Как инновации из Азии и Африки могут помочь в борьбе с COVID-19

Как инновации из Азии и Африки могут помочь в борьбе с COVID-19
22 июня 2020

От редакции. Эту статью и другие материалы, опубликованные в рубрике «2020: Уроки стойкости», вы можете читать бесплатно. Если наш контент помогает вам преодолевать трудности нынешнего кризиса, лучший способ поддержать HBR Россия — оформить подписку.

Удивительный факт: смертность от COVID-19 в США и Европе оказалась на несколько порядков (в сто или тысячу раз) выше, чем в некоторых частях Азии и Африки. На момент написания этой статьи во Вьетнаме, где живет 95 млн человек, а доход на душу населения в 20 раз меньше, чем в США, от COVID-19 не умер никто, хотя страна граничит с Китаем и связана с ним экономически. Смертность на 1 млн жителей в Гонконге, Сингапуре, Южной Корее, на Тайване, в Таиланде, а также в Эфиопии, Руанде, Сьерра-Леоне и Уганде, исчисляется единицами, а в Европе и США — сотнями.

Нельзя сказать, что этим азиатским и африканским странам помогают климат, демография, география, плотность населения или политическая система. Кроме того, доход на душу населения в большинстве этих стран ниже, чем в США. Но их объединяет одна важная вещь: богатый опыт борьбы с самыми разными эпидемиями: SARS, MERS, свиным гриппом, ВИЧ, Эболой, холерой и туберкулезом. С появлением COVID-19 эти страны быстро перестроили свои системы здравоохранения и разработали протоколы по борьбе с новой угрозой. Их жители и политики знали, что делать, — а США и Европа страдали. Но попытка перенять инновации у менее богатых стран может помочь.

Употребляя термин «обратная инновация», я имею в виду заимствование инноваций странами «триады» (Северной Америки, Западной Европы и Японии) у менее развитых или менее богатых стран из других регионов. Так, в случае с борьбой против COVID-19 США могут перенять у Азии и Африки относительно простые инновации в таких сферах, как тестирование, отслеживание контактов и устройство карантинов. COVID-19 пока не побежден, и после снятия карантина и начала сезона гриппа могут случиться новые вспышки. Более того, в будущем нас наверняка ждут новые пандемии. Важной частью стратегии США должно стать использование чужого опыта, в том числе опыта развивающихся стран.

Хорошая новость заключается в том, что некоторые американские компании занимаются этим уже сейчас. Вот две истории из штата Массачусетс.

Тестирование на COVID-19: урок Южной Кореи

Больницы всего мира пытаются решить одну задачу: как брать у людей анализы на COVID-19, не подвергая риску сотрудников и других пациентов. Одно из решений, которое обычно приписывают Южной Корее, — открыть медицинский драйв-ин и брать анализы у людей, пока они сидят у себя в машине. Эта простая идея уже широко распространилась в США: ее используют такие компании, как Walmart и Walgreens.

Но для Массачусетской больницы общего профиля (Mass General Hospital, MGH) такое решение не подходило, ведь она находится в оживленном центре Бостона. Поэтому в MGH пациентов тестировали на COVID-19 по одному в отдельной комнате. После каждого пациента комнату дезинфицировали, а врачи полностью меняли средства индивидуальной защиты. Между тестами проходило по 20 минут.

Южнокорейская больница города Йонъина использовала другое решение: кабины из прозрачного пластика с отрицательным давлением и отверстием в стенах, куда сотрудники вставляли руки в резиновых перчатках и брали мазки, не контактируя с находящимся внутри пациентом и не надевая полных защитных костюмов. Прочитав об этих кабинах, руководитель MGH попросил внутреннюю инновационную команду Springboard Studio разработать такие же.

Для этого Springboard нужно было подробнее изучить корейские кабины. Молодой аналитик Нур Аль-Султан обратился за помощью к доктору Сан-Ыль Киму, президенту больницы Йонъина, и на следующий же день получил подробные ответы. За девять дней Springboard построили прототип, а еще через месяц восемь кабин были введены в эксплуатацию. Расход дефицитных защитных костюмов сократился на 96%, проводить санитарную обработку стало проще, и на тест стало уходить всего 46 секунд, что многократно увеличило оборот пациентов.

