Как спастись от выгорания одиноким работающим родителям | Harvard Business Review Russia
20-21: Уроки стойкости

Как спастись от выгорания одиноким работающим родителям

Бриджид Шульте , Ставрула Пабст
Как спастись от выгорания одиноким работающим родителям
Иллюстрация: Bernd Vogel/Getty Images

От редакции. Эту статью и другие материалы, опубликованные в рубрике «20-21: Уроки стойкости», вы можете читать бесплатно.

Элисон Гриффин, старший вице-президент консалтинговой компании Whiteboard Advisors, специализирующейся на социально значимых проектах, и мать-одиночка, воспитывающая двоих сыновей, точно знает момент, когда во время пандемии дошла до предела и почувствовала выгорание.

Гриффин понимала, что ее компания настроена поддерживать родителей и родителей-одиночек вроде нее: руководство приветствовало гибкий подход. Гриффин годами работала удаленно из Колорадо на расположенную в Вашингтоне компанию. Во время пандемии ей дополнительно оплачивали уход за ребенком. Компания также берет на себя 100% медицинских расходов своих сотрудников. Но даже с такой поддержкой пандемия, карантин и закрытие школ и детских садов сделали сложную для одиноких родителей ситуацию почти безвыходной.

Месяцами Гриффин, как и многие другие родители маленьких детей во время пандемии COVID-19, вставала в пять утра и погружалась в работу по графику Восточного побережья. Она готовила детям завтрак во время телеконференций, поставив ноутбук на кухонный стол и надев наушники. Она работала без передышки примерно до пяти-шести часов вечера — и параллельно по возможности старалась следить за онлайн-уроками детей. Затем она искала в холодильнике что-нибудь на ужин и чаще всего делала горячие бутерброды с сыром, так как у нее не было времени купить продуктов. Затем, уложив детей спать, она возвращалась к электронной почте, которая грозила переполнить ее почтовый ящик, и только тогда вспоминала, что не сходила на почту, не купила лекарства и молока к хлопьям на завтрак, и слишком обессилена, чтобы что-то с этим поделать.

В отличие от тех, кто воспитывает детей в паре, Гриффин должна была справляться со всем самостоятельно.

Женщины, независимо от их семейного положения, во время пандемии несут основную нагрузку по уходу за детьми и их онлайн-обучению. Отчасти именно поэтому 2,3 млн женщин были вынуждены уйти с работы. У матери-одиночки Гриффин такой возможности не было. Она чувствовала, что едва справляется самостоятельно. Пандемия отрезала ее от «группы поддержки», состоящей из друзей, соседей, родственников, детского сада, нянь, знакомых, школы, школьных дополнительных занятий и даже бывшего мужа, которого она, как и многие другие матери-одиночки, привлекала к повседневной помощи. Стресс копился месяцами, пока однажды по дороге домой с совещания совета директоров она не попала в пробку из-за лесного пожара, превратившуюся в восьмичасовой кошмар. Чаша переполнилась. Она позвонила подруге и разрыдалась: «Мне нужно, чтобы мне дали передышку».

Гриффин не одинока. И хотя пандемия COVID-19 усугубила ситуацию, дело не в ней. Задолго до пандемии родители в США (независимо от семейного положения) имели один из самых высоких в мире уровней выгорания — с сильным истощением, негативизмом и чувством безрезультатности усилий в попытках справиться с семейными обязанностями. А еще они уже страдали от эпидемии профессионального выгорания, с теми же признаками истощения, разочарования и неэффективности. Опрос, проводившийся Gallup в 2018 году, показал, что две трети работников на полной ставке столкнулись с профессиональным выгоранием. Пандемия COVID-19, длящаяся уже больше года, только усугубила эту проблему, особенно у матерей. Недавнее исследование показало, что 9,8 млн работающих матерей — почти на 30% больше, чем работающих отцов, — чувствуют, что выгорели на работе, причем чаще это относится к чернокожим женщинам и женщинам азиатского и латиноамериканского происхождения.

Одинокие родители испытывают наибольшее напряжение. «Нет более сильного стресса», следует из нового исследования, посвященного матерям-одиночкам во время пандемии, проведенного Розанной Хертц, социологом из Колледжа Уэллсли. Как показали результаты ее анализа, женщины, живущие с детьми одни, чаще, чем матери в семьях с несколькими взрослыми, сообщали, что их рабочая продуктивность снизилась в результате необходимости заботиться о детях (с 57 до 47%). Одна из участниц, чьи слова отражают мнение других, сказала: «Дети для меня важнее всего, но требовалось еще и не терять продуктивность на работе».

