Управляй энергией | Harvard Business Review Russia
Тренды

Управляй энергией

Стапран Дмитрий
Управляй энергией

Российские компании сталкиваются с разными вызовами — высокие налоги, недоступные кредиты, падение спроса, скачки валютного курса. На этом фоне проблема энергосбережения — приоритет десятого порядка. Однако, несмотря на сравнительно небольшую долю электроэнергии в затратах российских компаний (2—3%), меры по повышению энергоэффективности практически всегда оправданы.

Даже простые шаги дают возможность сэкономить в среднем 20—30% энергии и окупить инвестиции за короткий срок. Некоторые организации возводят энергоэффективность в ранг стратегии, поскольку это укладывается в популярную сейчас концепцию устойчивого развития компаний. Успех бизнеса зависит не только от размера прибыли, но и от методов ее получения. А устойчивое развитие — это путь к более успешному управлению рисками и укреплению своего бренда и репутации.

Согласно исследованию Американского совета по энергосберегающей экономике, Россия по энергоэффективности занимает лишь 17-е место среди 23 наиболее развитых стран, на которые приходится 75% потребляемых на планете энергоресурсов и 80% мирового ВВП.

В пересчете электроэнергии на душу населения мы потребляем в два раза больше, чем страны с таким же уровнем развития экономики.

Эти цифры — следствие большой доли энергоемкой промышленности, доставшейся в наследство от СССР. На нее приходится свыше половины всего потребления энергии в России, при том что на домохозяйства — только 13%.

Сокращение затрат на энергию может дать ощутимый экономический результат. В свое время эксперты Всемирного банка посчитали, что для реализации потенциала повышения энергоэффективности России необходимы $320 млрд инвестиций от частных компаний и государства. Это обеспечит ежегодный экономический эффект в $120—150 млрд, то есть затраты окупятся всего за два-три года.

Высокий уровень потребления стал причиной многих перемен — от государственной стратегии энергоэффективности до реформы крупнейшей в мире энергокомпании РАО ЕЭС. Государство и госкомпании вообще определяют политику в вопросе энергоэффективности, что неудивительно с учетом 70% доли государства в экономике и 80% — в электроэнергетике. Однако это не значит, что частные компании не могут перехватить эстафету первенства.

В Северной Америке, Западной Европе и Северо-Восточной Азии именно энергоэффективность бизнеса стала локомотивом перемен.

В России некоторые компании тоже берут на вооружение энергосберегающие технологии.

Тактика и стратегия

Для энергоемких производств, в первую очередь металлургии, проблема расходов на элект­роэнергию стоит очень остро. В выплавке алюминия ее доля в себестоимости достигает почти трети всех затрат. В отрасли вообще говорят, что алюминий — это «упакованное в металл электричество», стоимость которого к тому же постоянно растет. Именно поэтому металлурги являются наиболее активными борцами за энергоэффективность.

Для «Русала», например, это стратегическая задача. За пять лет компания снизила потребление энергии на тонну металла почти на 4%, а инновационные технологии электролиза помогут уменьшить энергоемкость еще более чем на четверть. С учетом объемов потребления «Русала» это означает экономию десятков ­миллиардов рублей в год. Для выплавки алюминия заводы «Русала» потребляют чистую энергию гидроэлектростанций: Красноярской, Братской, Усть-Илимской и других.

С производством алюминия тесно связаны и другие энергоемкие предприятия. Например, на Красноярском металлургическом заводе, ­который производит из алюминия готовую продукцию, ежегодно принимают специальный план по экономии электроэнергии. В 2015—2016 годах удалось сэкономить более 15 млн кВт-часов, а это десятки миллионов рублей — за счет таких мер, как замена освещения в цехах и изменение режима работы печей.

Одному из крупнейших сталелитейных заводов России — Магнитогорскому металлургическому комбинату (ММК) — «энергетическая политика» также позволяет ежегодно сберечь более 1 млрд руб. На заводе есть фабрика идей — электронная платформа энергоменеджмента, на которуй каждый сотрудник может подать предложения по повышению энергоэффективности. С момента запуска набралось уже более 250 инициатив, а на их реализацию компания выделит в 2017 году 1,5 млрд руб.

Помимо краудсорсинга ММК использует еще один современный инструмент — энергосервисный контракт. Суть его в том, что расходы по модернизации несет не собственник, а сторонняя компания, с которой собственник расплачивается в рассрочку. Контракт с ММК предусматривает замену электрооборудования стоимостью 400 млн руб., а затраты окупаются менее чем за три года.

В энергоменеджменте есть свой знак качества — ИСО 50001. Этот стандарт внедрил у себя ММК. Но первым это еще в 2012 году сделал Новолипецкий металлургический комбинат (НЛМК), крупнейший производитель металла в России. Вообще в политике НЛМК и ММК много схожего. НЛМК тоже принял отдельную стратегию — энергетическую политику группы, которая предполагает не разовые, а постоянные улучшения. По духу это схоже с японской системой кайдзен. Только замена ламп в цехах НЛМК на светодиодные (LED) снизила затраты на освещение на 60%, что сопоставимо с объ­емом потребления небольшого поселка в 1 тыс. семей. Окупились затраты за два года.

советуем прочитать
Войдите на сайт, чтобы читать полную версию статьи
советуем прочитать
Хотите научиться думать?
Мариэтта Чудакова