Самые цифровые страны мира: рейтинг 2020 года

Самые цифровые страны мира: рейтинг 2020 года
|12 января 2021| Бхаскар Чакраворти Аджай Бхалла Рави Шанкар Чатурведи

За минувший год из-за пандемии объем мировой экономики снизился на 4,4%. В то же время по всему миру ускорилась диджитализация. Страны объявляют локдауны (иногда по нескольку раз за год), закрывают школы и целые отрасли, а цифровые сектора — будь то сфера дистанционного образования, интернет-торговля или сервисы для работы из дома — приобретают особую важность. Как же этот тренд проявляется в разных странах? И что нужно сделать властям, компаниям и инвесторам, чтобы оседлать эту волну?

Наши коллеги из Школы Флетчера при Университете Тафтса в партнерстве с компанией Mastercard подготовили третье издание рейтинга Digital Evolution Scorecard (ее более ранние версии были опубликованы в HBR в 2015 и 2017 годах. Издание 2020 года сопровождает интерактивный симулятор политических мер. Рейтинг 90 экономик мира составлен на основании 160 индикаторов, отслеживающих четыре главных фактора: предложение, спрос, институты и инновации. Мы использовали как общедоступные, так и коммерческие данные из более чем 45 разных массивов информации, а также анализ, проведенный командой Digital Planet Школы Флетчера, чтобы исследовать следующие вопросы:

  • Предложение: насколько развиты цифровая среда и физическая инфраструктура, необходимые для обустройства цифровой экосистемы? (Сюда относятся доступность широкополосного интернета, качество дорог для доставки товаров из интернет-магазинов и прочие факторы.)

  • Спрос: хотят ли и могут ли потребители участвовать в цифровой экономике? Есть ли у них необходимые инструменты и навыки, чтобы подключиться к ней?

  • Институты: законы страны (и действия правительства) способствуют или мешают развитию цифровых технологий? Инвестируют ли власти в диджитализацию? Принятые меры госрегулирования: подталкивают они или, наоборот, тормозят использование и хранение данных?

  • Инновации: насколько развиты главные составляющие экосистемы инноваций: а) доступ к талантам и капиталу, б) процессы (например, сотрудничество между университетами и бизнесом) и в) выход к потребителю (новые цифровые масштабируемые продукты и услуги)?

В рейтинге мы собрали все эти данные и оценили экономики по двум показателям: текущее состояние цифровизации в стране и ее скорость (измеренная как прирост баллов рейтинга за 12 лет — с 2008-го по 2019-й). Как вы увидите на графике ниже, получившаяся «карта» разделяет экономики на четыре зоны: лидеры, замедляющиеся, перспективные и проблемные.

Цифровая эволюция: состояние и скорость

Лидеры

В эту зону входят экономики, которые отличает как высокий исходный уровень цифровизации, так и мощный темп развития этой сферы. Здесь особенно выделяются три страны: Южная Корея, Сингапур и Гонконг. Наряду с еще несколькими экономиками — например, Эстонией, Тайванем и ОАЭ — они стабильно попадают в число лидеров в таких индексах, демонстрируя как адаптивность, так и институциональную поддержку инноваций. Интересно, что США занимает второе место по цифровой эволюции после Сингапура: выдающийся темп роста для экономики такого размера и сложности.

Что же отличает эти страны? Каждый отдельный кейс уникален, но наш анализ позволяет предположить, что самые успешные из них выбрали следующие приоритеты:

  1. Поддержка внедрения цифровых потребительских инструментов (интернет-торговля, цифровые платежи, развлечения и т. д.);

  2. Привлечение, обучение и удержание ИТ-кадров;

  3. Пестование цифровых стартапов;

  4. Обеспечение быстрого и общедоступного доступа в интернет — как наземного (например, оптоволоконного), так и мобильного;

  5. Специализация на экспорте цифровых товаров, услуг или медиа;

  6. Координированный инновационный процесс: университеты, бизнес и ответственные за цифровое развитие министерства.

