Эдисон от медицины

Эдисон от медицины
|17 августа 2017| Стивен Прокеш

В день отъезда Джеймс Дальман зашел в кабинет Боба Лэнгера в Институте интегративных исследований рака Дэвида Коха при Массачусетском технологическом институте — чтобы попрощаться и попросить совета. Лэнгер и Дэн Андерсон руководили его докторской, а теперь 29-летний Дальман уезжал в Технологический институт Джорджии, где ему предложили место на кафедре биоинженерии.

«Займись большим делом — сказал ему Лэнгер. — Таким, которое поможет изменить мир».

Эти слова — не просто напутствие бывшему­ аспиранту, а жизненное кредо Лэнгера — инженера-химика, пионера в исследованиях искусственных тканей и контролируемого высвобождения лекарственных средств — на протяжении 40 лет работы в MIT. И это часть формулы успеха Langer Lab — одной из самых результативных исследовательских групп мира.

Академические, корпоративные и государственные лаборатории и их руководители многое могли бы почерпнуть у Лэнгера. Чтобы стимулировать исследования и превращать открытия в конкретные продукты, он придерживается пяти принципов. Это фокус на самых значимых проблемах; грамотное преодоление «долины смерти» между научной разработкой и ее коммерческим выпуском; поддержка междисциплинарного сотрудничества; извлечение пользы из постоянной текучки ученых и сжатых сроков финансирования проектов; баланс творческой свободы и поддержки со стороны руководства.

Только в США на исследования тратится около $500 млрд в год. Однако, по утверждению Кента Боуэна, почетного профессора Гарвардской школы бизнеса, много лет изучавшего академические и корпоративные лаборатории, «по большей части они погрязли в рутине. Если бы лаборатории строились по типу лэнгеровских, теснее сотрудничали и занимались важнейшими проблемами, Америка реализовала бы свой гигантский потенциал и стала намного богаче».

Достижения Лэнгера во многом уникальны­. Его индекс цитируемости Хирша равен 230 — такого уровня не достигал ни один инженер в истории. Более 1100 его выданных и заявленных патентов уже лицензированы и сублицензированы примерно 300 компаниями — фармацевтическими, химическими, биотехнологическими, а также производящими медицинские устройства. Неудивительно, что Лэнгера называют Эдисоном от медицины. Его лаборатория (одна и с партнерами) дала жизнь 40 новым компаниям, 39 из которых существуют до сих пор — самостоятельно или в составе купивших их организаций. Их общая рыночная стоимость превышает $23 млрд (не считая Living Proof — производителя средств для ухода за волосами, купленного Unilever за неназванную сумму).

Главным «продуктом» лаборатории всегда были и остаются люди: почти 900 ученых, работавших здесь во время или после написания диссертации, сделали незаурядную карьеру в науке, бизнесе или венчурных инвестициях. 14 ученых стали членами Национальной академии инженерии, 12 — членами Национальной академии медицины.

Междисциплинарный подход пока не стал общепринятым в науке, но за последнее десятилетие здесь произошли подвижки. Университеты стремятся решать насущные проблемы человечества и создавать новые компании, а это невозможно без разностороннего опыта. В деловом мире сотрудничество развито намного больше, но и бизнесу было бы полезно перенять опыт Лэнгера по превращению открытия в продукт: это поможет создавать совершенно новые предложения и постоянно обновлять или преобразовывать компанию.

Идея коротко

ПРОБЛЕМА

Исследования на ранних этапах — дороги, рискованны и непредсказуемы, поэтому корпорации избегают их, тем самым сужая свои возможности.

РЕШЕНИЕ

Организуя исследования, нацеленные на решение значимых проблем общества, компании способны принести пользу миру и заработать немало денег.

МОДЕЛЬ

Боб Лэнгер из MIT создал надежную формулу получения множества открытий и быстрого их превращения в продукты для людей. Этой формулой может воспользоваться любая организация.

ФОКУС НА САМЫХ ЗНАЧИМЫХ ПРОБЛЕМАХ

«Думай не о деньгах, а о пользе для общества» — принцип, на который Лэнгер опирается при выборе проектов. Идея проста: если создать нечто действительно значимое, клиенты и деньги придут сами. Многие крупные корпорации мыслят наоборот: если идея продукта настолько нова, что невозможно подсчитать дисконтированный поток денежных средств, они отказываются от нее — или дают задний ход при первых трудностях (а в случае с серьезными исследованиями они нередки).

Лэнгер оценивает эффективность разработки исходя из количества людей, которым она может помочь. Выросшие из его лаборатории компании биоисследований способны улучшить жизнь почти 4,7 млрд человек (по оценке венчурной фирмы Polaris Partners, инвестировавшей во многие из этих организаций). Например, один из продуктов лаборатории, выведенный на рынок в 1996 го-­

ду, представляет собой особую пластину, вживляемую в мозг для доставки химиотерапевтических средств непосредственно в глиобластому. Другой продукт, недавно переданный новой компании Sigilon, работающей в Кембридже (Массачусетс), — потенциальное лекарство от диабета первого типа, разработанное совместно с учеными из других университетов. Как показали опыты, заключение бета-клеток в полимерную оболочку защищает их от разрушения иммунной системой, не мешая определять уровень сахара в крови и высвобождать нужные дозы инсулина.