«Пандемия наглядно продемонстрировала, как мы чувствовали себя еще до ее начала, и усилила эти чувства, — говорит Пола Дэвис, автор книги «Beating Burnout at Work» и мать-одиночка. — Выгорание может случиться, когда у вас слишком много рабочих обязанностей и слишком мало ресурсов. У одиноких родителей больше обязанностей и потенциально меньше ресурсов. И определенно меньше времени».

Одиноким родителям, которые меньше всех могут позволить себе выгорание, приходится труднее всего.

Доктор Стефани Ли, старший директор Child Mind Institute, отмечает широкое распространение выгорания в сообществах, с которыми она работает, особенно среди родителей-одиночек. «Одинокие родители особенно рискуют в связи с изоляцией, так как им необходимо ежедневно делать множество вещей, и им совершенно некому помочь», — говорит она. Изоляция оказалась для Мэтью Берка, школьного психолога из Филадельфии и отца-одиночки двух сыновей, особенно сложной, когда он лишился работы и оставался один с детьми большую часть прошлого года. «Это слишком, это действительно трудно, — говорит он. — Никто не любит своих сыновей сильнее, чем я. Но мне не хватает других своих ролей, помимо роли отца».

Пола Дэвис, в настоящее время возглавляющая Институт стресса и стрессоустойчивости и работающая с организациями над профилактикой выгорания, считает, что причины проблемы кроются в рабочих системах и культуре — например, высокой нагрузке при недостаточности персонала, отсутствии автономии, признания и поддержки и (особенно во время пандемии) отсутствии помощи с присмотром за детьми, что требует всесторонней стратегии. Да, на уровне организации и государственной политики нужно оказывать больше поддержки одиноким работающим родителям, но, по словам Дэвис, некоторые шаги можно предпринять самостоятельно, чтобы повысить собственную эффективность и, по крайней мере, отчасти облегчить стресс и тяготы выгорания.

Взгляните на картину в целом

Те, кто понимает, что выгорание не является индивидуальной проблемой или личной неудачей, требующей индивидуального решения, реже испытывают чувство вины или стыда. Даже социальный психолог Кристина Маслач, разработавшая Опросник выгорания, недавно написала, что смысл составления этого списка заключался в том, чтобы подтолкнуть работодателей к «созданию более здоровой обстановки на рабочих местах». Но это оказалось проблематично, особенно в США, где культура переработок господствовала еще задолго до пандемии. Поэтому Дэвис предлагает управлять выгоранием, проверяя себя по списку симптомов, чтобы иметь четкое представление, какие задачи или ситуации дают вам энергию, а какие отнимают. В каждом случае спрашивайте себя: «Это придает мне сил? Я чему-то учусь? Я продолжаю расти и развиваться?» Идея, говорит Дэвис, состоит в том, чтобы искать и запоминать позитивные события и информацию, которая может защитить вас от выгорания и повысить вашу стойкость.

Снизьте требования и пользуйтесь дополнительными ресурсами

Выгорание происходит, когда ресурсов на все необходимое не хватает. Рабочие требования контролировать сложнее, хотя здесь может быть полезно поговорить с менеджером и сообщить ему о своих потребностях. Дэвис предлагает одиноким родителям более разносторонне думать о том, как увеличить свои ресурсы. И речь не только о деньгах и времени (которых может не хватать, особенно у родителей-одиночек), но и о сильных сторонах. «Если вы настроены оптимистично, полны надежды, упорства, обладаете рабочей этикой, чувством юмора, умеете радоваться мелочам, как можно пользоваться своими сильными сторонами более продуманно? — говорит Дэвис. — С кем из важных для вас людей вы могли бы общаться более регулярно, пусть даже виртуально?»

Снизив требования, родители-одиночки дадут себе некоторую поблажку. «Когда я чувствую, что выгорела, больше всего мне помогает отказ от высоких стандартов, — рассказывает работающая в сфере рекламы Лорен Вайзер, мать-одиночка, которой приходится справляться с тем, что ее постоянно отвлекает семилетняя дочь, в то время как они обе пытаются работать и учиться из дома без посторонней помощи. — Я не надеюсь, что в доме будет чисто. Я не надеюсь, что смогу приготовить еду. Я просто стараюсь сейчас не требовать от себя слишком многого. У меня и так забот с лихвой».