Перспективные

Эту зону характеризуют экономики, цифровая инфраструктура в которых пока ограничена, но которые стремительно цифровизуются. Здесь выделяется Китай: по темпу цифровой эволюции он существенно опережает все остальные страны — в первую очередь благодаря сочетанию быстрорастущего спроса и инноваций. Еще два заметных участника группы — Индонезия и Индия: это огромные страны, тем не менее занимающие третье и четвертое места в мире по темпам роста. Помимо этих крупных развивающихся стран, в нескольких государствах среднего размера — например, в Кении, Вьетнаме, Бангладеш, Руанде и Аргентине — цифровое развитие тоже идет ускоренными темпами, что указывает на потенциал расцвета диджитализации, которая благотворно повлияет как на восстановление экономики после пандемии COVID-19, так и на долгосрочную трансформацию.

На основе нашего анализа мы установили, что успешные прорывные экономики концентрируются на следующих задачах:

  1. Улучшение мобильного интернет-доступа, его доступности и качества, для более широкого распространения инноваций;

  2. Укрепление институциональной среды и развитие цифрового законодательства;

  3. Поощрение инвестиций в цифровые предприятия, финансирование цифровых НИОКР, обучение ИТ-кадров и использование приложений для создания рабочих мест;

  4. Меры по сокращению неравенства в доступе к цифровым инструментам по гендерным, классовым, этническим и географическим признакам (хотя во многом доступ по-прежнему остается неравномерным).

Замедляющиеся

К этой зоне относятся страны со зрелыми цифровыми системами, но невысоким темпом дальнейшего развития. Многие из этих стран входят в Евросоюз. Отчасти это объясняется естественным замедлением роста, которое приходит со зрелостью. Кроме того, многие страны этой зоны намеренно приняли решение пожертвовать темпом роста ради ответственного и инклюзивного развития. Чтобы вернуть темп роста (в то же время не отказываясь от своих ценностей), этим странам стоит сделать приоритетом следующие задачи:

  1. Защита от «цифровых плато»: дальнейшие инвестиции в устойчивые институциональные опоры, регуляторную среду и рынки капитала для поддержки дальнейших инноваций;

  2. Дальнейшее использование политических инструментов и регулирования для обеспечения равномерного доступа к цифровым возможностям и защита всех потребителей от нарушений конфиденциальности, кибератак и других угроз (и в то же время сохранение доступности данных для новых цифровых приложений);

  3. Привлечение, обучение и удержание профессионалов с цифровыми навыками — зачастую посредством реформ иммиграционной политики;

  4. Определение новых технологических ниш и создание экосистем, способствующих инновациям в этих сферах.

Проблемные

Наконец, последняя зона, куда вошли страны из Африки, Азии, Латинской Америки и Южной Европы, отличается как проблемами в существующей цифровой экосистеме, так и низким темпом роста. Странам этой зоны стоит брать пример с перспективных экономик в использовании цифрового роста как инструмента экономической устойчивости. В частности, в тех проблемных экономиках, где есть хороший спрос в цифровом сегменте, приоритеты должны быть следующими:

  1. Долгосрочные инвестиции в решение базовых проблем с инфраструктурой;

  2. Создание институциональной среды, которая поддерживает безопасное и широкое распространение цифровых продуктов и услуг среди потребителей — особенно если эти продукты способствуют продуктивности и созданию новых рабочих мест;

  3. Поддержка инициатив по развитию цифрового доступа для сегментов населения, исторически находящихся в слабом положении (особенно посредством сотрудничества государства с частным бизнесом);

  4. Поддержка приложений, которые решают насущные проблемы и тем самым могут стать катализаторами для распространения цифровых инструментов (например, платформ цифровых платежей).

Полная версия статьи доступна подписчикам
Выберите срок онлайн-подписки:

https://hbr-russia.ru/innovatsii/trendy/853688

2021-01-12T13:36:01.595+03:00

Tue, 12 Jan 2021 10:36:02 GMT

Самые цифровые страны мира: рейтинг 2020 года

Кто добился максимального цифрового роста в 2020 году и как на это повлияла пандемия

Инновации / Тренды

https://cdn.hbr-russia.ru/image/2021/b/12i08j/original-1dwa.jpeg

Harvard Business Review РоссияHarvard Business Review Россия

Harvard Business Review РоссияHarvard Business Review Россия