Инновации / Стартапы

С деньгами на выход: что стартаперам нужно знать об «изгнании» из компании

С деньгами на выход: что стартаперам нужно знать об «изгнании» из компании

22 марта 2018|Майкл ЭвенсМэтт Маркс

Предприниматели часто ищут инвестиции, чтобы усилить рост своих компаний. Это в первую очередь касается рынков с высокой конкуренцией, где именно от темпов развития зависит, станет ли проект успешным или провалится. Однако внешнее финансирование может предоставляться на определенных условиях, из-за чего предприниматели могут (и, возможно, должны) насторожиться. Вероятнее всего, они обнаружат, что их влияние на курс компании как в сфере распределения бюджета, так и контроля над советом директоров существенно уменьшится. Более того, их могут даже уволить, если инвесторы решат сместить их с должности и найти им замену.

От 20% до 40% основателей не сохраняют за собой изначальный статус (что подтверждает ряд исследований). Обычно их заменяют на более опытных управленцев, которые могут показаться более эффективными для масштабирования компании, подготовки к продаже или выходу на IPO. Можно предположить, что венчурные капиталисты — разумные люди, которые не стали бы смещать основателей, если бы это могло негативно повлиять на интересы компании — по крайней мере, в том, что касается ее перспектив выхода на рынок или слияния. Однако они зачастую переоценивают собственную важность в процессе доведения компании до «профессионального уровня». Что происходит со стартапами, когда основатели вынуждены покинуть их?

Чтобы изучить этот вопрос, мы обратились к данным Venturesource, которые включают показатели финансирования стартапов венчурными инвесторами, а также информацию о трудоустройстве учредителей стартапов, основанных в период с 1995 по 2008 г., и изменениях в их карьере. Благодаря этим данным можно понять, в какой момент происходила замена основателей на менеджеров (мы исходим из того, что такой вывод можно сделать, когда в штат компании приходит новый руководитель, название должности которого совпадает с официальной должностью основателя). Затем мы проверяли, остался ли основатель компании в списке ее сотрудников (зачастую с понижением) или же ушел из нее после смены руководства. Мы следили за деятельностью этих компаний все лето 2017 года, чтобы убедиться в существовании закономерности между сменой руководства и деятельностью стартапа.

По нашим подсчетам, приблизительно в 20% компаний, финансирующихся венчурными инвесторами, произошла смена руководства. Полученные показатели в общих чертах совпадают с результатами прочих исследований по данной теме, а также примерно соответствуют динамике смены руководства в публичных компаниях. Смена руководителей происходит все чаще по мере роста стартапа, когда у инвесторов появляется возможность оценить эффективность деятельности основателя. Разные типы венчурных капиталистов проводит примерно одинаковое число таких смен.

На следующей стадии нашего исследования мы решили установить взаимосвязь между сменой руководства компании и ее выходом на IPO или «привлекательной» сделкой — ситуацией, в которой при продаже компании удается вернуть более 150% привлеченного капитала.

На первый взгляд, может показаться, что вывод основателя из состава руководства негативно сказывается на эффективности компании, поскольку стартапы, где произошла даже частичная смена руководства, демонстрируют более низкие финансовые показатели. Однако этот результат может объясняться и тем, что именно в неуспешных стартапах возникает необходимость изменения структуры. Возможно, смена руководителя действительно способствует общему повышению работоспособности компании, но статистика неудачных стартапов искажает результаты выборки. Как же определить, является ли смена руководства позитивным или негативным фактором для эффективной работы компании?

Чтобы ответить на этот вопрос, мы изучили взаимосвязь между сменой руководства и эффективностью деятельности компании в ситуации, когда в силу непредвиденных обстоятельств становится сложнее (или, наоборот, проще) найти замену ушедшему, пониженному в должности или уволенному основателю компании. В идеале кандидат на замену должен быть опытным топ-менеджером из той же сферы деятельности, однако зачастую такие люди связаны со своими работодателями соглашением о неконкуренции, запрещающим принимать предложения о трудоустройстве в той же отрасли. Исследования показывают, что 70% руководителей высшего уровня в публичных компаниях подписали эти соглашения.