Отмечайте маленькие победы

Доктор Ли из Child Mind Institute советует одиноким родителям, пытающимся справиться со своими многочисленными обязанностями, замечать свои успехи, даже маленькие. «Важно замечать не только свои достижения за день, но и отсутствие, например, споров, агрессии или вспышек гнева, — говорит она. — Сегодня все спокойны и в порядке, и это победа. Если мы не выполнили одно-два задания — это не конец света». Как пишет ученый-бихевиорист Адам Грант, «лучшим буфером против выгорания является ощущение ежедневного прогресса».

Просите о помощи

Родителям-одиночкам нужна поддержка как на работе, так и дома. Например, помощь соседей помогла Деанне Тенорио, матери-одиночке индейского происхождения из Нью-Мексико, справиться с напряжением последнего года, когда ей пришлось решать проблемы, связанные с увольнением из ресторана, где она работала, поиском нового места, необходимостью помогать 13-летнему сыну с онлайн-уроками и собственной учебой. В особенно сложный момент она обратилась в местную родительскую группу взаимопомощи. «Они приносили еду и продукты, открытки, пожелания, — рассказывает она. — Мы обожаем получать их посылки». Они помогают не только выжить, но и почувствовать единение с соседями и их поддержку.

Сделайте перерыв и отдохните (когда можете)

Майлин Лири, профессор менеджмента, говорит, что положение матери-одиночки вынудило ее лучше следить за своим временем и энергией и планировать отдых. «В лучшие времена я научила детей, что значит, когда мама говорит, что ей нужно отдохнуть, — говорит Лири. — Я понимаю, что мне нужно принимать решения, которые хороши для детей, но также хороши и для меня. Во время пандемии с этим сложнее, но я стараюсь».

Эти шаги очень помогли Элисон Гриффин восстановиться от выгорания. После того как она дошла до предела во время пандемии, то поняла, что никто не даст ей передышку. Она также осознала, что так хорошо прятала выгорание под маской продуктивности и профессионализма, что никто на работе не знал о нем. И тогда она попросила о поддержке — и об отпуске. С разрешения начальника она договорилась с коллегой, который временно возьмет на себя ее обязанности на работе, нашла, кому позаботиться о ее сыновьях, и на три недели отправилась в оздоровительный центр.

По возвращении она начала работать с психотерапевтом и выстраивать более комфортные границы между ее рабочей и домашней жизнью и множеством ролей. Теперь по утрам она находит время для разминки. Она выделяет в календаре время, чтобы помочь детям с домашним обучением и позаботиться о них, и поддерживает более подходящий ей график. Она старается не пользоваться телефоном и компьютером в выходные. По понедельникам она выбирает три главные рабочие и домашние задачи и не соглашается на новые, пока не выполнит запланированное.

Но она не смогла бы решить проблему выгорания, если бы ее менеджер не был готов проявить гибкость и если бы компания не дала ей оплачиваемый отпуск, что считается редкой привилегией для работников в США. «Пандемия помогла нам по-человечески понять друг друга, увидеть, кто как живет, пусть даже это были маленькие забавные ситуации, когда, например, в кадре во время звонка в Zoom появлялся ребенок или кот забирался на колени, мы узнали, что кто-то заботится о пожилых родителях, ждет прививки от COVID-19, заказывает доставку продуктов из магазина, — говорит Гриффин. — Надеюсь, мы начали понимать, что, когда у нас есть возможность позаботиться о себе, это идет на пользу всем».

Об авторах

Бриджид Шульте (Brigid Schulte) — журналист, автор бестселлера «Мне некогда! В поисках свободного времени в эпоху всеобщего цейтнота», глава исследовательской лаборатории Better Life Lab при неправительственном аналитическом центре New America.

Ставрула Пабст (Stavroula Pabst) — бывший стажер в отделе коммуникаций в лаборатории Better Life Lab при неправительственном аналитическом центре New America, изучает коммуникации и масс-медиа на программе Ph.D. в Афинском университете, комедийная актриса, одна из авторов американского сатирического сайта Reductress.

От редакции. Эту статью и другие материалы, опубликованные в рубрике «20-21: Уроки стойкости», вы можете читать бесплатно.

советуем прочитать