Благодаря кабинам тестирование на COVID-19 стало безопаснее, быстрее и дешевле. С тех пор Springboard немного усовершенствовали их конструкцию и поделились инновациями с больницей Йонъина и с одним партнером из Уганды. Более того, кабины могут распространиться по США: как минимум одна компания федерального масштаба уже рассматривает их коммерческое производство. Конечно, одни кабины не решат проблему пандемии, но сейчас полезна каждая мелочь.

Директор Springboard доктор Кристиан Ольсон, поработавший в нескольких бедных странах, признает важность обратных инноваций: «Если мы проявим скромность и примем тот факт, что знаем не все, то сможем учиться у изобретательных людей со всего мира».

Отслеживание контактов: пример Африки

После начала пандемии большинство штатов США вовсю искали средства защиты, аппараты ИВЛ и койки, но отслеживанием контактов не занимались. Исключением стал штат Массачусетс. Там появилась масштабная система отслеживания контактов, основанная на опыте Совета здравоохранения и департамента здравоохранения по отслеживанию эпидемий.

На идеи губернатора Чарли Бейкера о борьбе с COVID-19 повлияли два человека: Стивен Кэдиш, бывший глава его администрации и опытный чиновник в сфере здравоохранения, и доктор Джим Ким, бывший президент Всемирного банка и сооснователь благотворительной фирмы «Партнеры по здоровью» (PIH). PIH уже более тридцати лет занимается здравоохранением в горячих точках — например, она помогала бороться с Эболой в Западной Африке в 2014—2016 годах, с холерой на Гаити в 2010-м, с туберкулезом в Лесото и с ВИЧ в Руанде.

Ким удивился тому, что американцы так скептически относились к пользе и даже к самой возможности государственного отслеживания контактов при борьбе с COVID-19. «Почему все думают, что США не удастся то, что при нашей помощи удавалось куда более бедным странам в намного худших условиях?» — спрашивает он.

Кэдиш познакомил Бейкера с Кимом, и тот убедил губернатора, что система отслеживания контактов может стать ключевым инструментом в борьбе с распространением вируса. Ким и Кэдиш настояли, что нужно не внедрять систему, основанную на приложениях (потенциально эффективную, но сложную и вызвавшую бы много проблем с конфиденциальностью и сохранностью данных), а обойтись старыми методами и просто нанять несколько сотен человек — тем более что это куда дешевле, чем уход за коронавирусными пациентами (по оценкам, стоимость найма 180 тыс. специалистов по отслеживанию контактов по всей стране составляет $12 млрд). Губернатор Бейкер поверил в слова Джима Кима о том, что число сотрудников должно соответствовать масштабу эпидемии, говорит Кэдиш. Бейкеру также понравился опыт PIH: Массачусетс мог «использовать то, что уже было удачно применено во многих других местах». За несколько дней Массачусетс открыл Центр по отслеживанию контактов (Community Tracing Collaborative, CTC), который возглавили два региональных ведомства — Оператор здравоохранения и Министерство здравоохранения. PIH помогли штату в найме и обучении сотрудников, а Accenture вместе с Salesforce предоставили основу проекта — колл-центр.

Из PIH в CTC пришли трое старших сотрудников. В их числе была доктор Эмили Роу, выпускница Гарварда, десять лет лечившая пациентов от инфекционных и незаразных болезней в Африке. Кроме того, благотворительная организация помогла найти и обучить сотрудников и разработала для них протоколы и скрипты на основе африканского опыта. PIH знали, как интегрировать сотрудников с государственными ресурсами здравоохранения. А главное, компания принесла свою философию, согласно которой сотрудники должны были общаться с пациентами по-человечески. «Мы должны дать пациентам то, что им нужно, — говорит Роу. — Никакое приложение не сможет поддержать их эмоционально и решить их сложные, уникальные проблемы во время изоляции и лечения». Роу считает, что технологии полезны, но только если использовать их в сочетании со специалистами.

На пике эпидемии 1700 сотрудников CTC совершали в день 8—10 тыс. звонков, а также вели пациентов во время карантина и лечения. Участие в программе было добровольным, и она предусматривала средства защиты данных и конфиденциальности. Пока еще рано судить о результатах, но Ким и Кэдиш уверены, что центр CTC сыграл важную роль в снижении заболеваемости и поможет взять COVID-19 под контроль.