Актуальные и амбициозные проекты лаборатории притягивают фонды, компании, ученых из других исследовательских групп, а также государственные организации, в том числе национальные институты здравоохранения. Фонды и компании (от Фонда Билла и Мелинды Гейтс и Фонда исследований по раку простаты до Novo Nordisk и Hoffmann-La Roche) сегодня обеспечивают 63% от $17,3-миллионного годового бюджета лаборатории. «Главное, почему мы решили работать с Бобом, — его лаборатория многого достигла в области контролируемой доставки лекарств в организм, — говорит Дэн Хартман, директор по разработкам Фонда Билла и Мелинды Гейтс и главный координатор партнерства Фонда и лаборатории. — Компетентность и изобретательность Боба и его команды невозможно переоценить».

Второй критерий отбора проектов — соответствие сфере интересов лаборатории: разработка и доставка лекарств в организм, тканевая инженерия, биоматериалы. «Мы работаем на стыке материаловедения, биологии и медицины», — объясняет Лэнгер.

В третью очередь он задается вопросом: может ли та или иная медицинская или научная задача быть решена (в его лаборатории или вне ее) существующими методами или их адаптацией?

Этот подход рушит стереотипы о превращении открытия в продукт. Многие считают этот процесс линейным: фундаментальные исследования (расширение знаний о мире без практических целей) приводят к прикладным (нацеленным на решение проблем), а те — к коммерческой разработке (превращению открытий в реальные операции и продукты) и затем к массовому производству. Это представление восходит к Ванневару Бушу, главе Исследовательского комитета национальной обороны и Бюро научных исследований и разработок в период Второй мировой — известному стороннику сильной господдержки фундаментальной науки.

После войны базовыми исследованиями в основном занимались университеты, но корпорации, такие как AT&T, Corning, DuPont и IBM, тоже внесли свою лепту. В последние десятилетия крупные компании стали считать науку слишком затратным и рискованным делом: результаты непредсказуемы, их нужно долго ждать, а выгоду из них извлечь непросто. Теперь бизнес все больше полагается на академические разработки — то приобретая или лицензируя их, то поддерживая или покупая соответствующие стартапы, то финансируя исследования или направляя в лаборатории своих ученых.

Однако последовательный путь не универсален. С середины XIX века выдающиеся исследователи расширяли границы фундаментальной науки для решения актуальных проблем общества. Известный политолог из Принстона Дональд Стоукс относил такие исследования к «квадранту Пастера»: Луи Пастер изучал микробиологию с целью победить болезни и порчу продуктов. В числе других подобных примеров — лаборатория Белла, на счету которой множество фундаментальных открытий, сделанных в попытках усовершенствовать и расширить системы коммуникации, и Агентство передовых оборонных исследовательских проектов США (DARPA) — одна из самых успешных инновационных организаций в истории.

Langer Lab тоже, безусловно, относится к квадранту Пастера. Ее ученые посвящают большую часть времени прикладной науке и инженерии, решая важнейшие проблемы общества, но в процессе зачастую раздвигают границы знаний о мире. Например, одна из их важнейших разработок — способ доставки в организм лекарств с крупными молекулами: пористые полимеры позволяют делать это в нужных дозах и в нужное время на протяжении нескольких лет. Для этого понадобилось развить физические и математические модели протекания.

Увы, сегодня бизнес редко увязывает базовые исследования с практическими задачами. В числе исключений — изыскания Corning в сфере квантовой связи и материалов для улавливания CO2; когнитивные вычисления и «умные города» IBM; проекты Alphabet в сфере здравоохранения и беспилотных автомобилей. «Это происходит крайне редко, — говорит Гэри Пизано, профессор Гарвардской школы бизнеса. — А ведь решив значимую проблему общества, можно заработать уйму денег».

С Пизано соглашается Сьюзан Хокфилд, профессор нейробиологии в Институте Коха, бывший президент MIT: «Ситуация с корпоративными исследованиями вызывает недоумение. Например, фармацевтические компании активно вкладываются в самые ранние, зондирующие исследования. Может, им стоит теснее сотрудничать с биологами и инженерами из других областей? Я работала в комиссии по проверке государственных лабораторий, и меня поразили их достижения, но неужели нельзя превращать больше разработок в рыночные продукты?».

ИЗОБРЕТАТЬ КАК ЛЭНГЕР

Корпорации редко решаются на фундаментальные исследования: это дорого, рискованно и непредсказуемо, а выгоду могут получить другие. Следуя принципам Langer Lab, компании смогут иначе взглянуть на науку и получить от нее больше.

Полная версия статьи доступна подписчикам
Выберите срок онлайн-подписки:

https://hbr-russia.ru/innovatsii/upravlenie-innovatsiyami/a21981

2017-08-17T03:00:00.000+03:00

Fri, 27 Nov 2020 06:16:32 GMT

Эдисон от медицины

Уроки одной из самых доходных и продуктивных исследовательских групп

Инновации / Управление инновациями

https://cdn.hbr-russia.ru/image/2018/2s/v665z/original-14ec.png

Harvard Business Review РоссияHarvard Business Review Россия

Harvard Business Review РоссияHarvard Business Review Россия