Какие страны лучше (и хуже) всех подготовились к жизни в эпоху COVID-19

Какие страны лучше (и хуже) всех подготовились к жизни в эпоху COVID-19
4 июня 2020| Бхаскар Чакраворти Рави Шанкар Чатурведи

От редакции. Эту статью и другие материалы, опубликованные в рубрике «2020: Уроки стойкости», вы можете читать бесплатно. Если наш контент помогает вам преодолевать трудности нынешнего кризиса, лучший способ поддержать HBR Россия — оформить подписку.

В мире, борющемся с COVID-19, становятся новой нормой режимы работы, совместимые с социальным дистанцированием. Однако это может выглядеть совершенно по-разному. Страны принимают совсем разные меры для предотвращения распространения инфекции. Первые, например, Индия, ввели обязательный полный карантин. Вторые, например, Сингапур, более постепенно приостанавливали очные формы работы и только недавно объявили карантин. Третьи, например, Бразилия, вовсе не сочли это нужным. Многие государства, такие как Германия, Дания, Новая Зеландия, планируют осторожно снимать ограничения. А в Соединенных Штатах президент Трамп дал каждому штату право составить себе календарь отмены профилактических мер.

Мир фактически запустил головокружительную серию экспериментов, проверяя не только результативность принимаемых мер по сглаживанию кривой распространения пандемии, но и способность своих экономик выжить в условиях переноса всей пригодной для этого деятельности в онлайн-режим. Другими словами, на наших глазах происходит эксперимент по проверке работоспособности и устойчивости интернета. Мы быстро выясняем, насколько он приспособлен к тому, чтобы создать прототип действующей экономики. Мир будет зависеть от этого прототипа еще долгое время после того, как страны начнут осторожно отменять свои карантины.

Хотя только часть любой экономики может функционировать в онлайне, успех перевода огромных пластов деятельности в «социально дистанцированный режим» зависит от множества цифровых услуг. Чтобы работники оставались на связи, нужны платформы и приложения для дистанционного общения, такие как Zoom или Skype. Чтобы обеспечивать удаленных работников продуктами питания и товарами первой необходимости, нужна электронная коммерция. Цифровые СМИ — особенно способные выдержать сокращение доходов от рекламы — необходимы, чтобы люди получали информацию и принимали оправданные коммерческие решения. А странам прежде всего нужны ресурсы для осуществления цифровых платежей, способные справиться с резким наплывом транзакций.

Всё это, в свою очередь, зависит от интернет-инфраструктуры и ее способности выстоять, несмотря на резкое нарастание цифрового трафика и одновременное использование приложений, для которых необходим широкополосный интернет. Чтобы уменьшить затраты, с которыми страны неизбежно столкнутся, политикам и технологическим компаниям нужно понимать слабые места интернет-услуг. Им также необходимы передовые практики, чтобы в срочном порядке вводить усовершенствования и планировать долгосрочные инвестиции на период, выходящий за пределы этого кризиса.

В Школе Флетчера при Университете Тафтса в рамках исследовательского проекта, профинансированного Mastercard Impact Fund и управлявшегося Mastercard Center for Inclusive Growth, мы изучили этот вопрос, оценив 42 страны, которые играют важную роль в мировой экономике и ввели меры социального дистанцирования. Некоторые страны, по которым у нас не было ключевых данных, мы оставили без внимания. Мы оценили «готовность к социальному дистанцированию» этих экономик, используя три показателя, разработанные совместно с нашей командой, в которую входили исследователи Гриффин Брюэр и Кристина Филипович.

  • Надежность ключевых платформ, необходимых для непрерывности бизнеса: сервисов для удаленной работы, площадок электронной коммерции, цифровых СМИ и систем цифровых расчетов в стране.

  • Распространенность и устойчивость возможностей для цифровых платежей и осуществления транзакций.

  • Устойчивость интернет-инфраструктуры перед резкими скачками трафика.