Другие штаты тоже начали перенимать этот опыт. Когда Кэдиш организовал вебинар о модели CTC, его посетили сотрудники здравоохранения из 20 других штатов, в том числе Калифорнии, Иллинойса, Луизианы и Нью-Йорка. Многие сейчас стремятся укрепить имеющиеся у них ресурсы с помощью новых региональных проектов. PIH пообещала помочь Огайо, Ньюарку и, возможно, нескольким другим городам. Эксперимент CTC с отслеживанием контактов постепенно распространяется за пределы Массачусетса в другие города США.

Уроки

Из этих примеров можно извлечь три урока об использовании обратных инноваций в борьбе с COVID-19.

1. Любой менеджер или политик может запустить процесс обратных инноваций. Нужно только следить за всем миром, быть открытым к любым идеям, в том числе из бедных стран, и готовым адаптировать их под свою ситуацию.

2. Замечательно, если у вас есть сторонники с хорошей репутацией, такие, как Ким, Кэдиш, Роу или Ольсон, успевшие поработать и в развитых, и в развивающихся странах. А если у вас нет такого опыта, объединитесь с организациями, у которых он есть — такими, как PIH.

3. Вы сможете принести намного больше пользы, если, как больница MGH и центр отслеживания контактов CTC, распространите свои инновации на организации по всей стране.

Было бы полезно, если бы и федеральное правительство занялось обратными инновациями, ведь его полномочия куда шире, чем полномочия любой компании или штата. Например, федеральные власти лучше справились бы с отслеживанием контактов, ведь американцы постоянно ездят по всей стране. Федеральное ведомство также могло бы стать идеальным хранилищем лучших способов по борьбе с инфекционными заболеваниями со всего мира.

В борьбе с COVID-19 есть еще много неиспытанных возможностей обратных инноваций. Центр по развивающимся рынкам Северо-восточного университета работает над проектом по сбору таких идей. В их числе, например, цифровые технологии для отслеживания контактов, сканирование температуры людей в толпе с помощью ИИ, команды быстрого реагирования на вспышки и правила умного карантина. Кроме того, небогатые страны производят более дешевые, простые и быстрые тесты на COVID-19, а также дешевые респираторы и системы искусственной вентиляции. А главное, они могут помочь в разработке и массовом производстве лекарств и вакцин от COVID-19. К примеру, крупнейший и самый бюджетный производитель вакцин в мире — это индийская компания.

И, наконец, четвертый, и самый главный, урок заключается в том, что мы имеем дело с глобальной пандемией, и лучший способ с ней справиться — объединить всеобщие усилия.

Об авторе. Рави Рамамурти (Ravi Ramamurti) — почетный профессор, директор Центра по развивающимся рынкам в Школе бизнеса при Северо-восточном университете. Соавтор (вместе с Виджеем Говиндараджаном) книги «Reverse Innovation in Health Care: How to Make Value-Based Delivery Work» (Harvard Business Review Press, 2018).

От редакции. Эту статью и другие материалы, опубликованные в рубрике «2020: Уроки стойкости», вы можете читать бесплатно. Если наш контент помогает вам преодолевать трудности нынешнего кризиса, лучший способ поддержать HBR Россия — оформить подписку.

https://hbr-russia.ru/innovatsii/upravlenie-innovatsiyami/833118

2020-06-22T11:55:47.202+03:00

Harvard Business Review Россия

Mon, 22 Jun 2020 09:44:36 GMT

Как инновации из Азии и Африки могут помочь в борьбе с COVID-19

Зачем США и Европе нужно использовать обратные инновации во время пандемии

Бизнес и общество / 2020: Уроки стойкости

https://cdn.hbr-russia.ru/image/2020/4u/o8mlt/original-vex.jpg

Harvard Business Review РоссияHarvard Business Review Россия

Смотрите на YouTube-канале HBR Россия «Счастливая жизнь после работы» vs «Умереть у станка»
Подробнее
Закрыть

Harvard Business Review РоссияHarvard Business Review Россия