В США такие соглашения регулируются на уровне штатов. Там, где в силу законодательства сложно их применить, проще найти на замену руководителя опытного кандидата из той же сферы. За время нашего исследования в 14 штатах были приняты изменения в регулировании соглашений о неконкуренции, что и позволило изучить интересующий нас вопрос. При этом для того, чтобы внесенные на уровне штата изменения имели силу в том или ином конкретном случае, кандидаты на руководящие позиции должны проживать в том же штате, где зарегистрирована компания. Мы пришли к выводу, что при поиске менеджеров действительно существует тенденция отдавать предпочтение выходцам из того же штата: вероятность того, что в стартап наймут местных специалистов, а не кандидатов из других регионов, вдвое выше.

Мы также установили, что, когда принятые в штате изменения, касающиеся неконкуренции, упрощают процесс найма менеджеров, повышается и количество случаев смены руководящего состава. Если законодательство усложняет процесс, показатели смены руководства снижаются. А когда принятые законодательные акты позволяют с большей легкостью находить замену основателям компаний, стартапы, где произошли соответствующие изменения, демонстрируют рост, что повышает их шансы на IPO или успешную продажу. И, соответственно, когда найм менеджеров осложняется из-за законодательных барьеров, возможность выхода на IPO или выгодной сделки уменьшается.

Таким образом, мы пришли к выводу, что замена основателя компании на топ-менеджера, несмотря на то что зачастую она происходит в стартапах, испытывающих трудности в развитии, в целом положительно отражается на динамике компании. По нашим оценкам, повышение вероятности замены основателя на 14% (стандартное отклонение) увеличивает возможность успешного выхода на рынки или продажи на 25%.

В заключительной части исследования мы поставили перед собой задачу установить случаи, в которых замена основателя компании на топ-менеджера имеет самые значительные последствия. Неудивительно, что замена высшего руководящего состава влечет за собой более серьезные последствия, нежели перемены на уровне вице-президентов. Куда интереснее, что происходит, когда основатель остается в компании и когда уходит. Кажется, для основателя лучше уйти в отставку, но остаться с со своим детищем, но на самом деле стартапы демонстрируют большую эффективность, когда основатель окончательно покидает компанию. Можно предположить, что это может быть связано с тем, что присутствие потерявшего свой статус основателя может запутать сотрудников, или же основатель может даже попытаться вступить в борьбу за возвращение на руководящие позиции. Однако мы не располагаем прямыми доказательствами этого предположения.

Таким образом, беспокойство основателей проектов вполне оправданно: привлекая инвестиции, они рискуют потерять должность. Несмотря на то, что эта закономерность уже была установлена, никто до нас не изучал влияние венчурных капиталистов на деятельность компании. Результаты нашего исследования свидетельствуют о том, что основателям компаний можно не так уж сильно бояться замены — по крайней мере, с финансовой точки зрения — поскольку понижение может быть компенсировано за счет роста стоимости их доли в компании.

Об авторах. Майкл Эвенс — доцент факультета финансов и предпринимательства Калифорнийского Технологического Института. Мэтт Маркс — доцент Школы бизнеса Бостонского университета.

https://hbr-russia.ru/innovatsii/startapy/p26231

2018-03-22T03:00:00.000+03:00

Wed, 18 Apr 2018 14:29:15 GMT

С деньгами на выход: что стартаперам нужно знать об «изгнании» из компании

Что происходит, когда венчурные инвесторы смещают руководителей стартапов с их постов

Инновации / Стартапы

https://cdn.hbr-russia.ru/image/2018/2s/19xp86/original-1nj7.jpg

Harvard Business Review – РоссияHarvard Business Review – Россия



Harvard Business Review – РоссияHarvard Business Review – Россия