Используя эти данные, чтобы сопоставить страны по указанным выше параметрам, можно создать упрощенную, но все же полезную, на наш взгляд, картину. Результаты приведены ниже (чем выше балл страны, тем лучше у нее обстоят дела с каждым параметром).

Насколько страны готовы к удаленной работе

Цифровые платежи, интернет-инфраструктура и цифровые платформы определяют, насколько быстро мы можем справляться с удаленной работой. Вот как показали себя 42 страны.

Примечание: Данные по платежным системам получены на основании DEI-2017 и информации из базы данных Global Findex от Всемирного банка. «Надежность» оценивается по трем показателям для оценивания платформ от рейтинга Ease of Doing Digital Business: электронная коммерция (20%), цифровые СМИ (20%) и фриланс (20%), а также по состоянию инфраструктуры для электронных платежей на 2019 год (40%). «Устойчивость» рассчитана путем деления скорости загрузки в 4G в самый медленный час дня на среднюю скорость загрузки в 4G. Источник: Школа Флетчера при Университете Тафтса.

При изучении этой карты можно обнаружить несколько паттернов и сделать выводы на их основании.

Существует разделение на богатых и бедных, но есть также разделение на устойчивых и хрупких. В странах с продвинутой экономикой, находящихся в верхней части графика, самые надежные цифровые платформы, благодаря которым они лучше готовы к резкому переходу к онлайн-работе, чем развивающиеся страны внизу. В них также более крепкие механизмы для цифровых платежей. Однако устойчивость интернет-инфраструктуры сильно разнится от страны к стране, то есть в некоторых странах она может не справиться с повысившимся спросом. Страны в левой части графика столкнутся с неустойчивыми подключениями и замедлением загрузок по сравнению с «нормальными» показателями, а это может повредить производительности.

Нет прямого соответствия между готовностью к социальному дистанцированию и фактически введенными мерами. Хотя Сингапур и Нидерланды готовы лучше большинства стран, они придерживаются более осторожного подхода к социальному дистанцированию. Правительство Нидерландов рекомендовало: «Как можно дольше находитесь дома. По возможности работайте из дома. Выходите на улицу только при необходимости». По сравнению со своими соседями в Европе, эта страна придерживается менее агрессивного подхода к социальному дистанцированию. В Сингапуре, который долго не вводил карантин, только 40% работников в центральном деловом районе работали из дома в конце марта.

На другом конце спектра находится Индия, которая рано ввела полный карантин, затронувший 1,3 млрд человек, хотя относится к самым неподготовленным из 42 стран по всем трем параметрам. Сильнее всех пострадали индийские трудовые мигранты, не имеющие возможности работать удаленно, но неподготовленность страны в целом особенно ярко проявляется в дилемме, с которой столкнулась информационная отрасль Индии. По состоянию на вторую неделю апреля треть ее ИТ-специалистов все еще ходила на работу. Эти люди обслуживают ключевые функции компаний со всего мира, такие как бухучет, платежи, выставление счетов, управление персоналом, оплата труда, в рамках огромного массива бизнес-процессов, выведенных на аутсорсинг в Индию. Из этого положения дел Индии стоит сделать вывод, что ей нужны долгосрочные инвестиции в государственную соцподдержку и инфраструктуру.

Соединенные Штаты готовы, но недостаточно. Несмотря на некоторые опасения, Америка приспособлена к обеспечению непрерывности бизнеса благодаря надежным цифровым платформам и цифровой платежной инфраструктуре. Но скачки цифрового трафика, возникшие в связи с тем, что компании просят сотрудников работать из дома, стали стрессом для интернет-инфраструктуры. Интернет-трафик увеличился на 18% по данным на 22 марта, по сравнению с началом года. В момент написания этой статьи скорость загрузки в США держалась на высоком уровне, но в разных частях страны ситуация различалась. 88 из 200 самых густонаселенных городов столкнулись с теми или иными ухудшениями работы сети в конце марта. В Нью-Йорке скорость снизилась на 24%, а еще в трех городах — на 40%.

