, даже если полиция не следит за ними 24 часа в сутки. Этот способ гораздо эффективнее.

Сейчас мы не можем сказать, каким будет мир после пандемии коронавируса, не знаем, когда она закончится. Но все зависит от тех решений, которые мы выберем. И главная опасность сейчас — это не сам вирус, а проблемы, которые присущи человечеству: невежество, агрессивность, отказ признавать реальность, ненависть к меньшинствам и иностранцам, поиски врагов, склонность к теориям заговора. Я не хотел бы, чтобы мы пришли в результате к более опасному и жестокому миру. Мы должны пойти по пути мудрости, сочувствия и просвещения. Он поможет нам в борьбе с нынешним и последующими кризисами и позволит создать лучший мир, чем тот, который был до пандемии.

От редакции. Эту статью и другие материалы, опубликованные в рубрике «2020: Уроки стойкости», вы можете читать бесплатно. Если наш контент помогает вам преодолевать трудности нынешнего кризиса, лучший способ поддержать HBR Россия — оформить подписку.

https://hbr-russia.ru/biznes-i-obshchestvo/uroki-stoikosti-2020/831582

2020-06-01T13:42:10.618+03:00

Harvard Business Review Россия

Mon, 08 Jun 2020 10:46:55 GMT

Юваль Ной Харари: «Главная опасность сейчас — это не вирус»

Как может измениться мир после эпидемии COVID-19

Бизнес и общество / 2020: Уроки стойкости

https://cdn.hbr-russia.ru/image/2020/49/t1mi1/original-11n4.jpg

Harvard Business Review РоссияHarvard Business Review Россия

Harvard Business Review РоссияHarvard Business Review Россия