«Мы все устали, но это марафон, который мы бежим вместе» | Harvard Business Review Russia
20-21: Уроки стойкости

«Мы все устали, но это марафон, который мы бежим вместе»

Ребекка Цукер
«Мы все устали, но это марафон, который мы бежим вместе»
Фото: Quino Al/Unsplash

От редакции. Эту статью и другие материалы, опубликованные в рубрике «2020: Уроки стойкости», вы можете читать бесплатно. Если наш контент помогает вам преодолевать трудности нынешнего кризиса, лучший способ поддержать HBR Россия — оформить подписку.

Многие из нас уже некоторое время работают из дома. Очевидно, из-за этих изменений стало труднее работать тем, кто живет не один — с соседями по квартире, партнерами, супругами, детьми. А некоторые работники живут одни и теперь могут не тратить время на дорогу до работы. Интуитивно можно было бы предположить, что такие сотрудники будут не менее (если не более) результативны, поскольку исследования показали, что удаленные сотрудники успевают больше.

Безусловно, в некоторых случаях это может быть справедливо. Однако из разговоров с десятками клиентов и коллег я делаю вывод, что бывает и иначе. Раз за разом, общаясь со специалистами самых разных отраслей, независимо от их личных обстоятельств, я слышу от них, что они не только меньше успевают, но и выгорели эмоционально, ментально и физически.

У нас, как и у нашей медицинской системы, ограниченный ресурс. Вдобавок ко множеству объективных сложностей, мешающих сейчас многим сотрудникам делать свою работу, в жизни каждого из нас присутствует несколько неосязаемых препятствий, снижающих трудоспособность. Некоторые из них перечислены ниже.

Эмоциональная и когнитивная усталость

Пандемия обложила нас эмоционально-когнитивным «налогом», который оттягивает на себя часть нашей ограниченной мощности. В прежних нормальных обстоятельствах этот ресурс мы вкладывали бы в сосредоточенную работу. А теперь получается, что многие из нас — даже те, кого почти не отвлекают дома, — испытывают гораздо более сильную эмоциональную и когнитивную усталость, чем обычно.

Хотя многие, поверхностно оценивая свое состояние, говорят, что они «в порядке», они все равно в какой-то степени беспокоятся за собственное благополучие, здоровье близких, находящихся в группе риска, и испытывают чувство вины из-за того, что недостаточно хорошо справились с работой или не смогли помочь ребенку в учебе. Кому-то приходится иметь дело и с прямыми последствиями вируса. Одна моя клиентка рассказала, что не сразу нашла слова, чтобы сообщить своим детям о смерти пожилого соседа от COVID-19. Когда ближе к лету штаты начали постепенно снимать ограничения и организации задумались, как можно организовать возвращение сотрудников в офисы, у людей могли появиться дополнительные тревоги и опасения по поводу безопасности.

Осознанные они или нет, но беспокойство, тревога, горе в нашей операционной системе становятся чем-то вроде подпрограммы, работающей в фоновом режиме и занимающей место на нашем жестком диске, емкость которого ограничена. Исследование Роя Баумайстера также показало, что подавление и имитация эмоций, к которым мы можем прибегать, чтобы делать свою работу, обходятся нам недешево. Они истощают нашу силу воли и выматывают нас.

Усталость от сочувствия

Еще одна причина истощения — усталость от сочувствия. Проявляя эмпатию в отношении окружающих и делая усилие, чтобы понять их личные обстоятельства и лучше их поддерживать, мы невольно еще больше истощаем свой энергетический запас и свои ментальные ресурсы. Триша, моя клиентка, работающая консультантом руководителей, рассказала, что ее неожиданно вымотала забота об эмоциональном благополучии своей команды. Лично я как коуч управленцев и представитель «помогающей» профессии, работая с несколькими клиентами-руководителями, часто к трем часам дня чувствовала себя полностью вымотанной, хотя хорошо высыпалась. Некоторые мои коллеги испытали на себе тот же эффект.

Физическая усталость

советуем прочитать
Войдите на сайт, чтобы читать полную версию статьи
советуем прочитать
Приходите к нам лечиться
Владимир Рувинский