Однако по всем трем показателям выявилась крайняя неравномерность состояния интернета в США. Бедные и сельские регионы более уязвимы, так как в них более слабая инфраструктура. Широкополосный доступ в интернет в США один из самых дорогих в мире из-за недостаточно развитой конкуренции. Только у 19% американцев, живущих в сельской местности, есть альтернатива для их текущего поставщика широкополосного интернета, а конкуренция в этой области фактически отсутствует. Мы считаем, что политикам и законодателям стоит не только обязать провайдеров обеспечить американцев возможностью оставаться на связи, но и принять меры, рекомендованные представителем Федеральной комиссии по связи (ФКС) США Джессикой Розенворсел. Она рекомендует использовать полномочия ФКС по мобилизации провайдеров, чтобы создать зоны беспроводного доступа для студентов и больниц, ослабить ограничения на передачу данных и понизить плату. В долгосрочной перспективе США нужно обновить свою интернет-инфраструктуру, чтобы повысить скорости по всей стране и обеспечить доступ на более однородных условиях.

Евросоюз не готов. Большая часть Европы за немногими исключениями страдает от посредственной надежности платформ и уязвимой интернет-инфраструктуры. Почти по всей Европе скорость интернет-соединения гораздо ниже, чем в целом по США, а инфраструктура старше. Это означает, что службам, которые менее важны для экономической продуктивности, нужно срочно урезать свой трафик. Netflix и YouTube уже взяли на себя обязательство это сделать.

Это еще более необходимо в южной части ЕС, особенно в Италии. Как показывает график, в ней и недостаточно устойчивая инфраструктура, и менее надежные платформы. Ее показатели в числе худших по всей нашей выборке европейских стран. Тревожно то, что Италия также относится к числу государств, сильнее всего пострадавших от COVID-19.

На севере ЕС Швеция оказалась лучше всего подготовленной к удаленной работе с точки зрения надежности ее ключевых цифровых платформ и использования цифровых денег. Ахиллесова пята Швеции — интернет-инфраструктура. У нее гораздо меньше возможностей для приспособления к скачкам трафика, чем, например, у соседней Норвегии. С другой стороны, Швеция использует менее агрессивный подход к социальному дистанцированию, так что пока она может и не столкнуться ни с какими затруднениями.

Некоторые азиатские страны доказали свою инновационность и заставили нас пересмотреть устоявшееся мнение о них. Хотя они находятся рядом с изначальным источником пандемии, некоторые из них выбрали совершенно другой подход к использованию цифровых технологий. Интересный пример представляет Южная Корея. Ее интернет-инфраструктура — одна из самых устойчивых в мире, она активнее большинства стран использует цифровые платежи, а ее платформы надежны, хотя по этому показателю она и не на вершине. Однако Южная Корея стала первопроходцем использования геолокационного приложения для оценки соответствия поведения людей введенным правилам социального дистанцирования и их информирования о зараженных районах. Сингапур тоже разработал подобные сервисы для определения уровня риска и отслеживания контактов. Хотя эти подходы могут вызвать опасения за неприкосновенность частной жизни и насторожить противников слежки и надзора, они доказали свою эффективность. Теперь Apple и Google адаптировали эти новинки, создав для западных стран более уважительные к неприкосновенности частной жизни версии азиатских приложений, тем самым преодолев изначальное нежелание людей использовать цифровые технологии в таких целях.

Исключительным случаем стал Китай — исходная точка распространения COVID-19. Готовность Поднебесной к удаленной работе гораздо выше, чем в большинстве развивающихся стран, но она уступает в надежности платформ и устойчивости инфраструктуры государствам в верхней части графика. Однако, начав агрессивно закрывать регионы, сильнее других пораженные эпидемией, Китай стал использовать целый ряд цифровых технологий для предотвращения распространения инфекции и обеспечения исполнения мер по социальному дистанцированию, в том числе ИИ, отслеживание местонахождения, распознавание лиц, дроны и т. д. Приложения для медицинских кодов используются для присвоения китайцам цветных QR-кодов, соответствующих уровню риска распространения инфекции каждым человеком. По этим кодам определяется, кто должен быть изолирован. В зависимости от того, насколько сложными окажутся другие меры, нам не стоит удивляться, если эти гораздо более бесцеремонные китайские новинки тоже будут адаптированы к использованию в других странах.

Развивающийся мир подготовлен плохо. Страны, относящиеся к развивающимся рынкам, самые уязвимые, однако многие из них приняли меры, не согласующиеся с состоянием их интернет-инфраструктуры. В Мексике и Бразилии она гораздо более устойчивая, чем в Индонезии и Индии. По иронии, Мексика и Бразилия не сочли нужным вводить агрессивные меры социального дистанцирования, тогда как Индия ввела полный карантин. Позднее это сделала и Индонезия.

Для многих стран этот кризис показал недостатки их интернет-инфраструктур и неравенство в доступе к интернету. (По меткому выражению Уоррена Баффетта, «только когда начнется отлив, можно понять, кто купается голым».) Однако если государства признают недочеты, это поможет им выбрать более правильные направления для развития следующего поколения инфраструктуры. Когда Наполеон III перестроил Париж в XIX веке после эпидемии холеры, оказалось, что именно эта болезнь стала ключом к переосмыслению города. Парижские широкие и открытые бульвары, созданные, чтобы обеспечить доступ к людям солнечного света как дезинфектанта, до сих пор вдохновляют нас. Сейчас нам пора начать обдумывать такие «парижские бульвары», которые предстоит построить по ту сторону пандемии. Их неотъемлемой частью должны стать цифровые системы — платформы, цифровые платежи, интернет-инфраструктура, — жизненно важные в период удаленной работы. Пандемия подчеркнула, насколько взаимосвязанными стали разные части мира, поэтому нам нужно будет учиться друг у друга, когда эпидемия закончится и мы станем перестраивать наш мир.

Примечание редакции: каждый рейтинг или индекс — лишь один из способов анализа и сравнения компаний и регионов, основанный на конкретных данных и методологии. Мы в Harvard Business Review убеждены, что тщательно продуманный индекс способен предоставить важную информацию, но при этом остается лишь общим взглядом на картину в целом и может иметь недостатки. Мы призываем вас внимательно прочитать методологию.

Об авторах

Бхаскар Чакраворти (Bhaskar Chakravorti) — декан отделения международного бизнеса в Школе им. Флетчера в Университете Тафтса, основатель и исполнительный директор Института бизнеса в глобальном контексте им. Флетчера. Автор книги «The Slow Pace of Fast Change».

Рави Шанкар Чатурведи (Ravi Shankar Chaturvedi) — заместитель директора по исследованиям в институте бизнеса в глобальном контексте им. Флетчера при Университете Тафтса, научный сотрудник, занимается исследованиями инноваций и изменений.

От редакции. Эту статью и другие материалы, опубликованные в рубрике «2020: Уроки стойкости», вы можете читать бесплатно. Если наш контент помогает вам преодолевать трудности нынешнего кризиса, лучший способ поддержать HBR Россия — оформить подписку.

https://hbr-russia.ru/biznes-i-obshchestvo/uroki-stoikosti-2020/831863

2020-06-04T01:35:52.232+03:00

Mon, 08 Jun 2020 10:21:05 GMT

Какие страны лучше (и хуже) всех подготовились к жизни в эпоху COVID-19

Рейтинг цифровой подготовленности 42 стран мира

Бизнес и общество / 2020: Уроки стойкости

https://cdn.hbr-russia.ru/image/2020/4c/2q2q9/original-3j3.jpg

Harvard Business Review РоссияHarvard Business Review Россия

Harvard Business Review РоссияHarvard Business Review Россия